Верховный Суд
Республики Беларусь

Интернет-портал судов общей юрисдикции Республики Беларусь

+375 (17) 308-25-01

+375 (17) 215-06-00

220020, г. Минск, ул. Орловская, 76

Актуально

  28438 6 декабря 2022  75 1 декабря 2022  1127
О назначении судебного разбирательства по уголовному делу по обвинению Сазанович Я.С., Навоши Д.А., Занемонской В.И., Высоцкой О.В., Богдановича Д.А. в совершении преступлений, предусмотренных ч.3 ст.130, ч.3 ст.203-1 УК Республики Беларусь
21 ноября 2022  1581 14 ноября 2022  873 11 ноября 2022  1204

Решение Верховного Суда Республики Беларусь по делу № 1ИГИП2010 от 05.05.2021

2 июля 2021  3322

дело № 1ИГИП2010

Р Е Ш Е Н И Е

Именем Республики Беларусь

5 мая 2021 года Верховный Суд Республики Беларусь в составе               судьи ….,

при секретаре судебного заседания ….,

с участием представителей истца – частного торгового унитарного предприятия «Э» – К. и Ч.,

представителя ответчика – общества с ограниченной ответственностью «В» – П.,

рассмотрев в открытом судебном заседании в помещении Верховного Суда Республики Беларусь гражданское дело по иску частного торгового унитарного предприятия «Э» к обществу с ограниченной ответственностью «В» о соразмерном уменьшении установленной за работу цены и взыскании уплаченных по договору денежных средств,

установил:

истец – частное торговое унитарное предприятие «Э» (далее – частное предприятие «Э») – обратился в суд с иском к обществу с ограниченной ответственностью «В» (далее – ООО «В») о взыскании в свою пользу убытков, указав, что 22 августа 2017 года между ним (как заказчиком) и ответчиком (как исполнителем) был заключен договор №__ возмездного оказания услуг (далее – договор №__), по условиям которого ответчик обязался на возмездной основе оказать ему услуги (выполнить работы) по разработке программного обеспечения веб-сайта www…...by.

Выполненные ответчиком по договору работы были приняты частным предприятием «Э» по актам от 26 января 2018 года и 23 февраля 2018 года на сумму 29 002 рубля 54 копейки и оплачены в полном объёме.

В процессе эксплуатации программного обеспечения в его работе периодически стали возникать проблемы, в устранении которых ответчик принимал участие до 2019 года, связывая их с некорректным пользованием истцом программным обеспечением. В последующем ответчик перестал участвовать в устранении возникающих проблем в работе программного обеспечения, в связи с чем частное предприятие «Э» заключило договор по поиску ошибок в программном обеспечении с третьим лицом, в результате исполнения которого последнее до истечения двухлетнего срока после принятия истцом выполненных ответчиком работ выявило в них скрытые недостатки, являющиеся, по его мнению, следствием некачественного выполнения ответчиком работ.

Общая стоимость работ по выявлению и устранению третьим лицом недостатков составила 55 731 рубль 39 копеек. По состоянию на 7 сентября 2020 года частным предприятием «Э» третьему лицу по договору была уплачена сумма в размере 14 851 рубля 39 копеек, которая по его, истца, мнению, является его убытками на указанную дату.     

Учитывая, что досудебная претензия частного предприятия «Э» была возвращена ему за её не востребованием ответчиком, истец, ссылаясь на указанные обстоятельства, просил на основании п.1 ст.674, пп.3 п.1 ст.676 ГК Республики Беларусь взыскать в его пользу с ответчика убытки по состоянию на 7 сентября 2020 года в размере 14 851 рубля 39 копеек, а также расходы по уплате государственной пошлины за подачу в суд искового заявления в размере 742 рублей 57 копеек.

В поданном в суд 2 апреля 2021 года заявлении истец изменил предмет иска и на основании вышеизложенных обстоятельств в соответствии с пп.2 п.1 ст.676, ст.971, пп.3 ст.972 ГК Республики Беларусь просил уменьшить установленную за работу цену по указанному договору на 14 851 рубль 39 копеек, взыскать в его пользу с ответчика – ООО «В» –уплаченные ему по договору 14 851 рубль 39 копеек, а также взыскать в возмещение расходов по уплате государственной пошлины 742 рубля 57 копеек.

