Верховный Суд
Республики Беларусь

Интернет-портал судов общей юрисдикции Республики Беларусь

+375 (17) 308-25-01

+375 (17) 215-06-00

220020, г. Минск, ул. Орловская, 76

Актуально

  28129
О назначении судебного разбирательства по уголовному делу по обвинению Сазанович Я.С., Навоши Д.А., Занемонской В.И., Высоцкой О.В., Богдановича Д.А. в совершении преступлений, предусмотренных ч.3 ст.130, ч.3 ст.203-1 УК Республики Беларусь
21 ноября 2022  845 14 ноября 2022  689 11 ноября 2022  1007 11 ноября 2022  1643 8 ноября 2022  1005

Решение Верховного Суда Республики Беларусь по делу № 1ИГИП2016

5 марта 2021  1333

дело № 1ИГИП2016

Р Е Ш Е Н И Е

Именем Республики Беларусь

19 февраля 2021 года Верховный Суд Республики Беларусь в составе судьи ….,

при секретаре судебного заседания ….,

с участием представителей истца – общества с ограниченной ответственностью «Ч» – С., адвоката Р.,

представителей ответчика – общества с ограниченной ответственностью «Э» – Г., адвоката К.,

рассмотрев в открытом судебном заседании в помещении Верховного Суда Республики Беларусь гражданское дело по иску общества с ограниченной ответственностью «Ч» к обществу с ограниченной ответственностью «Э» о взыскании неосновательного обогащения,

У С Т А Н О В И Л:

истец – общество с ограниченной ответственностью «Ч» (далее – ООО «Ч») – в заявлении суду с учетом уточнения размера заявленных к взысканию сумм просил о взыскании с ответчика – общества с ограниченной ответственностью «Э» (далее – ООО «Э») – неосновательного обогащения в размере 10 965,00 руб., судебных расходов по уплате государственной пошлины, оказанию юридической помощи и оплате помощи представителя в размере 548,25 руб. и 2 000,00 руб. соответственно.

Требования истец аргументировал тем, что ответчик надлежащим образом не исполнил обязательства по договору № __ от 4 апреля 2019г. на выполнение работ, предусмотренных техническим заданием, а переданные им результаты не позволяют истцу использовать разработанный продукт в соответствии с прямым назначением, что делает невозможным его использование в хозяйственной деятельности. Указанные истцом недостатки ответчик не устранил, полагая требования истца необоснованными. Истец уведомил ответчика о расторжении договора на основании пункта 11.8 договора и пункта 1 статьи 420 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее – ГК) в связи с существенным нарушением его условий, который считает расторгнутым с 16 ноября 2020г. Досудебную претензию об урегулировании спора ответчик оставил без удовлетворения.

В судебном заседании представители истца – ООО «Ч – адвокат Р. и С. требования истца с учетом заявленных уточнений поддержали и дали суду объяснения, аналогичные доводам искового и дополнительных заявлений. Полагали несостоятельными утверждения ответчика об исполнении обязательств в порядке и сроки, предусмотренные договором, о создании и передаче программного продукта, соответствующего техническому заданию. Также уточнили основание расторжения договора, сославшись на пункт 2 статьи 669 ГК, указав, что истец расторг договор, так как ответчик выполнял работу настолько медленно, что окончание ее к сроку, установленному договором, стало явно невозможным. Поскольку договор расторгнут 16 ноября 2020г., представители истца полагали, что имеются основания для взыскания с ответчика неосновательного обогащения в заявленном размере.

