Верховный Суд
Республики Беларусь

Интернет-портал судов общей юрисдикции Республики Беларусь

+375 (17) 308-25-01

+375 (17) 215-06-00

220020, г. Минск, ул. Орловская, 76

Решение Верховного Суда Республики Беларусь по делу № 12-01/209-2020

27 ноября 2020  690

дело №12-01/209-2020

Р Е Ш Е Н И Е

Именем Республики Беларусь

6 ноября 2020 года Верховный Суд Республики Беларусь в составе        судьи ….,

при секретаре судебного заседания ….,

представителей истца – общества с ограниченной ответственностью «И» – О. и С.,

рассмотрев в открытом судебном заседании в помещении Верховного Суда Республики Беларусь гражданское дело по иску общества с ограниченной ответственностью «И» к открытому акционерному обществу «Б» о взыскании лицензионного вознаграждения, пени и процентов за пользование чужими денежными средствами,

установил:

истец – общество с ограниченной ответственностью «И» (далее – ООО «И») – в заявлении суду указал, что 19 декабря 2019 года между ним и ответчиком – открытым акционерным обществом «Б» (далее – ОАО «Б») – был заключен сублицензионный договор №__ (далее – договор), по условиям которого ООО «И» на возмездной основе предоставило ОАО «Б» неисключительные лицензии на использование на территории Республики Беларусь в период с 1 января по 31 декабря 2020 года программных обеспечений, указанных в Приложении №_ к договору.

В соответствии с пп.3.1, 3.4 договора ответчик обязался в течение 30 банковских дней со дня подписания акта приёма-передачи лицензий выплатить истцу лицензионное вознаграждение в размере 26 850 долларов США в белорусских рублях по курсу доллара США, установленному Национальным банком Республики Беларусь на день оплаты.

Акт приёма-передачи лицензий был подписан уполномоченными представителями сторон 22 января 2020 года без замечаний, в связи с чем, по мнению истца, ответчик обязан был выплатить лицензионное вознаграждение в срок до 4 марта 2020 года. Вместе с тем ответчик вознаграждение не выплатил, его задолженность согласно курсу доллара США, установленному Национальным банком Республики Беларусь на дату составления искового заявления – 30 сентября 2020 года, составляет 70 892 рубля 05 копеек.

Согласно п.7.2 договора, в случае несвоевременной выплаты вознаграждения ответчик обязался уплатить пеню в размере 0,1% от неуплаченной в срок суммы за каждый день просрочки платежа, но не более суммы договора. Сумма пени по договору по состоянию на 30 сентября 2020 года составляет 14 887 рублей 33 копейки.

По его, истца, мнению, на основании ст.366 ГК Республики Беларусь ответчик обязан уплатить ООО «И» проценты за пользование чужими денежными средствами, размер которых за указанный период составляет 3 152 рубля 37 копеек.

В адрес ответчика была направлена досудебная претензия, на которую он не ответил и выплату денежных средств не произвёл.

Ссылаясь на указанные обязательства, истец просил взыскать в свою пользу с ОАО «Б» лицензионное вознаграждение по договору в размере 70 892 рублей 05 копеек, пеню в размере 14 887 рублей 33 копеек, проценты за пользование чужими денежными средствами в размере 3 152 рублей 37 копеек, а всего – 88 931 рубль 75 копеек, а также в возмещение судебных расходов по оплате государственной пошлины 4 446 рублей 58 копеек.

В судебном заседании представители истца – ООО «И» – О. и С. в связи с изменением на момент рассмотрения настоящего дела курса иностранных валют и количества дней просрочки платежа, а также заявленным ответчиком ходатайством об уменьшении суммы неустойки уточнили размер исковых требований и просили взыскать с ответчика в пользу истца лицензионное вознаграждение, эквивалентное 26 850 долларам США, в размере 70 220 рублей 80 копеек, пеню за просрочку выплаты вознаграждения по состоянию на 6 ноября 2020 года –  11 000 рублей, проценты за пользование чужими денежными средствами на эту же дату исходя из 246 дней просрочки платежа – 3 657 рублей 81 копейку, судебные расходы по уплате государственной пошлины в размере 4 446 рублей 58 копеек. В остальной части представители истца дали суду объяснения, аналогичные доводам, изложенным в исковом заявлении.