В судебном заседании представители истца – частного предприятия «Э» – К. и Ч. изменённые требования поддержали в полном объёме, уточнив, что всего по договору ответчиком были выполнены и оплачены истцом по трём актам работы на общую сумму 37 680 рублей 19 копеек. При этом пояснили, что вышеуказанные акты сдачи-приёмки работ со стороны заказчика были подписаны без надлежащей проверки выполненных работ – на доверии. В остальной части суду дали объяснения, аналогичные доводам, изложенным в исковом заявлении.

Представитель ответчика – ООО «В» – П. иск не признал и просил в его удовлетворении истцу отказать, указав, что ООО «В» (как исполнитель) надлежащим образом и в установленные договором сроки выполнило принятые на себя обязательства по договору №__, что подтверждается подписанными сторонами актами выполненных работ и действиями истца по их приёмке и оплате в полном объёме. В течение установленного договором гарантийного срока ответчик оказывал истцу техническую и консультативную поддержки по эксплуатации программного обеспечения. При этом все обращения истца были удовлетворены ответчиком. Многие из обращений истца были связаны с допущенными его сотрудниками ошибками при эксплуатации программного обеспечения. В связи с тем, что ООО «В» были выявлены факты модификации результатов выполненных им работ (в частности, факт замены модуля обмена на иной) ответчик в соответствии с условиями договора 27 ноября 2018 года уведомил истца о прекращении гарантийного обслуживания программного обеспечения. По его мнению, истец не представил суду доказательств, свидетельствующих о том, что указанные в приложении к исковому заявлению недостатки программного обеспечения имелись до передачи его истцу по указанным актам, а не возникли в связи с последующей его модификацией истцом или третьими лицами. Также истец не представил доказательств, что определённые виды работ (услуг) были предусмотрены техническим заданием и не являются дополнительными, связанными с развитием проекта путём внесения истцом или третьими лицами изменений и дополнений в созданное ответчиком программное обеспечение. Учитывая, что согласно условиям договора №__ гарантийный срок на результаты выполненных работ (оказанных услуг) при правильной их эксплуатации составляет 1 год со дня подписания акта об их принятии и завершился 22 февраля 2019 года; истец в пределах этого срока требований по качеству работ, которые являются предметом настоящего спора, не заявлял, полагал, что, в случае установления судом скрытых недостатков, истец в силу ппп.7.2 договора и п.3 ст.677 ГК Республики Беларусь не вправе предъявлять по ним требования в связи с истечением гарантийного срока.    

Заслушав объяснения представителей сторон, проверив и исследовав письменные доказательства по делу, суд приходит к следующему.

В соответствии со ст.288 ГК Республики Беларусь в силу обязательства одно лицо (должник) обязано совершить в пользу другого лица (кредитора) определенное действие, как-то: передать имущество, выполнить работу, уплатить деньги и т.п., либо воздержаться от определенного действия, а кредитор имеет право требовать от должника исполнения его обязанности.

Обязательства возникают из договора, вследствие причинения вреда, неосновательного обогащения и из иных оснований, указанных в настоящем Кодексе и других актах законодательства.

Согласно ст.290 ГК Республики Беларусь обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями законодательства, а при отсутствии таких условий и требований - в соответствии с обычно предъявляемыми требованиями.

В соответствии с п.1 ст.656 ГК Республики Беларусь по договору подряда одна сторона (подрядчик) обязуется выполнить по заданию другой стороны (заказчика) определенную работу и сдать ее результат заказчику в установленный срок, а заказчик обязуется принять результат работы и оплатить его (уплатить цену работы). Работа выполняется за риск подрядчика, если иное не предусмотрено законодательством или соглашением сторон.

Согласно п.1, п.2, п.3 и п.4 ст.673 ГК Республики Беларусь заказчик обязан в порядке и сроки, предусмотренные договором подряда, с участием подрядчика осмотреть и принять результат выполненной работы, а при обнаружении отступлений от договора, ухудшающих результат работы, или иных недостатков в работе немедленно заявить об этом подрядчику.

Заказчик, обнаруживший при приемке недостатки в результате выполненной работы, вправе ссылаться на них только в случае, если в акте либо в ином документе, удостоверяющем приемку, были оговорены эти недостатки либо возможность последующего предъявления требования об их устранении.