Представители ответчика – ООО «Э» – адвокат К. и Г. требования истца не признали по основаниям, указанным в возражении против иска. Возражения они аргументировали отсутствием оснований для отказа истца от договора со ссылкой на пункт 2 статьи 669 ГК, поскольку ответчик в полном объеме исполнил свои обязательства в срок и порядке, предусмотренными договором и техническим заданием к нему. Программное обеспечение (далее – ПО) и инструкцию по адаптации созданного объекта на сервере истца, что было предусмотрено договором и техническим заданием, 5 ноября 2019г., т.е. до истечения срока договора (срок 30 декабря 2019г.), ответчик разместил по требованию истца на указанном им сервере по Ip-адресу:___, уведомив его об этом. Доказательством надлежащего исполнения ответчиком обязательств, по мнению его представителей, являются акты выполненных работ, которые истец подписал без замечаний, документы об оплате их стоимости и материалы переписки сторон посредством электронных средств коммуникации относительно исполнения договора. Просили в случае отказа в удовлетворении иска взыскать с истца в пользу ответчика в возмещение расходов по оплате юридической помощи и помощи представителя 1 350,00 руб.

Заслушав объяснения юридически заинтересованных в исходе дела лиц, проверив и исследовав письменные доказательства по делу, суд приходит к следующему.

Согласно положениям статьи 288 ГК обязательства возникают из договора вследствие причинения вреда, неосновательного обогащения и из иных оснований, указанных в настоящем Кодексе и других актах законодательства.

В соответствии со статьей 290 ГК обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями законодательства, а при отсутствии таких условий и требований - в соответствии с обычно предъявляемыми требованиями.

В силу пункта 1 статьи 390 ГК договором признается соглашение двух или нескольких лиц об установлении, изменении или прекращении гражданских прав и обязанностей.

Согласно пункту 2 статьи 391 ГК, если иное не предусмотрено законодательными актами, стороны могут заключать договор, в котором содержатся элементы различных договоров, предусмотренных законодательством (смешанный договор). К отношениям сторон по смешанному договору применяются в соответствующих частях правила о договорах, элементы которых содержатся в смешанном договоре, если иное не вытекает из соглашения сторон или существа смешанного договора.

В силу пункта 1 статьи 971 ГК лицо, которое без установленных законодательством или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных статьей 978 настоящего Кодекса.

Лицо, которое неосновательно получило или сберегло имущество, обязано возвратить или возместить потерпевшему все доходы, которые оно извлекло или должно было извлечь из этого имущества с того времени, когда узнало или должно было узнать о неосновательности обогащения (пункт 1 статьи 976 ГК).

Исходя из смысла положений приведенных норм по требованиям о взыскании неосновательного обогащения истец должен доказать факт получения (сбережения) за его счет ответчиком имущества, отсутствие для этого установленных законодательством или сделкой оснований и размер неосновательного обогащения.

Согласно части 1 статьи 179 Гражданского процессуального кодекса (далее – ГПК) каждая сторона доказывает факты, на которые ссылается как на основание своих требований или возражений.

Судом установлено, что 4 апреля 2019г. ООО «Ч» (истец) и ООО «Э» (ответчик) заключили договор №__ (далее – договор).

В соответствии с условиями договора (пункт 2.1) ответчик принял на себя обязательства по разработке ПО и документации (инструкции по адаптации этого ПО к серверу истца) на основании письменно согласованного сторонами технического задания (далее – ТЗ), а истец – принять полученные результаты и оплатить их в соответствии с условиями договора.

Согласно преамбуле и пункту 2.2 договора ТЗ (соглашение об объеме работ) является неотъемлемой его частью и определяет совокупность задач, предназначенных для выполнения ответчиком в определенный период, требования к разрабатываемому продукту, этапы и сроки разработки, другую информацию, необходимую для их выполнения.

Ответчик подтвердил свое согласие с перечнем подлежащих выполнению задач, их полное понимание описания и содержание, независимо от языка, на котором выполнено их описание (пункты 2.1, 2.2 ТЗ).

Пунктом 6.1 договора предусмотрено, что исключительные права на использование продукта в целом (любой его части) принадлежат истцу с момента создания продукта (соответствующей его части), если иное не предусмотрено дополнительными соглашениями сторон.

Принимая во внимание, что договор содержит элементы подряда, связанные с созданием и передачей прав на объект интеллектуальной собственности, суд считает, что при проверке исполнения договора подлежат применению нормы гражданского законодательства, регулирующие указанные правоотношения.