Ответчик – ОАО «Б», надлежащим образом извещённый о времени и месте судебного разбирательства, в судебное заседание своего представителя не направил; в заявлении от 3 ноября 2020 года просил рассматривать дело в его отсутствие, указав, что он признаёт иск частично и не оспаривает сумму задолженности по договору, в том числе, правильность указанного истцом в исковом заявлении периода просрочки платежа и произведенных им расчётов пени и процентов за пользование чужими денежными средствами. Вместе с тем просил суд на основании ч.1 ст.314 ГК Республики Беларусь уменьшить размер пени на 99% от суммы пени, указанной в иске, поскольку, по его мнению, заявленная истцом ко взысканию неустойка с учётом подлежащей выплате ему суммы процентов за пользование чужими денежными средствами несоразмерна последствиям нарушения ответчиком обязательств по договору.

Заслушав объяснения представителей истца, проверив и исследовав письменные доказательства по делу, суд приходит к следующему.

В соответствии со ст.288 ГК Республики Беларусь в силу обязательства одно лицо (должник) обязано совершить в пользу другого лица (кредитора) определенное действие, как-то: передать имущество, выполнить работу, уплатить деньги и т.п., либо воздержаться от определенного действия, а кредитор имеет право требовать от должника исполнения его обязанности.

Обязательства возникают из договора, вследствие причинения вреда, неосновательного обогащения и из иных оснований, указанных в настоящем Кодексе и других актах законодательства.

Согласно ст.290 ГК Республики Беларусь обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями законодательства, а при отсутствии таких условий и требований - в соответствии с обычно предъявляемыми требованиями.

В соответствии с п.1 ст.311 ГК Республики Беларусь неустойкой (штрафом, пеней) признается определенная законодательством или договором денежная сумма, которую должник обязан уплатить кредитору, если иное не предусмотрено законодательными актами, в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности в случае просрочки исполнения. По требованию об уплате неустойки кредитор не обязан доказывать причинение ему убытков.

В силу ч.1 ст.314 ГК Республики Беларусь если подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства, суд вправе уменьшить неустойку.

Согласно п.1 ст.366 ГК Республики Беларусь за пользование чужими денежными средствами вследствие их неправомерного удержания, уклонения от их возврата, иной просрочки в их уплате либо неосновательного получения или сбережения за счет другого лица подлежат уплате проценты на сумму этих средств. Размер процентов определяется ставкой рефинансирования Национального банка Республики Беларусь на день исполнения денежного обязательства или его соответствующей части, за исключением взыскания долга в судебном порядке, когда суд удовлетворяет требование кредитора исходя из ставки рефинансирования Национального банка на день вынесения решения.

Эти правила применяются, если иной размер процентов не установлен законодательством или договором.

В случае, если денежное обязательство в соответствии с законодательством подлежит оплате в белорусских рублях в размере, эквивалентном определенной сумме в иностранной валюте или в условных денежных единицах, проценты начисляются на подлежащую оплате сумму в белорусских рублях, определенную по официальному курсу соответствующей валюты или условных денежных единиц на день исполнения денежного обязательства либо его соответствующей части, а в случае взыскания долга в судебном порядке - на день вынесения решения судом.

В соответствии с ч.1 п.1, пп.1 п.2, ч.1 п.3 ст.985 ГК Республики Беларусь по лицензионному договору сторона, обладающая исключительным правом использования объекта интеллектуальной собственности (лицензиар), предоставляет другой стороне (лицензиату) разрешение использовать соответствующий объект интеллектуальной собственности.

Лицензионный договор может предусматривать предоставление лицензиату права использования объекта интеллектуальной собственности с сохранением за лицензиаром права его использования и права выдачи лицензии другим лицам (простая, неисключительная лицензия).

Договор о предоставлении лицензиатом права использования объекта интеллектуальной собственности другому лицу в пределах, определяемых лицензионным договором, признается сублицензионным договором. Лицензиат вправе заключить сублицензионный договор лишь в случаях, предусмотренных лицензионным договором.