Если иное не предусмотрено договором подряда, заказчик, принявший результаты работы без проверки, лишается права ссылаться на недостатки работы, которые могли быть установлены при обычном способе ее приемки (явные недостатки).

Заказчик, обнаруживший после приемки результата работы отступления от договора подряда или иные недостатки, которые не могли быть установлены при обычном способе приемки (скрытые недостатки), в том числе умышленно скрытые подрядчиком, обязан известить об этом подрядчика по их обнаружении.

В силу п.1 ст.674 ГК Республики Беларусь качество выполненной подрядчиком работы должно соответствовать условиям договора подряда, а при их отсутствии или неполноте - требованиям, обычно предъявляемым к работам соответствующего рода. Если иное не предусмотрено законодательством или договором, результат выполненной работы должен в момент передачи заказчику обладать свойствами, указанными в договоре или определенными обычно предъявляемыми требованиями, и в пределах разумного срока быть пригодным для установленного договором использования, а если такое использование договором не предусмотрено, - для обычного использования результата работы такого рода.

В соответствии с п.1 ст.675 ГК Республики Беларусь если в соответствии с законодательством, договором подряда предусмотрено предоставление подрядчиком заказчику гарантии качества работы, подрядчик обязан передать заказчику результат работы, который должен соответствовать требованиям пункта 1 статьи 674 настоящего Кодекса в течение всего гарантийного срока.

В соответствии с пп.2 п.1 ст.676 ГК Республики Беларусь в случаях, когда работа выполнена подрядчиком с отступлениями от договора подряда, ухудшившими результат работы, или с иными недостатками, которые делают его непригодным для предусмотренного в договоре использования, либо при отсутствии в договоре соответствующего условия - непригодности для обычного использования, заказчик вправе, если иное не установлено законодательством или договором, по своему выбору потребовать от подрядчика соразмерного уменьшения установленной за работу цены.

Согласно п.3, п.4 и п.5 ст.677 ГК Республики Беларусь заказчик вправе предъявить требования, связанные с недостатками результата работы, обнаруженными в течение гарантийного срока.

В случае, когда предусмотренный договором гарантийный срок составляет менее двух лет и недостатки результата работы обнаружены заказчиком по истечении гарантийного срока, но в пределах двух лет с момента, предусмотренного пунктом 5 настоящей статьи, подрядчик несет ответственность, если заказчик докажет, что недостатки возникли до передачи результата работы заказчику или по причинам, возникшим до этого момента.

Если иное не предусмотрено договором подряда, гарантийный срок (пункт 1 статьи 675) начинает течь с момента, когда результат выполнения работы был принят или должен был быть принят заказчиком.

В силу п.1 ст.733 ГК Республики Беларусь по договору возмездного оказания услуг одна сторона (исполнитель) обязуется по заданию другой стороны (заказчика) оказать услуги (совершить определенные действия или осуществить определенную деятельность), а заказчик обязуется оплатить эти услуги.

Согласно ст.737 ГК Республики Беларусь общие положения о подряде (статьи 656-682) применяются к договору возмездного оказания услуг, если это не противоречит статьям 733-736 настоящего Кодекса, а также особенностям предмета договора возмездного оказания услуг.

В силу п.1 ст.984-1 ГК Республики Беларусь по договору уступки исключительного права одна сторона (правообладатель) передает принадлежащее ей исключительное право на результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации участников гражданского оборота, товаров, работ или услуг в полном объеме другой стороне.

Согласно п.1 и п.2 ст.992 ГК Республики Беларусь авторское право распространяется на произведения науки, литературы и искусства, являющиеся результатом творческой деятельности, независимо от назначения и достоинства произведения, а также от способа его выражения.

Авторское право распространяется как на обнародованные, так и на необнародованные произведения, существующие в какой-либо объективной форме.

Судом в ходе судебного разбирательства установлено, что между частным предприятием «Э» и ООО «В» 22 августа 2017 года был заключен договор №__ возмездного оказания услуг, по условиям которого ООО «В» (как исполнитель) обязалось на возмездной основе оказать частному предприятию «Э» (как заказчику) услуги по разработке программного обеспечения веб-сайта www…..by и передать ему исключительные имущественные права на результаты оказанных услуг в полном объёме, а частное предприятие «Э» со своей стороны обязалось предоставить исполнителю необходимую для оказания услуг информацию, принять и оплатить оказанные по договору услуги (выполненные работы) в установленном договором порядке (пп.1.1 договора).