Согласно пункту 1 статьи 656 ГК по договору подряда одна сторона (подрядчик) обязуется выполнить по заданию другой стороны (заказчика) определенную работу и сдать ее результат заказчику в установленный срок, а заказчик обязуется принять результат работы и оплатить его (уплатить цену работы). Работа выполняется за риск подрядчика, если иное не предусмотрено законодательством или соглашением сторон.

В договоре подряда указываются начальный и конечный сроки выполнения работы. По согласованию между сторонами в договоре могут быть предусмотрены также сроки начала и завершения отдельных этапов работы (промежуточные сроки).

Если иное не установлено законодательством или не предусмотрено договором, подрядчик несет ответственность за нарушение как начального и конечного, так и промежуточных сроков выполнения работ.

Указанные в договоре подряда начальный, конечный и промежуточные сроки выполнения работы могут быть изменены в случаях и порядке, предусмотренных договором.

Указанные в пункте 2 статьи 376 настоящего Кодекса последствия просрочки исполнения наступают при нарушении конечного срока исполнения работы (пункты 1-3 статьи 662 ГК).

Согласно пункту 2 статьи 669 ГК, если подрядчик не приступает своевременно к исполнению договора подряда или выполняет работу настолько медленно, что окончание ее к сроку становится явно невозможным, заказчик вправе отказаться от исполнения договора и потребовать возмещения убытков.

Как следует из договора (пункт 3.3.1) ответчик обязался разрабатывать ПО в соответствии с условиями ТЗ, качественно и в сроки, согласованные сторонами.

Согласно пункту 4.2 договора ответчик отвечает за оценку сроков выполнения ТЗ в календарном времени и нормо-часах. Окончательный срок выполнения и оценка в нормо-часах согласуются сторонами в ТЗ, после чего фиксируются в системе управления.

По условиям договора (пункты 4.5, 4.6) следует, что разработка продукта может осуществляться в несколько этапов, количество и длительность которых определяется истцом и согласовывается ответчиком в ТЗ. В процессе выполнения работы ответчик передает истцу промежуточные результаты в сроки и периодичностью, установленные сторонами, которые помещаются в системе хранения.

При этом ответчик гарантирует целостность и работоспособность соответствующего проекта на момент передачи промежуточных результатов в систему хранения и при несоблюдении данных требований ответчик восстанавливает работоспособность проекта за свой счет, о чем делается соответствующая отметка в системе управления (пункт 4.7).

Согласно пунктам 4.9, 4.10 договора истец обязался отслеживать поступление результатов работы в систему хранения и, в случае положительной оценки им результата, информация об этом помещается в систему управления, соответствующий промежуточный этап автоматически считается принятым и не требует составления и подписания дополнительных документов о приемке.

Из объяснений в судебном заседании представителей сторон и договора следует, что системой управления стороны определили облачную программу для управления проектами Trello (далее – СУ Trello), системой хранения – сервер истца.

В СУ Trello, доступ к которой ответчик предоставил истцу 18 апреля 2019г. посредством добавления в эту систему адреса электронной почты истца и уведомления последнего об этом, стороны отражали сведения о выполнении ответчиком промежуточных этапов работы по договору и их принятии истцом. Также результаты этой работы размещались на сервере ответчика, доступ к которому последний предоставил истцу с мая 2019г. путем направления в его адрес электронных писем, содержащих указание на адрес ресурса.

Данные обстоятельства стороны не отрицали.

ТЗ предусмотрено поэтапное выполнение работ ответчиком и сроки их выполнения.