Судом в ходе судебного разбирательства установлено, что 19 декабря 2019 года между ООО «И» и ОАО «Б» был заключен сублицензионный договор №__, по условиям которого ООО «И» на возмездной основе предоставило ОАО «Б» неисключительные лицензии на использование на территории Республики Беларусь в период с 1 января по 31 декабря 2020 года программных обеспечений, указанных в Приложении №_ к договору.

В соответствии с пп.3.1-3.4 договора за предоставление права на использование программных обеспечений ответчик обязался выплатить истцу в течение 30 банковских дней после подписания уполномоченными представителями сторон акта приёма-передачи лицензий лицензионное вознаграждение в размере 26 850 долларов США в белорусских рублях по курсу доллара США, установленному Национальным банком Республики Беларусь на дату оплаты, путём перечисления денежных средств на расчётный счёт истца.

Согласно п.7.2 договора, в случае несвоевременной выплаты вознаграждения, ответчик обязался уплатить истцу пеню в размере 0,1% от неуплаченной в срок суммы за каждый день просрочки платежа, но не более суммы договора.

Право на заключение истцом сублицензионных договоров с третьими лицами предусмотрено сублицензионным соглашением от 11 ноября 2016 года №__, заключенным между ним и обществом с ограниченной ответственностью «Р», приложениями к этому соглашению – счётом №_ от 14 января 2020 года и актом приёма-передачи лицензий №_ от 21 января 2020 года, в соответствии с которыми данное юридическое лицо предоставило истцу на возмездной основе неисключительные лицензии на указанные в акте от 22 января 2020 года к сублицензионному договору  №__ программные обеспечения в целях их последующего распространения пользователям на территории Республики Беларусь.

Данные обстоятельства не оспаривались юридически заинтересованными в исходе дела лицами и подтверждаются представленными в материалы дела сублицензионным договором №__ от 19 декабря 2019 года; Приложениями №_ (спецификация) и №_ (протокол согласования лицензионного вознаграждения) к договору; сублицензионным соглашением от 11 ноября 2016 года №__ и приложениями к нему от 14 и 21 января 2020 года.

Далее по делу установлено и следует из акта приёма-передачи лицензий от 22 января 2020 года, что истец – ООО «И» – предоставил по договору ответчику – ОАО «Б» – неисключительные лицензии на использование и обновление программных обеспечений: «C» (лицензии на ПО C., H., K.) в количестве 2-х единиц; «C-N» (лицензия на ПО C.) в количестве 1 единицы; «S-S» (лицензия на техническую поддержку и обновление ПО C.) в количестве 1 единицы общей стоимостью, эквивалентной 26 610 долларам США, включая НДС 4 435 долларов США.

Кроме того, по товарной накладной №__ от 22 января 2020 года истец передал ответчику 2 материальных носителя, содержащих экземпляры следующих программных обеспечений: «C.» (программное обеспечение C. для виртуальных сред версии __); «C-N» (программное обеспечение сервера управления C. версии __) общей стоимостью, эквивалентной 240 долларам США.

В связи с подписанием указанного акта и передачей, в том числе по акту от 22 января 2020 года, экземпляров вышеназванных программных обеспечений и лицензий на их использование в соответствии с п.3.4 договора ОАО «Б» в течение 30 банковских дней, то есть до 4 марта 2020 года обязано было произвести расчёт по договору и выплатить в пользу ООО «И» в белорусских рублях сумму, эквивалентную 26 850 долларам США (26 610 + 240) по курсу доллара, установленному Национальным банком Республики Беларусь на день оплаты.

Согласно объяснениям в судебном заседании представителей истца – ООО «И» – О. и С., заявлению ответчика от 3 ноября 2020 года последний свои обязательства по договору в этой части не исполнил, выплату лицензионного вознаграждения в пользу истца не произвёл, ссылаясь на своё тяжёлое экономическое положение.

С учётом курса белорусского рубля по отношению к доллару США, установленного Национальным банком Республики Беларусь на момент рассмотрения дела, сумма подлежащего выплате истцу лицензионного вознаграждения составляет 70 220 рублей 80 копеек (26 850 х 2,6153).