Технические требования заказчика к оказываемым услугам подлежали согласованию и указанию в Протоколе согласования договорной цены, являющимся Приложением №_ к договору (далее – Протокол; Приложение №_). Стороны также пришли к соглашению, что технические требования заказчика могут дополнительно детализироваться в онлайн-реестре задач в сети Интернет по адресу http:/…. (или J.). В случае расхождения между техническими требованиями, указанными в Приложении № _ и J., стороны должны были руководствоваться требованиями, указанными в J., при этом обязались в течение 5 рабочих дней с момента согласования указанных в J. технических требований согласовать и подписать дополнительное соглашение к договору об изменении состава и (или) стоимости услуг, изложив Приложение №_ в новой редакции (пп.1.2 договора).

В соответствии с пп.2.1 и 2.2 договора ответчик обязался начать оказание услуг не позднее 3 рабочих дней с момента поступления предварительной оплаты. Срок оказания услуг по договору не должен был превышать 90 рабочих дней с момента начала их оказания.

Переписка между сторонами должна была осуществляться путём обмена сообщениями по электронной почте (указанным в пп.2.3 договора адресам) или почтовой корреспонденцией. Стороны обязались признавать юридическую силу данных сообщений.  

Стоимость услуг (работ) подлежала согласованию в Приложении № 1 к договору и включала в себя вознаграждение за уступку исключительных имущественных прав на результаты оказанных услуг (выполненных работ). В случае необходимости оказания дополнительных услуг, в том числе вследствие возникновения дополнений и (или) уточнений к оказываемым услугам, их объём и стоимость должны были согласовываться путём заключения дополнительного соглашения (пп.3.1-3.2, 3.4, 5.6 договора).

Согласно пп.4.1.1, 4.2 договора предварительная оплата по договору составила 2 500 долларов США без НДС и должна была быть произведена в течение 7 рабочих дней со дня подписания сторонами договора в белорусских рублях по установленному Национальным банком Республики Беларусь курсу рубля к доллару США на дату совершения платежа путём перечисления денежных средств на расчётный счёт исполнителя.

 Оплата фактически оказанных услуг в отчётном периоде должна производиться по официальному курсу рубля к доллару США на дату составления акта сдачи-приёмки оказанных услуг тем же способом в течение 3 рабочих дней с момента подписания соответствующего акта (пп.4.1.2 договора).

По договору стороны предусмотрели следующий порядок сдачи-приёмки оказанных услуг (выполненных работ).

Исполнитель не позднее 3 рабочих дней с момента окончания оказания услуг обязался по электронной почте и (или) на своём сервере представить заказчику результаты оказанных услуг и соответствующий акт сдачи-приёмки на их рассмотрение.

Заказчик в течение 5 рабочих дней с момента получения результатов оказанных услуг обязался: внимательно их проверить; направить исполнителю по электронной почте, а оригинал – по почте, подписанный со своей стороны акт сдачи-приёмки оказанных услуг или мотивированный отказ от их приёмки (пп.5.1-5.2.2; договора).

В пп.5.3-5.3.3 договора регламентированы обязанности сторон при поступлении мотивированного отказа заказчика от подписания акта сдачи-приёмки. При этом стороны достигли соглашения, что в случае обнаружения после подписания акта сверки новых отклонений (не перечисленных в подписанном ранее акте сверки) результатов оказанных услуг от согласованных в Приложении №_ к договору, исполнитель выполняет данные доработки по гарантийным обязательствам в соответствии с разделом 7 договора.

В силу пп.6.1.6 исполнитель обязался предоставить заказчику доступ к тестовой версии программного обеспечения веб-сайта заказчика для проведения испытаний и осуществления приёмки.

После приёмки заказчиком на сервере исполнителя результатов оказанных услуг, подписания заказчиком акта сдачи-приёмки оказанных услуг и их полной оплаты исполнитель обязался на следующий рабочий день после подписания заказчиком указанного акта передать заказчику в электронном виде (загрузить на сервер заказчика в сети Интернет) результаты оказанных услуг; предоставить заказчику пароли и другую необходимую информацию для эксплуатации результатов оказанных услуг (пп.6.1.1-6.1.2 договора).    