Из ТЗ (раздел 3) следует, что ответчик обязался выполнить работы в 11 этапов, а именно: разработать дизайн-макет сайта в срок 5-10 дней (1 этап), произвести верстку страниц сайта в срок 10-15 дней (2 этап), осуществить программирование функционала в срок 15-30 дней (3 этап), разработать функционал личного кабинета в срок 10-20 дней (4 этап), выполнить работы с базой запчастей в срок 5-30 дней (5 этап), разработать или приобрести модуль для работы с базой запчастей (прайсов поставщиков) в срок 5-10 дней (6 этап), выполнить работы по интеграции API (каталоги товаров (шин, кузовных частей, масел, аккумуляторов)) в срок 10-20 дней (7 этап), выполнить работы по интеграции сторонних api (яндекс/…) в срок 10-15 дней (8 этап), выполнить работы по сбору в единую систему всего функционала и наполнению системы актуальным товаром в срок 5-10 дней (9 этап), выполнить работы по базовой seo-оптимизации сайта в срок 10-15 дней (10 этап) и тестированию разработанного ПО в срок 5 дней (11 этап).

Согласно ТЗ (раздел 3) сторонами определены минимальный и максимальный сроки выполнения работ, от 90 до 180 дней, исчисляемые с момента согласования заказчиком дизайн-макета сайта.

По условиям договора (пункт 5.1) стоимость выполненных работ определяется исходя из фактически выполненного объема принятых истцом работ. Стоимость в договоре определена ориентировочно в размере от 4 000 до 6 000 долларов США без учета НДС. В системе управления для каждого этапа работ устанавливается срок в нормо-часах. Стоимость нормо-часа составляет эквивалент 15 долларам США без учета НДС, при этом исправление ответчиком ошибок в выполненных работах не подлежит оплате.

Истец не позднее 3-х рабочих дней с момента заключения договора обязался внести предоплату в размере, эквивалентном 100 человеко-часам, оплата которых осуществляется на основании счета ответчика путем перечисления на счет последнего денежных сумм. Далее истец обязался производить оплату на основании акта выполненных работ (пункт 5.2).

По условиям договора (пункт 5.3) истец обязался обеспечить ответчику минимальную загрузку в количестве 50 часов в месяц, предусмотренную пунктом 3.1.4, и ежемесячно на 1 число месяца на основании выставленного счета перечислять на счет ответчика денежные средства в размере, эквивалентном 50 часам.

Фактически произведенные работы истец обязался оплачивать после составления и подписания акта выполненных работ, с периодичностью и в объеме согласованными сторонами в ТЗ (пункт 5.4 договора).

Оплату по договору (пункты 5.5, 5.7) истец обязался производить по акту в течение 3-х дней с момента его подписания в белорусских рублях исходя из официального курса рубля к доллару США, установленному Национальным банком Республики Беларусь, на день его выставления.

Судом установлено, что истец произвел оплату по договору за выполнение ответчиком работы в количестве 350 часов на общую сумму 10 965,00 руб.

Оплату истец произвел на основании счет-фактур ответчика №__ от 16 апреля 2019г. за 100 часов в сумме 3 160,00 руб. (предоплата), №__ от 30 апреля 2019г. за 50 часов выполнения работ в мае 2019г. в сумме 1 575,00 руб., №__от 29 мая 2019г. за 150 часов выполнения работ в июне 2019г. в сумме 4 725,00 руб. и №__ от 01 июля 2019г. за 50 часов выполнения работ в июле 2019г. в сумме 1 505,00 руб. путем перечисления указанных сумм на расчетный счет ответчика.

В судебном заседании представители сторон данные обстоятельства не отрицали и подтвердили, что других счетов для оплаты ответчик истцу не направлял.

Кроме объяснений сторон и названных счет-фактур, факт выплаты истцом 10 965,00 руб. в период с апреля по июль 2019г. в качестве предоплаты и фактически за выполненные работы в мае, июне и июле 2019г. подтверждается: платежными поручениями №__ от 17 апреля 2019г. на сумму 3 160,00 руб., № __ от 2 мая 2019г. на сумму 1 575,00 руб., № __ от 31 мая 2019г. на сумму 2 300,00 руб., №__ от 05 июля 2019г. на сумму 1 505,00 руб., №__ от 16 июля 2019г. на сумму 2 425,00 руб.