По условиям договора ответчик также обязался в случае нарушения срока выплаты вознаграждения уплатить истцу неустойку в виде пени в размере 0,1% от неуплаченной в срок суммы за каждый день просрочки платежа (п.7.2 договора).

Поскольку денежное обязательство по выплате лицензионного вознаграждения не было исполнено ответчиком в установленный в договоре срок, то в силу п.1 ст.366 ГК Республики Беларусь на него возлагается обязанность уплатить проценты на сумму этих средств исходя из ставки рефинансирования Национального банка Республики Беларусь и официального курса доллара США на день вынесения решения.

Согласно представленному истцом расчёту пени и процентов за пользование чужими денежными средствами по состоянию на 6 ноября 2020 года размер пени по договору составляет 17 274 рубля 31 копейку, процентов за пользование чужими денежными средствами – 3 657 рублей 81 копейку.

В судебном заседании представители истца – ООО «И» – О. и С. пояснили, что с учётом заявленного ответчиком ходатайства об уменьшении размера пени на 99% от указанной в иске суммы истец при уточнении исковых требований уменьшил пеню до 11 000 рублей, поэтому в удовлетворении заявленного ответчиком ходатайства о дополнительном уменьшении пени просили отказать.

Разрешая вопрос о размере пени с учётом подлежащей взысканию суммы процентов за пользование чужими денежными средствами, и, принимая во внимание факт отсутствия в деле доказательств, свидетельствующих о наступлении для истца каких-либо негативных последствий вследствие нарушения ответчиком вышеуказанного обязательства, а также факт обращения истца в суд с настоящим иском спустя значительное время после наступления срока исполнения ответчиком денежного обязательства, что повлияло на увеличение срока просрочки платежа и размеров взыскиваемых решением суда неустойки и процентов за пользование чужими денежными средствами, суд пришёл к выводу, что заявленная ко взысканию неустойка в виде пени несоразмерна последствиям нарушения обязательства и на основании ч.1 ст.314 ГПК Республики Беларусь подлежит уменьшению до 5 000 рублей.

На основании изложенного суд считает необходимым исковые требования удовлетворить частично и взыскать с ОАО «Б» в пользу ООО «И» по заключенному между ними 19 декабря 2019 года сублицензионному договору №__ лицензионное вознаграждение в размере 70 220 рублей 80 копеек, пеню в размере 5 000 рублей, проценты за пользование чужими денежными средствами в размере 3 657 рублей 81 копейки, а всего – 78 878 рублей 61 копейку, отказав в остальной части иска.

В соответствии со ст.135 ГПК Республики Беларусь стороне, в пользу которой состоялось решение, суд присуждает за счёт другой стороны возмещение всех понесенных ею судебных расходов по делу, хотя бы эта сторона и была освобождена от уплаты их в доход государства.

Согласно платёжному поручению №__ от 30 сентября 2020 года истец за подачу в суд искового заявления оплатил государственную пошлину в размере 4 446 рублей 58 копеек.

Поскольку иск ООО «И» удовлетворён частично, в силу ст.135 ГПК Республики Беларусь с ответчика в пользу истца в счёт возмещения судебных расходов по оплате государственной пошлины следует взыскать 3 943 рубля 93 копейки (78 878,61 х 5%), отказав в удовлетворении данного требования в остальной части.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст.302-306 ГПК Республики Беларусь, суд

решил:

взыскать с открытого акционерного общества «Б» в пользу общества с ограниченной ответственностью «И» по заключенному между ними 19 декабря 2019 года сублицензионному договору №__ лицензионное вознаграждение в размере 70 220 рублей 80 копеек, пеню в размере 5 000 рублей, проценты за пользование чужими денежными средствами в размере 3 657 рублей 81 копейки, в возмещение расходов по оплате государственной пошлины 3 943 рубля 93 копейки, а всего – 82 822 (восемьдесят две тысячи восемьсот двадцать два) рубля 54 (пятьдесят четыре) копейки, отказав в остальной части требований.

Решение вступает в законную силу немедленно после его провозглашения, обжалованию и опротестованию в апелляционном порядке не подлежит.

Судья                                                                                              

В очередном выпуске

Мониторинг массовой информации