Заказчик обязался на протяжении всего срока оказания услуг внимательно проверять и своевременно согласовывать представляемые исполнителем промежуточные результаты оказываемых услуг (пп.6.3.3 договора).

Согласно пп.7.1-7.4 договора гарантийные обязательства включают в себя устранение исполнителем выявленных отклонений результатов оказанных услуг, от согласованных в Приложении №_ к договору, или в дополнительном соглашении к договору в течение гарантийного срока, который составляет 1 год при правильной эксплуатации результатов оказанных услуг и исчисляется с момента подписания сторонами соответствующего акта сдачи-приёмки оказанных услуг. В случае любого модифицирования результатов оказанных услуг, в том числе кода программного обеспечения, заказчиком и (или) третьими лицами без участия и (или) согласования исполнителя, гарантийные обязательства полностью снимаются.       

Перечисленные в пп.8.1 договора исключительные имущественные права на объекты авторского права, созданные исполнителем по указанному договору, уступаются заказчику в момент подписания сторонами акта сдачи-приёмки оказанных услуг.    

 На основании пп.12.1 указанный договор вступает в силу с момента его подписания сторонами и действует до полного надлежащего исполнения сторонами своих обязательств.

Перечень работ (услуг), подлежащих выполнению (оказанию), определен сторонами в Приложении №_ к договору и составляет общую стоимость 19 117 долларов США 60 центов.

22 февраля 2018 года стороны заключили дополнительное соглашение №_ к указанному договору, которым изменили лишь редакции подпунктов 16.6 и 20.2 Приложения №_ к договору.

Детализация части технических требований заказчика содержится в онлайн-реестре J. в сети Интернет (извлечение).

В связи с детализацией в онлайн-реестре J. технических требований заказчика согласно объяснениям представителей сторон в судебном заседании в соответствии с пп.1.2 договора иные, помимо вышеуказанного, дополнительные соглашения к договору №__ об изменении состава и (или) стоимости услуг (работ) сторонами не заключались.

Из объяснений представителей сторон также следует, что в процессе исполнения данного договора по разработке программного обеспечения веб-сайта истца наименование сайта (доменное имя) было изменено на www…..by. При этом изменения в п.1.1 договора не вносились. Конкретизировать дату и основания внесения таких изменений представители сторон в судебном заседании не смогли.

Учитывая, что заключенный между сторонами договор №__ содержит элементы договоров подряда, оказания услуг, создания и использования результатов интеллектуальной деятельности, уступки исключительного права на результат интеллектуальной деятельности, по своей правовой природе он является смешанным, что не оспаривалось в судебном заседании представителями сторон, в связи с чем при разрешении настоящего спора подлежат применению вышеуказанные нормы гражданского законодательства.

Далее по делу установлено, что по актам сдачи-приёмки оказанных услуг №_ от 12 декабря 2017 года, №_ от 26 января 2018 года и №_ от 23 февраля 2018 года исполнитель – ООО «В» – сдал, а заказчик – частное предприятие «Э» – принял и оплатил в полном объёме выполненные по договору работы (оказанные услуги) общей стоимостью 37 680 рублей 19 копеек. При этом истец (как заказчик) претензий по объёму, качеству и срокам выполнения работ (оказания услуг) не имел, что подтверждается исследованными в ходе судебного разбирательства вышеуказанными актами и платёжными поручениями №__ от 20 декабря 2017 года, №__ от 28 августа 2017 года, №__ от 30 января 2018 года, №__ от 28 февраля 2018 года.

В соответствии с п.8.1 договора с момента подписания вышеуказанных актов истец приобрёл исключительное право на использование созданных ответчиком по договору объектов авторского права.   

В судебном заседании представители истца суду пояснили, что результаты выполненных ответчиком работ (оказанных услуг) по договору истец (как заказчик) принял фактически без проверки.

В связи с указанным, по мнению суда, в соответствии с положениями п.3 ст.673 ГК Республики Беларусь истец – частное предприятие «Э» – лишается права ссылаться на недостатки работы, которые могли быть установлены при обычном способе ее приемки.

