Верховный Суд
Республики Беларусь

Интернет-портал судов общей юрисдикции Республики Беларусь

+375 (17) 308-25-01

+375 (17) 215-06-00

220020, г. Минск, ул. Орловская, 76

Актуально

  28244
О назначении судебного разбирательства по уголовному делу по обвинению Сазанович Я.С., Навоши Д.А., Занемонской В.И., Высоцкой О.В., Богдановича Д.А. в совершении преступлений, предусмотренных ч.3 ст.130, ч.3 ст.203-1 УК Республики Беларусь
21 ноября 2022  1229 14 ноября 2022  752 11 ноября 2022  1088 11 ноября 2022  1872 8 ноября 2022  1095

Решение Верховного Суда Республики Беларусь по делу № 1ИГПА212

11 июня 2021  714

                                                                           дело №1ИГПА212

                                                                              Р Е Ш Е Н И Е

                                                                 Именем Республики Беларусь

8 апреля 2021 года судебная коллегия по делам интеллектуальной собственности Верховного Суда Республики Беларусь в составе председательствующего судьи ….,

судей  …. и ….,                                                                

при секретаре судебного заседания  ….,

с участием представителей заявителя − компании «Л» («L»), Федеративная Республика Германия, − адвоката К.  и патентного поверенного Т.,

представителя органа, решение которого обжалуется, − государственного учреждения «Национальный центр интеллектуальной собственности» − Т.,

представителя заинтересованного лица − общества с ограниченной ответственностью «Г», Республика Беларусь, − адвоката С.,     

рассмотрев в открытом судебном заседании в помещении Верховного Суда Республики Беларусь гражданское дело по жалобе компании «Л» («L»), Федеративная Республика Германия, на решение Апелляционного совета при патентном органе от 9 ноября 2020 года № __, 

У С Т А Н О В И Л А:

заявитель – компания  «Л» («L»), Федеративная Республика Германия (далее – компания «Л»),  в жалобе суду и в дополнении к ней указал, что решением  Апелляционного совета при патентном органе от 9 ноября  2020г. №__ (далее – решение Апелляционного совета) ему было отказано в удовлетворении возражения против предоставления правовой охраны в Республике Беларусь товарному знаку «COLOURLOCK» по свидетельству Республики Беларусь № 48133 (далее – товарный знак №  48133), зарегистрированному  на  имя общества с ограниченной ответственностью «Г», Республика Беларусь (далее – ООО «Г») в отношении  товаров  01, 02, 03, 16 и 21 классов Международной классификации товаров и услуг (далее – МКТУ). 

По мнению заявителя, решение Апелляционного совета является незаконным и необоснованным, так как предоставление правовой охраны в Республике Беларусь товарному знаку № 48133 противоречит требованиям ст.6-septies Парижской конвенции по охране промышленной собственности от 20 марта 1883г. (далее – Парижская конвенция) и пп.5.1 п.5 ст.4 Закона Республики Беларусь «О товарных знаках и знаках обслуживания».

Заявитель полагает, что ООО «Г» является агентом (представителем) компании «Л», поскольку на дату подачи заявки на регистрацию товарного знака № 48133 распространяло на территории Республики Беларусь товары, маркированные принадлежащим заявителю товарным знаком № 000271221, зарегистрированным в странах Европейского союза с более ранним приоритетом в отношении однородных товаров. Разрешения компании «Л» на регистрацию товарного знака № 48133, сходного до степени смешения с товарным знаком № 000271221, ООО «Г», как агент (представитель) заявителя, не получало.

Также, по мнению заявителя, обозначение, зарегистрированное в качестве товарного знака № 48133, способно ввести потребителя в заблуждение относительно изготовителя товара, поскольку указанный знак является сходным до степени смешения с товарным знаком заявителя, который на дату приоритета оспариваемого товарного знака был известен потребителям Республики Беларусь как обозначение, индивидуализирующее изготовителя - немецкую компанию «Л».

Ссылаясь на указанные обстоятельства, заявитель просил отменить решение Апелляционного совета и признать недействительным предоставление правовой охраны товарному знаку  № 48133 в отношении  всех товаров  01, 02, 03, 16 и 21 классов  МКТУ, для которых знак зарегистрирован.

В судебном заседании представители заявителя – компании «Л» − адвокат К. и патентный поверенный Т.  жалобу поддержали  по основаниям, изложенным в жалобе и дополнении к ней. 