Из актов выполненных работ №__ от 29 мая 2019г. и №__ от 17 июня 2019г. следует, что ответчик на выполнение работ по разработке дизайн-макета сайта и верстку страниц сайта, программированию функционала и разработке функционала личного кабинета, по работам с базой запасных частей и модулем для работы с этой базой затратил в общей сложности 300 (150 х 2) часов стоимостью 9 460,00 (4 735,00 руб.+4725,00) руб.

Из объяснений сторон и названных актов следует, что данные документы подписаны уполномоченными представителями сторон и надлежащим образом удостоверены. Акты содержат сведения о выполнении ответчиком указанных в них работ в полном объеме в установленные сроки, а также об отсутствии претензий со стороны истца по объему, качеству и срокам их выполнения.

Из объяснений сторон следует, что представленный ответчиком в материалы дела акт №__ от 30 сентября 2019г. о выполнении им работ по разработке дизайн-макета сайта и верстке страниц сайта, программированию функционала и разработке функционала личного кабинета, по работам с базой запасных частей и модулем для работы с этой базой, по интеграции API (каталоги товаров) и сторонних api, по сбору в единую систему всего функционала и наполнению системы актуальным товаром в количестве 100 часов на сумму 3 058,00 руб. истцом не подписан.

По утверждению представителей истца, данный акт ответчик истцу не направлял, и содержащиеся в нем сведения о выполнении ответчиком работ не соответствуют действительности.

Несмотря на это истец, как следует из объяснений его представителей в судебном заседании, оплатил произведенные работы, то есть, по мнению суда, фактически признав их выполнение ответчиком в соответствии с пунктом 5.4 договора, согласно которому истец обязался оплачивать произведенные работы после составления и подписания акта.

В этой связи суд не может согласиться с доводами представителей истца о несоответствии действительности перечня работ, указанных в названном акте, и выполненных ответчиком, поскольку они опровергаются объяснениями представителя истца С., который в судебном заседании утверждал, что ответчиком не выполнены только работы по договору, предусмотренные 10-м и 11-м этапами (базовая seo-оптимизации и тестирование разработанного ПО) пункта 3 ТЗ, и материалами переписки сторон, из которой следует, что ответчиком выполнены эти работы.

Судом также установлено, что дизайн-макет сайта, который ответчик 24 июня 2019г. направил на адрес электронной почты истца, был сторонами согласован 02 июля 2019г., в связи с чем максимальный срок выполнения работ по договору следует считать 30 декабря 2019г., что стороны в судебном заседании не отрицали.

Указанное, кроме объяснений представителей сторон, подтверждается материалами переписки сторон.

Установлено, что 24 октября 2019г. ответчик посредством электронной почты уведомил истца о готовности разработанного ПО, инструкции по его адаптации на сервере истца и 5 ноября 2019г. перенес и загрузил названные ПО и инструкцию на указанный истцом 30 октября 2019г. сервер по Ip-адресу:___, а не на два сервера, о чем указывал ранее истец в переписке.

Факт размещения ПО и инструкции по его адаптации до истечения срока выполнения работ (30 декабря 2019г.) именно на одном указанном истцом ресурсе – сервере по Ip-адресу:___ – подтверждается объяснениями сторон в судебном заседании, материалами переписки, а также письмом истца от 30 октября 2019г., содержащем указание ответчику на размещение результата работ на одном сервере по вышеназванному адресу, доступ к которому истец предоставил ответчику 25 октября 2019г. по электронной почте.

Вместе с тем, истец считает, что разработанный и переданный ответчиком результат работ не является готовым продуктом, соответствующим ТЗ, поскольку ответчик, по мнению истца, не выполнил работы, предусмотренные этапами 10-м и 11-м ТЗ, а также работы по адаптации ПО на сервере истца, в связи с чем последний не может использовать результат работ в своей деятельности.

Полагая, что ответчик обязательства по договору не исполнил, истец уведомил его письмом от 9 марта 2020г., в котором указал на недостатки переданного ему ПО и предложил ответчику в месячный срок с момента получения письма возвратить денежные средства, оплаченные истцом по договору, в размере 10 965,00 руб., указав, что в противном случае обратится за защитой в судебном порядке с применением к ответчику штрафных санкций.