В ходе судебного разбирательства установлено, что после подписания актов о принятии выполненных ответчиком работ по договору – 28 февраля 2018 года истец заключил договор возмездного оказания услуг №__ с обществом с ограниченной ответственностью «Н» (далее – ООО «Н»), по условиям которого последнее (как исполнитель) обязалось на возмездной основе с 1 марта 2018 года оказывать истцу по его запросам услуги по технической поддержке его веб-сайта www…..by в рамках выбранного им тарифного плана технической поддержки – «О» стоимостью 459 долларов в 1 месяц. Данный договор предусматривал, в том числе, выполнение ООО «Н» по заданию истца работ по устранению технических неисправностей, развитию и разработке нового функционала сайта. Дополнительным соглашением №_ от 6 августа 2018 года к договору возмездного оказания услуг №__ действие этого договора по соглашению сторон приостанавливалось на период с 1 августа 2018 года по 30 апреля 2019 года. В последующем – 31 мая 2019 года этот договор был расторгнут по соглашению сторон.

В судебном заседании представители истца – К. и Ч. не могли конкретизировать, когда и какие именно услуги (работы) относительно созданного ответчиком по договору №__ программного обеспечения веб-сайта www…..by выполнялись ООО «Н».

Судом также установлено, что в пределах установленного пп.7.2 договора гарантийного срока ответчик – ООО «В» – осуществлял гарантийные обязательства по договору, оказывая истцу техническую и консультативную помощь в эксплуатации переданных по договору работ, что следует из данного искового заявления, не оспаривалось представителями истца в судебном заседании и подтверждается скриншотом файла J., где содержатся сведения об устранении ответчиком по запросам истца ошибок в работе сайта.

Из переписки сторон по электронной почте от 9 и 10 июля 2018 года следует, что представитель истца И. уведомила ответчика о намерении истца принять к себе на работу специалиста для работы с сайтом. В связи с указанным представитель ответчика в письме от 10 июля 2018 года предупредил сотрудника истца, что согласно условиям договора, в случае вмешательства в код сайта, гарантийные обязательства будут прекращены.

Согласно объяснениям представителей истца в судебном заседании при создании ответчиком программного обеспечения веб-сайта www…..by, которое должно было взаимодействовать с используемым истцом программным обеспечением 1С, истцу одновременно по самостоятельному договору подряда относительно указанных программных обеспечений оказывались услуги (выполнялись работы) программистом Б., которые по объёму и срокам выполнения они конкретизировать не смогли.             

В последующем, в течение гарантийного срока – в ноябре 2018 года, ООО «В» был выявлен факт несанкционированной им модификации результатов выполненных им работ – замены модуля обмена на иной, частичного изменения исходного кода программного обеспечения, что подтверждается объяснениями в судебном заседании представителя ответчика – П., перепиской представителей сторон, из которой следует, что сотрудник истца – Ш. в письме от 12 ноября 2018 года, направленном ею в адрес ответчика по электронной почте, уведомила последнего, что их (истца) программист «залил типовые настройки по обмену, но они не работают, соответственно, на сайте не типовые». Просила оказать помощь. В ответах от 12 и 13 ноября 2018 года на данное обращение сотрудник ответчика – К. сообщил истцу, что обмен данными ответчиком был сделан и работал; «кто-то и зачем-то затёр адреса обменов и файлы которые привязаны к ним»; переспросил: «зачем программист (истца) установил типовой модуль обмена на стандартную задачу, каким образом он будет решать бизнес-задачи истца?». Сведения о несанкционированном внесении истцом изменений в результаты принятых по вышеуказанным актам работ также содержатся в письмах сотрудников сторон от 27 ноября 2018 года.

В связи с несанкционированным модифицированием результатов выполненных ООО «В» работ по договору, в том числе кода программного обеспечения, последнее в соответствии с пп.7.3-7.4 договора №__ 27 ноября 2018 года по электронной почте уведомило частное предприятие «Э» о прекращении гарантийных обязательств по договору.