Представитель органа, решение которого обжалуется –государственного учреждения «Национальный центр интеллектуальной собственности» (далее – Национальный центр интеллектуальной собственности), Т. просила отказать в удовлетворении жалобы, полагая  решение  Апелляционного совета законным  и обоснованным. По ее мнению, заявителем не представлено доказательств о том, что  ООО «Г» на дату приоритета оспариваемого товарного знака являлось агентом (представителем) компании «Л» и действовало в ее интересах, а также доказательств, свидетельствующих о способности товарного знака ввести потребителя в заблуждение относительно изготовителя товара.

Представитель заинтересованного лица – ООО «Г» – адвокат С. полагал жалобу не подлежащей удовлетворению по основаниям, указанным в решении Апелляционного совета. Также просил в случае отказа в удовлетворении жалобы взыскать с заявителя в пользу ООО «Г» на основании ст.124 ГПК Республики Беларусь судебные расходы по оплате помощи представителя в размере 450  рублей.

Заслушав объяснения представителей юридически заинтересованных в исходе дела лиц, проверив и исследовав письменные доказательства по делу, судебная коллегия приходит к следующему.

Согласно п.1 ст. 2 Закона Республики Беларусь «О товарных знаках и знаках обслуживания» (далее – Закон) (в редакции от 15 июля 2009г., действовавшей на  дату приоритета товарного знака № 48133), правовая охрана товарного знака в Республике Беларусь осуществлялась на основании его регистрации в государственном учреждении «Национальный центр интеллектуальной собственности» в порядке, установленном законодательством о товарных знаках, или в силу международных договоров Республики Беларусь.

В силу пп 1.1 п.1 ст. 25,  ч.1, ч.2 п.3 и п.4 ст. 25  Закона  (в редакции от 18 декабря 2019г.) предоставление правовой охраны товарному знаку может быть признано недействительным полностью или частично в течение срока действия правовой охраны, если она была предоставлена в нарушение требований, предусмотренных пунктом 1 статьи 2, статьей 4, пунктами 4 и 5 статьи 5  указанного  Закона.

Любое лицо может подать в сроки, предусмотренные пунктом 1 настоящей статьи, возражение против предоставления правовой охраны товарному знаку в Апелляционный совет, если правовая охрана была предоставлена в нарушение требований, предусмотренных статьей 4 настоящего Закона.

Заинтересованное лицо или его представитель могут подать в сроки, предусмотренные пунктом 1 настоящей статьи, возражение против предоставления правовой охраны товарному знаку в Апелляционный совет, если правовая охрана была предоставлена в нарушение требований, предусмотренных пунктом 1 статьи 2, статьей 5 настоящего Закона, а также по основанию, предусмотренному подпунктом 1.3 пункта 1 настоящей статьи.

Решение Апелляционного совета, принятое по результатам рассмотрения возражения против предоставления правовой охраны товарному знаку, может быть обжаловано в Верховный Суд Республики Беларусь в течение шести месяцев с даты его получения.

Судебной коллегией установлено, что в Республике Беларусь товарному знаку № 48133 была  предоставлена правовая охрана по заявке №___ с приоритетом от 30 августа 2011г. на имя ООО «Г» в отношении товаров 01, 02, 03, 16 и 21 классов МКТУ.

Знак зарегистрирован  в Государственном  реестре товарных знаков  и знаков обслуживания Республики Беларусь (далее – Реестр товарных знаков)  20 декабря 2013г.

Товарный знак № 48133 представляет собой композицию, состоящую из словесного элемента «COLOURLOCK», выполненного заглавными буквами латинского алфавита особым шрифтом, и изобразительного элемента в виде стилизованного изображения солнца и исходящих от него лучей, которые расположены над буквами «R» и «L»  указанного словесного элемента; на буквах «О», «U», «R» и  «L» размещены  под наклоном  тонкие штриховые линии.  Знак охраняется в золотистом, черном цветовом сочетании.

Срок действия его правовой охраны  –  по  30 августа 2021г.

Сведения о предоставлении правовой охраны указанному средству индивидуализации были опубликованы в официальном бюллетене патентного органа 15 марта  2014г.

Из объяснений в судебном заседании представителей заявителя и выписки  из Реестра участкового суда г.Гёттингена  от  25 сентября 2020г. следует, что компания «Л» зарегистрирована по законодательству Федеративной Республики Германии 1 октября 1995г. в Реестре участкового суда г.Гёттингена за номером ___. Видами деятельности компании являются, в том числе,  производство и продажа  средств по уходу за кожаными изделиями.      