Письмом от 18 августа 2020г. истец уведомил ответчика о расторжении договора на основании пункта 1 статьи 420 ГК в связи с существенным нарушением его условий, аргументируя наличием недостатков, ранее изложенных в письме от 9 марта 2020г., и потребовал возврата денежных средств в размере 10 965,00 руб.

В судебном заседании представитель истца адвокат Р. уточнила основание расторжения договора, указав, что по пункту 1 статьи 420 ГК договор мог быть расторгнут только в судебном порядке. Однако с таким иском истец в суд не обращался, как не обращался с требованиями об отказе от исполнения договора на основании пункта 3 статьи 669 ГК в связи с ненадлежащим исполнением ответчиком обязательств в срок, назначенный для исправления недостатков.

26 сентября 2020г. истец уведомил ответчика об одностороннем отказе от исполнения договора на основании пункта 2 статьи 669 ГК в связи с тем, что последний, по мнению истца, выполнял работы по договору настолько медленно, что окончание ее в срок, установленный договором и ТЗ – 30 декабря 2019г., стало явно невозможным. Также истец потребовал возврата суммы неосновательного обогащения в размере 10 965,00 руб.

Ответчик требования истца о расторжении договора по пункту 1 статьи 420 ГК и отказ истца от договора на основании пункта 2 статьи 669 ГК не признал, указав, что все работы, предусмотренные договором и ТЗ, им выполнены в срок. Их результат (ПО и инструкция по адаптации ПО к серверу истца) ответчик по требованию истца разместил на его сервере. Надлежащее исполнение обязательств в соответствии с ТЗ и в срок, по мнению ответчика и его представителей, подтверждается пояснениями представителей истца, актами выполненных работ по этапам, перепиской по электронным средствам коммуникации, платежными поручениями об оплате истцом выполненной работы в полном объеме, а также непредъявлением со стороны истца в установленном законодательством порядке претензий по объему, качеству и срокам выполнения работ.

Полагая доводы истца и его представителей несостоятельными, представители ответчика в судебном заседании указали на невозможность расторжения договора на основании приведенных истцом норм, указав, что ответчик исполнил договор в порядке и срок, предусмотренные им и ТЗ. Также пояснили, что с требованием о расторжении договора на основании пункта 1 статьи 420 ГК истец в судебном порядке не обращался. В отношении отказа истца от договора по пункту 2 статьи 669 ГК указали, что такой отказ является необоснованным, поскольку ответчиком обязательство по договору исполнено 5 ноября 2019г., до истечения его срока (30 декабря 2019г.), ПО и инструкция по его адаптации на сервере истца были переданы истцу, что последний не отрицал.

Оценив доводы сторон в совокупности с представленными доказательствами, суд приходит к выводу о том, что ответчик в порядке и срок, предусмотренный договором, исполнил свои обязательства: разработал и передал истцу предусмотренное договором и ТЗ ПО и инструкцию по адаптации его на сервере истца.

Доводы представителя истца С. о том, что переданное ответчиком ПО не является готовым продуктом, поскольку не соответствует ТЗ, так как ответчиком не выполнены работы по базовой seo-оптимизации сайта (10 этап), тестированию разработанного ПО (11 этап) и по адаптации ПО на сервере истца, суд считает несостоятельными, поскольку по делу достоверно установлено, что ответчик выполнил работы, предусмотренные условиями договора, договор не содержит условий по адаптации ПО на сервере истца, такая работа не относится к предмету договора и могла выполняться ответчиком только при заключении договора на ее выполнение, от заключения которого с ответчиком истец отказался.

В судебном заседании представитель истца С. подтвердил, что между сторонами велись переговоры о заключении договора на выполнение адаптации ПО к серверу истца, и в связи с тем, что стороны не пришли к соглашению о стоимости этих работ, такой договор не был заключен. В этой связи истец заключил договор на выполнение указанной работы с обществом с ограниченной ответственностью «Первый номер сервис», которое не смогло выполнить работу по адаптации ПО, что, по мнению указанного представителя, свидетельствует о ненадлежащем исполнении ответчиком своих обязательств.