Правомерность прекращения гарантийных обязательств по договору истец не оспаривал, заключил самостоятельные договоры с индивидуальным предпринимателем Б. (далее – ИП Б.) №__ от 19 ноября 2019 года и дополнительное соглашение №_ от 2 декабря 2019 года к этому договору, №__ от 3 февраля 2020 года, №__ от 17 февраля 2020 года, № __ от 2 марта 2020 года, №__ от 9 марта 2020 года, №__ от 30 марта 2020 года, №__ от 25 мая 2020 года, №__ от 17 августа 2020 года, по условиям которых по заданиям истца ИП Б. осуществляла работы по поиску ошибок (недостатков) в функционировании программного обеспечения веб-сайта ….by, их устранению и доработке сайта. Общая стоимость выполненных и оплаченных работ (оказанных услуг) ИП Б. по состоянию на 7 сентября 2020 года составила 14 851 рубль 39 копеек, что подтверждается указанными договорами, техническими заданиями и актами к ним, а также платёжными поручениями №_ от 26 ноября 2019 года, №_ от 27 января 2020 года, №_ от 12 февраля 2020 года, №_ от 28 февраля 2020 года, №_ от 17 марта 2020 года, №_ от 26 марта 2020 года, №_ от 21 апреля 2020 года, №_ от 23 апреля 2020 года, №_ от 30 июня 2020 года, №_ от 7 сентября 2020 года о выплате частным предприятием «Э» ИП Б. указанной суммы денежных средств.

Согласно объяснениям представителей истца и досудебной претензии от 15 сентября 2020 года, направленной истцом в адрес ответчика, общая сумма расходов истца по оплате работ по выявлению и устранению, по его мнению, недостатков в программном обеспечении составила 55 731 рубль 39 копеек (сумму, значительно превышающую стоимость всех работ по договору №__), которую истец в досудебной претензии просил выплатить ему в добровольном порядке в возмещение убытков. При этом, по мнению представителей истца, доработанный по вышеуказанным и иным договорам интернет-сайт частного предприятия «Э» до настоящего времени должным образом не функционирует.

Из материалов дела и объяснений представителей истца также следует, что истец 23 января 2020 года, ссылаясь на указанные обстоятельства, направлял в адрес ответчика досудебную претензию, в которой просил о соразмерном уменьшении договорной цены на ориентировочную стоимость работ по устранению недостатков в размере 10 400 рублей и выплате ему этой суммы денежных средств.

Перечень выявленных по состоянию на 7 сентября 2020 года и в последующем устранённых ИП Б., по мнению истца, недостатков в выполненных работах по договору №__ изложен в уточнённом приложении к исковому заявлению, и по объёму и стоимости их устранения основан на вышеназванных актах и платёжных поручениях по оплате истцом услуг ИП Б.

Согласно актам о приёме нематериальных активов и определения сроков их полезного использования от 31 декабря 2019 года веб-сайт www…..by был принят частным предприятием «Э» на учёт в качестве нематериального актива первоначальной стоимостью 51 657 рублей 03 копейки и введён в эксплуатацию 31 декабря 2019 года.

Оценив представленные суду доказательства в их совокупности, суд не находит правовых оснований для удовлетворения заявленного иска исходя из следующего.

В материалах дела отсутствуют допустимые доказательства, с достоверностью подтверждающие факт наличия недостатков в выполненных ответчиком работах по договору №__.

Из всех вышеназванных актов сдачи-приёмки к договору №__ следует, что истец претензий по объёму, качеству и срокам выполнения работ (оказания услуг) не имел. О наличии в работах ответчика недостатков на момент их принятия и в период гарантийного срока обслуживания программного обеспечения в соответствии с условиями п.5 договора и п.1 ст.673, п.3 ст.677 ГК Республики Беларусь не заявлял.

Согласно объяснениям представителей сторон в судебном заседании договор №__ прекратил своё действие 22 февраля 2019 года (по истечении гарантийного срока) на основании пп.12.1 договора в связи с исполнением сторонами принятых на себя обязательств по договору.

После подписания указанных актов и приобретения истцом исключительного права на созданное ответчиком по договору программное обеспечение работы в отношении этого программного обеспечения были продолжены другими лицами.

Так, 28 февраля 2018 года (спустя 4 дня после подписания последнего акта сдачи-приёмки работ по договору №__) истец заключил договор с другим юридическим лицом – ООО «Н», которое с 1 марта 2018 года на возмездной основе оказывало ему по его запросам услуги по технической поддержке веб-сайта www…..by и по условиям договора имело право вносить изменения и дополнения в исходные коды созданного ответчиком программного обеспечения.

Также согласно переписке сотрудников сторон и объяснений представителей истца в судебном заседании истцу программистом Б. (не являющимся работником ООО «В» и ООО «Н») оказывались услуги по настройке используемых им (истцом) программных обеспечений (их взаимодействию).