Согласно свидетельству на товарный знак № 000271221 Европейского союза, 10 марта 1999г. на имя указанной компании в странах Европейского союза был зарегистрирован товарный знак «COLOURLOCK» с приоритетом от 8 мая 1996г. в отношении товаров 01, 02 и 03 классов МКТУ, регистрационный номер 000271221.

Знак является комбинированным и содержит словесный элемент «COLOURLOCK», выполненный заглавными буквами латинского алфавита в черном цвете в особом графическом исполнении, и изобразительные элементы  в виде тонких линий  белого цвета,  расположенных  под наклоном на буквах  «O», «U», «R», «L»  указанного словесного элемента. 

Согласно эксклюзивному дистрибьютерскому договору №__ (далее – дистрибьютерский договор №__), заключенному 1 января 2009г. между компанией «Л» (производитель) и компанией «Я» (дистрибьютер), Республика Польша (далее- компания «Я»), последней было предоставлено право на распространение продукции названного изготовителя на территории Республики Польша, Чешской Республики и Республики Беларусь.

Как следует из раздела 2.3 данного договора компания «Я» не является уполномоченным агентом или представителем  указанного изготовителя, не обладает никакими правами и полномочиями, кроме указанных в договоре.

Между компанией «Я» (поставщик) и ООО «Г» (покупатель) 25 февраля 2010г. был заключен контракт №_ на поставку товаров, произведенных компанией «Л».

По делу  также установлено, что 9 июня 2020г. компания «Л» (заявитель) обратилась в Апелляционный совет с возражением против предоставления правовой охраны товарному знаку № 48133 на основании  ст. 6-septies  Парижской конвенции. Возражение аргументировано  тем, что ООО «Г», являющееся в Республике Беларусь агентом компании «Л», на имя которой на территории стран Европейского союза зарегистрирован товарный знак № 000271221, без её разрешения зарегистрировало в Республике Беларусь товарный знак № 48133,  сходный до степени смешения с  товарным знаком заявителя в отношении однородных товаров. Также, по мнению возражающей стороны, предоставление правовой охраны товарному знаку № 48133 противоречит  пп. 5.1 п. 5 ст. 4 Закона, поскольку товарный знак способен ввести потребителя в заблуждение относительно  изготовителя товара.

Решением Апелляционного совета от 9 ноября 2020г. №__ в удовлетворении возражения было отказано.

Отказ аргументирован отсутствием доказательств, свидетельствующих о том, что ООО «Г» на дату приоритета товарного знака № 48133 на территории Республики Беларусь являлось агентом (представителем) компании «Л», и доказательств, с достоверностью подтверждающих способность указанного знака ввести потребителя в заблуждение  относительно изготовителя товара.

Не согласившись с указанным решением, заявитель в установленном порядке и срок обратился в суд с настоящей жалобой.

Данные обстоятельства, кроме объяснений юридически заинтересованных в исходе дела лиц, подтверждаются выпиской от 25 сентября 2020г. из реестра  участкового суда г.Гёттингена; письмом компании «Л» от 8 ноября 2018г., содержащим сведения о видах её деятельности; свидетельством на товарный знак № 000271221 Европейского союза; выпиской от  11 марта  2021г.  из Реестра товарных знаков, содержащей сведения о товарном знаке № 48133; дистрибьюторским договором, заключенным между компанией «Л» и компанией «Я»;  контрактом №_ от 25 февраля 2010г. между компанией «Я» и ООО «Г»  на поставку товаров, произведенных компанией «Л»; решением Апелляционного совета от 9 ноября 2020г.  № __; материалами дела №__ Апелляционного совета по рассмотрению  возражения компании «Л», исследованными в ходе судебного разбирательства.

Проверив законность и обоснованность решения Апелляционного совета, судебная коллегия приходит к выводу об отсутствии оснований для его отмены исходя из следующего.

В силу ч. 1 и ч.2 ст.6 ГК Республики Беларусь Республика Беларусь признает приоритет общепризнанных принципов международного права и обеспечивает соответствие им гражданского законодательства.

Нормы гражданского права, содержащиеся в международных договорах Республики Беларусь, вступивших в силу, являются частью действующего на территории Республики Беларусь гражданского законодательства, подлежат непосредственному применению, кроме случаев, когда из международного договора следует, что для применения таких норм требуется издание внутригосударственного акта, и имеют силу того правового акта, которым выражено согласие Республики Беларусь на обязательность для нее соответствующего международного договора.