Суд считает, что доводы истца о невозможности адаптации ПО на сервере истца в связи с ненадлежащим исполнением ответчиком обязательств по договору и наличием в ПО недостатков, достоверными доказательствами не подтверждены и основаны на предположениях.

В нарушение требований статьи 673 ГК, согласно которой истец обязан в порядке и сроки, предусмотренные договором подряда, с участием ответчика осмотреть и принять результат выполненных работ, а при обнаружении отступлений от договора, ухудшающих результат работ, или иных недостатков в работе, немедленно заявить об этом ответчику. Указанное истец не выполнил. О недостатках в ПО истец заявил ответчику за пределами срока исполнения обязательств (30 декабря 2019г.) только в марте 2020г. Истец с требованием к ответчику об устранении недостатков не обращался, срок для их устранения не устанавливал, с требованием за назначением экспертизы по поводу недостатков выполненной работы не обращался, а потребовал возврата всей суммы оплаченных денежных средств.

С учетом вышеизложенного суд приходит к выводу о том, что отказ истца от исполнения договора на основании пункта 2 статьи 669 ГК является необоснованным, в связи с чем заявленное истцом требование о взыскании с ответчика неосновательного обогащения в размере 10 965,00 руб., связанное с ненадлежащим исполнением последним договора № __ от 4 апреля 2019г., удовлетворению не подлежит.

В силу статьи 114, пунктов 6 и 8 статьи 116 ГПК Республики Беларусь расходы по оплате помощи представителя и другие расходы, признанные судом необходимыми, относятся к издержкам, связанным с рассмотрением дела, и являются судебными расходами.

Согласно части 1 статьи 124 ГПК Республики Беларусь стороне, в пользу которой состоялось решение, суд присуждает возмещение понесенных расходов по оплате помощи представителя за счёт другой стороны исходя из сложности дела и времени, затраченного на его рассмотрение.

В связи с отказом в удовлетворении иска не подлежат взысканию с ответчика в пользу истца судебные расходы по уплате государственной пошлины в размере 548,25 руб., оплате юридической помощи и помощи представителя в размере 2 000,00 руб.

Поскольку в удовлетворении искового требования к ответчику отказано, его представителем адвокатом К. в качестве доказательств, подтверждающих фактически понесенные ее доверителем расходы по оплате помощи представителя, в материалы дела представлены: договор №__ от 31 декабря 2020г. на участие данного представителя в судебных заседаниях и составление письменных документов по делу, заключенный между К. и ООО «Э», платежные поручения № __ от 12 января 2021г. на 650,00 руб., №__ от 20 января 2021г. на 350,00 руб., №__ от 9 февраля 2021г. на 350,00 руб. об оплате услуг по указанному договору, всего на сумму 1 350,00 руб.

С учетом степени сложности дела и времени, затраченного на его рассмотрение, а также принимая во внимание объем оказанных представителем ответчику услуг, суд приходит к выводу, что с истца в пользу ответчика следует взыскать судебные расходы по оплате юридической помощи и помощи представителя в размере 1 350,00 руб.

Руководствуясь ст.ст. 302-306, ст. 310 ГПК Республики Беларусь, суд

РЕШИЛ:

обществу с ограниченной ответственностью «Ч» в иске к обществу с ограниченной ответственностью «Э» о взыскании неосновательного обогащения в размере 10 950,00 рублей, судебных расходов по уплате государственной пошлины в размере 548,25 рублей, оплате юридической помощи и помощи представителя в размере 2 000,00 рублей отказать.

Взыскать с общества с ограниченной ответственностью «Ч» в пользу общества с ограниченной ответственностью «Э» 1 350 (одна тысяча триста пятьдесят) рублей в возмещение расходов по оплате юридической помощи и помощи представителя.

Решение вступает в законную силу немедленно после его провозглашения, обжалованию и опротестованию в апелляционном порядке не подлежит.

Судья

В очередном выпуске

Мониторинг массовой информации