В ноябре 2018 года ответчиком был выявлен факт несанкционированной им модификации результатов выполненных им работ, в связи с чем он заявил о прекращении гарантийных обязательств по договору №__.

Истец данные обстоятельства не оспаривал и требований о проведении разбирательства на предмет установления недостатков выполненных работ, причин и периода времени их возникновения, в том числе путём проведения экспертизы, к ответчику не заявлял, 19 ноября 2019 года и в последующий период времени заключил договоры с ИП Б., по которым последняя оказывала истцу вышеназванные услуги на общую сумму 55 731 рубль 39 копеек, в том числе по устранению, по мнению истца, недостатков работ ответчика, а не иных лиц, в том числе её собственных.

Вместе с тем договор №__ не предусматривал право заказчика на устранение недостатков выполненных работ в случае их обнаружения.

Согласно объяснениям представителей сторон на дату рассмотрения настоящего дела программное обеспечение, созданное по договору №__, претерпело значительные изменения.   

По делу суду не представлено достоверных доказательств, подтверждающих причинно-следственную связь между действиями ответчика по исполнению договора №__ и понесенными истцом расходами по оплате услуг ИП Б.

В связи с указанным суд не может признать вышеназванные договоры между истцом и ИП Б., а также приложения к ним допустимыми доказательствами по делу, подтверждающими факт ненадлежащего выполнения ответчиком работ по договору №__, в том числе по их объёму и стоимости.

Поэтому правовая позиция истца о том, что стоимость работ по договору №__ подлежит уменьшению на стоимость произведенных им по состоянию на 7 сентября 2020 года выплат ИП Б., судом отклоняется.

Кроме того, суду не представлено бесспорных и убедительных доказательств, что предполагаемые истцом недостатки выполненных ответчиком работ (при их наличии) носили скрытый характер и не могли быть выявлены при обычном способе приёмки.

В судебном заседании представители истца К. и Ч. не оспаривали, что часть из указанных истцом в перечне недостатков скрытыми не являются и могли быть выявлены им при проведении приёмки выполненных работ в соответствии с пп.5.2.1 договора №__.

Учитывая, что согласно объяснениям представителей истца работы по договору №__ частным предприятием «Э» были приняты фактически без проверки, в случае наличия явных недостатков в выполненных работах, в силу п.3 ст.673 ГК Республики Беларусь истец лишается права ссылаться на них в обоснование заявленного иска.

При таких обстоятельствах иные доводы сторон правового значения для разрешения заявленного иска не имеют.     

В связи с изложенным суд считает необходимым истцу – частному предприятию «Э» – в удовлетворении иска к ответчику – ООО «В» – о соразмерном уменьшении установленной за работу цены и взыскании излишне уплаченных денежных средств в размере 14 851 рубля 39 копеек отказать.

В соответствии со ст.135 ГПК Республики Беларусь стороне, в пользу которой состоялось решение, суд присуждает за счет другой стороны возмещение всех понесенных ею судебных расходов по делу, хотя бы эта сторона и была освобождена от уплаты их в доход государства. Если иск удовлетворен частично, то указанные в настоящей статье суммы присуждаются истцу пропорционально размеру удовлетворенных судом исковых требований, а ответчику - пропорционально той части исковых требований, в которой истцу отказано.

Поскольку истцу в удовлетворении иска отказано в полном объёме, его требование о взыскании с ответчика в свою пользу судебных расходов по уплате государственной пошлины за подачу в суд искового заявления также не подлежит удовлетворению.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст.302-306 ГПК Республики Беларусь, суд

решил:

частному торговому унитарному предприятию «Э» в иске к обществу с ограниченной ответственностью «В» о соразмерном уменьшении установленной за работу цены и взыскании уплаченных по договору возмездного оказания услуг от 22 августа 2017 года      №__ денежных средств в размере 14 851 рубля 39 копеек, а также в требовании о возмещении судебных расходов по уплате государственной пошлины за подачу в суд искового заявления в размере 742 рублей 57 копеек отказать.

Решение вступает в законную силу немедленно после его провозглашения, обжалованию и опротестованию в апелляционном порядке не подлежит.

Судья                                                                                                        

В очередном выпуске

Мониторинг массовой информации