Согласно  п.1 ст. 1017 ГК Республики Беларусь товарным знаком и знаком обслуживания признается обозначение, способствующее отличию товаров, работ и (или) услуг одного лица от однородных товаров, работ и (или) услуг других лиц.

В соответствии с п.(1)  и п.(2) ст.6-septies Парижской конвенции,  вступившей в силу для Республики Беларусь 25 декабря 1991г.,  если агент или представитель того, кто является владельцем знака в одной из стран Союза, подает без разрешения владельца заявку на регистрацию этого знака от своего собственного имени в одной или в нескольких таких странах, владелец имеет право воспрепятствовать регистрации или потребовать ее аннулирования либо, если закон страны это разрешает, переоформления регистрации в свою пользу, если только агент или представитель не представит доказательств, оправдывающих его действие.

Владелец знака имеет право, при наличии условий, предусмотренных в пункте (1), воспрепятствовать использованию знака агентом или представителем, если только он не давал согласия на такое использование.

Оценка сходства обозначений  регламентировалась  Положением о порядке регистрации товарного знака и знака обслуживания, утвержденным постановлением Совета Министров Республики Беларусь от 28 декабря 2009 г.  № 1719, в редакции, действовавшей  на дату  приоритета оспариваемого товарного знака (далее – Положение). 

Как следует из решения Апелляционного совета, отказ в удовлетворении возражения на основании ст.6-septies Парижской конвенции аргументирован тем,  что предоставление правовой охраны товарному знаку № 48133  на имя ООО «Г» не противоречит указанной норме, поскольку возражающей стороной не представлены доказательства, подтверждающие на дату приоритета товарного знака № 48133 наличие между ООО «Г» и  компанией «Л» агентских (представительских) отношений.

Судебная коллегия считает, что вывод Апелляционного совета в указанной части является правильным ввиду отсутствия достоверных доказательств того, что ООО «Г» на дату приоритета товарного знака № 48133 являлось на территории Республики Беларусь агентом (представителем) компании «Л», а также доказательств о наличии между данными юридическими лицами каких-либо хозяйственных отношений, в том числе свидетельствующих о том, что ООО «Г» действовало на территории Республики Беларусь в интересах заявителя. 

Доказательства, на которые заявитель ссылался в обоснование агентских (представительских) отношений, как в Апелляционном совете, так и в суде, с достоверностью не подтверждают, по мнению коллегии, его доводы в указанной части.

Сведения, содержащиеся в представленных заявителем документах: дистрибьюторский договор, заключенный между компанией «Л» и ООО «Г»; контракт №_ от 25 февраля 2010г., заключенный между компанией «Я» и ООО «Г»; фактура НДС ___ от 25 июля 2011г. о поставке товаров компанией  «Я» в адрес ООО «Г»; свидетельства о государственной регистрации на продукцию компании «Л», заявителем в которых указано ООО «Г», не позволяют, по мнению судебной коллегии, рассматривать правообладателя спорной регистрации в качестве агента (представителя) возражающей стороны в смысле ст. 6-septies Парижской конвенции.

Довод представителей заявителя о том, что ООО «Г» на дату приоритета товарного знака № 48133 являлось агентом (представителем) компании «Л», со ссылкой на протокол осмотра нотариусом сайта  ….bу от 13 октября 2020г., на страницах которого содержится информация о том, что ООО «Г» является поставщиком и изготовителем продукции под обозначением Colourlock на территории Республики Беларусь, судебная коллегия признает несостоятельным, поскольку  достоверность сведений, содержащихся на указанном интернет-ресурсе, в судебном заседании оспаривалась представителем заинтересованного лица, и при отсутствии других доказательств, данный документ с достоверностью не подтверждает указанные заявителем факты.

Не свидетельствуют об агентских (представительских) отношениях между ООО «Г» и компанией  «Л» и страницы каталогов и журналов, которые исследовались в ходе судебного разбирательства, поскольку они не содержат сведений об указанном.

В силу изложенного, судебная коллегия считает обоснованным вывод Апелляционного совета о том, что предоставление правовой охраны товарному знаку № 48133 не противоречит положениям ст. 6-septies  Парижской конвенции.

В  соответствии с пп. 5.1. п. 5 ст.4 Закона (в редакции от 15 июля 2009, действовавшей на дату приоритета оспариваемого товарного знака,) не допускалась регистрация в качестве товарных знаков обозначений, являющихся ложными или способными ввести в заблуждение потребителя относительно товара, места его происхождения или его изготовителя.

К таким обозначениям в соответствии с пунктом 22 Положения относились, в частности, обозначения, порождающие в сознании потребителя    представление об определенном качестве товара, его изготовителе или месте происхождения, которое не соответствовало действительности. Обозначение признавалось ложным или вводящим в заблуждение, если ложным или вводящим в заблуждение являлся хотя бы один из его элементов.

Отказывая в удовлетворении возражения по указанному основанию, Апелляционный совет исходил из того, что оспариваемый товарный знак не содержит элементов, способных вызвать у потребителей  несоответствующие действительности представления об изготовителе товаров, а значит, не способен ввести потребителей в заблуждение.

В судебном заседании представитель Национального центра интеллектуальной собственности Т., поддержав вывод Апелляционного совета в  данной части, указала, что заявитель  не представил доказательств известности на дату приоритета  оспариваемого товарного знака потребителям Республики Беларусь компании «Л», как изготовителя товара под обозначением «COLOURLOCK», зарегистрированным в Европейском союзе  как товарный знак № 000271221,  также и доказательств о наличии ассоциации между обозначением «COLOURLOCK» и компанией  «Л».

Представитель заявителя адвокат К. в судебном заседании подтвердила, что таких доказательств ее доверитель не имеет.

С учетом изложенного, судебная коллегия считает правильным вывод Апелляционного совета о том, что заявитель не доказал, что на дату приоритета товарного знака № 48133 потребителям Республики Беларусь было известно обозначение «COLOURLOCK», как индивидуализирующее изготовителя товаров по уходу за кожей  -  компанию «Л», а также вывод о наличии  ассоциации между данным обозначением и названным изготовителем.

При таких обстоятельствах  судебная коллегия  считает  обоснованным вывод Апелляционного совета о том, что предоставление правовой  охраны товарному знаку № 48133 не противоречит пп.5.1. п.5 ст. 4 Закона. 

В этой связи судебная коллегия считает, что оснований для отмены решения Апелляционного совета от 9 ноября 2020г. №__ и удовлетворения жалобы заявителя не имеется.

В ходе судебного разбирательства представитель заинтересованного лица адвокат С. просил в случае отказа в удовлетворении жалобы о взыскании с заявителя в пользу ООО «Г» на основании ч.1 ст. 124 ГПК Республики Беларусь судебных расходов по оплате помощи представителя в размере 450 рублей. То обстоятельство, что его доверитель понес указанные расходы, подтверждается договором на оказание юридической  помощи  №_  от 18 июня 2020г., заключенным между адвокатом С. и ООО «Г», счетом №_,  актом оказанных услуг к указанному договору и платёжным  поручением №_ от 15 марта 2021г. о перечислении  ООО «Г»  адвокату названной суммы.

Согласно  ч. 1 ст. 124 ГПК Республики Беларусь стороне, в пользу которой состоялось решение, суд присуждает возмещение понесенных расходов по оплате помощи представителя за счёт другой стороны исходя из сложности дела и времени, затраченного на его рассмотрение.

Учитывая, что согласно названной норме право на возмещение судебных расходов по оплате помощи представителя за счет другой стороны имеет сторона, в пользу которой состоялось решение, а ООО «Г», участвующее в деле в качестве заинтересованного лица, такой стороной не является,  судебная коллегия считает, что оснований для взыскания в пользу ООО «Г» судебных расходов по оплате помощи представителя  в заявленном размере на основании ч.1 ст.124 ГПК Республики Беларусь не имеется. В этой связи в удовлетворении данного требования ООО «Г» следует отказать.

Руководствуясь ст.ст. 302-304, ч. 1 ст. 306 ГПК Республики Беларусь,       судебная коллегия

Р Е Ш И Л А:

отказать компании «Л» («L»), Федеративная Республика Германия, в удовлетворении жалобы на решение Апелляционного совета при патентном органе от 9 ноября 2020 года  №__.

Отказать обществу с ограниченной ответственностью «Г» в удовлетворении требования о взыскании в пользу данного общества с компании «Л» («L»), Федеративная Республика Германия, судебных расходов по оплате помощи представителя в размере 450 рублей.

Решение вступает в законную силу немедленно после его провозглашения, обжалованию и опротестованию в апелляционном порядке не подлежит.

  

Председательствующий судья                                           

Судьи                                                                                    

  

                                                                                             

В очередном выпуске

Мониторинг массовой информации