Верховный Суд
Республики Беларусь

Интернет-портал судов общей юрисдикции Республики Беларусь

+375 (17) 308-25-01

+375 (17) 215-06-00

220020, г. Минск, ул. Орловская, 76

Актуально

  28129
О назначении судебного разбирательства по уголовному делу по обвинению Сазанович Я.С., Навоши Д.А., Занемонской В.И., Высоцкой О.В., Богдановича Д.А. в совершении преступлений, предусмотренных ч.3 ст.130, ч.3 ст.203-1 УК Республики Беларусь
21 ноября 2022  846 14 ноября 2022  689 11 ноября 2022  1007 11 ноября 2022  1646 8 ноября 2022  1005

Решение Верховного Суда Республики Беларусь по делу № 1ИГИП2021

5 марта 2021  489

дело № 1ИГИП2021

Р Е Ш Е Н И Е

Именем Республики Беларусь

15 февраля 2021 года Верховный Суд Республики Беларусь в составе судьи….,

при секретаре судебного заседания ….,

с участием истца – индивидуального предпринимателя К.,

представителя ответчика – закрытого акционерного общества «А» – адвоката Д.,

рассмотрев в открытом судебном заседании в помещении Верховного Суда Республики Беларусь гражданское дело по иску индивидуального предпринимателя К. к закрытому акционерному обществу «А» о взыскании суммы основного долга, пени и процентов за пользование чужими денежными средствами,

установил:

в исковом заявлении истец – индивидуальный предприниматель К. (далее – ИП К.) – указал, что 7 мая 2020 года между ним и ответчиком – закрытым акционерным обществом «А» (далее – ЗАО «А») – были заключены два договора возмездного оказания услуг, имеющие один и тот же номер – №__, предмет и условия, за исключением сроков их действия (далее – договор № 1 и договор № 2). Согласно указанным договорам он, как исполнитель, обязался по заданиям ответчика, как заказчика, осуществлять разработку нового и доработку имеющегося у последнего программного обеспечения на платформе 1С, и его консультирование в этой области. Ответчик со своей стороны обязался принять оказанные услуги по акту приёма-сдачи и оплатить их не позднее трёх банковских дней с момента подписания акта.

По его, истца, мнению, он надлежащим образом оказал ответчику услуги по указанным договорам, однако последний оплатил их частично, а именно не оплатил услуги по актам к договору № 1: №__ от 22 мая 2020 года – в размере 2 400 рублей; №__ от 31 мая 2020 года – в размере 720 рублей; №__ от 30 июня 2020 года – в размере 1 520 рублей, а всего – в размере 4 640 рублей.

В соответствии с пп.5.2 договора № 1 за просрочку оплаты оказанных услуг ответчик обязался уплатить ему пеню в размере 0,1% от подлежащей выплате суммы за каждый день просрочки оплаты. Также, по его мнению, на основании ст.366 ГК Республики Беларусь ответчик обязан уплатить ему проценты за пользование чужими денежными средствами.

Согласно приложенным к исковому заявлению расчётам за период с 28 мая 2020 года по 7 декабря 2020 года размер пени составляет 834 рубля 32 копейки, процентов за пользование чужими денежными средствами – 176 рублей 67 копеек.

Учитывая, что ответчик отклонил направленную в его адрес 24 сентября 2020 года досудебную претензию, истец, ссылаясь на указанные обстоятельства, просил взыскать в свою пользу с ЗАО «А» сумму основного долга по договору № 1 в размере 4 640 рублей, пеню в размере 834 рублей 32 копеек, проценты за пользование чужими денежными средствами в размере 176 рублей 67 копеек, а также судебные расходы по оплате государственной пошлины в размере 277 рублей 21 копейки.

поданном в суд заявлении от 26 января 2021 года истец – ИП К. – суду указал, что между ним и ответчиком был заключен лишь один договор №__ от 7 мая 2020 года (далее – договор №__); обоснование иска в части заключения между сторонами двух договоров с одинаковыми реквизитами не соответствует фактическим обстоятельствам; все акты, представленные им в материалы дела, относятся к договору №__.

В судебном заседании истец – ИП К. – исковые требования поддержал в полном объёме, указав, что по договору №__ были составлены и подписаны сторонами 3 дополнительных акта: №__ от 22 мая 2020 года на сумму 2 400 рублей; № __ от 31 мая 2020 года на сумму 720 рублей; №__ от 30 июня 2020 года на сумму 1 520 рублей, а всего – на общую сумму 4 640 рублей, по которым ответчику предъявлены вышеуказанные исковые требования. Эти акты являются дополнительными, поскольку имеют одинаковые реквизиты и содержание (за исключением замены в некоторых пунктах наименований услуг слова «доработка» на слово «настройка») с актами №__, №__ и №__ от вышеуказанных дат соответственно, по которым истцом услуги были оплачены в полном объёме. Дополнительные акты были подписаны сторонами летом 2020 года в различный период времени. Указанные в них даты не соответствуют датам их фактического подписания. В остальной части дал суду объяснения, аналогичные доводам, изложенным в исковом заявлении и дополнении к нему от 26 января 2021 года. Также просил взыскать с ответчика в свою пользу в возмещение расходов по оплате оказанной ему адвокатом С. юридической помощи 700 рублей.

Представитель ответчика – ЗАО «А» – адвокат Д. иск не признала и просила в его удовлетворении истцу отказать, указав, что между истцом и ответчиком был заключен лишь один договор №__ от 7 мая 2020 года. Оказанные по этому договору услуги были оплачены истцу в полном объёме в соответствии с подписанными сторонами актами приёма-сдачи услуг. Данный договор и акты №__ от 22 мая 2020 года, №__ от 31 мая 2020 года, №__ от 30 июня 2020 года переподписывались сторонами в связи с допущенными при их составлении неточностями. Однако исправленные документы, как ошибочно составленные и подписанные сторонами, истцом уничтожены не были и по данному делу предъявлены суду в качестве доказательств неисполнения ответчиком своих обязательств по договору, в связи с чем просила суд не принимать их в качестве допустимых и достоверных доказательств и считать их подложными. Также просила взыскать с истца в пользу ЗАО «А» в возмещение расходов по оплате её, адвоката Д., помощи 700 рублей.

Заслушав объяснения истца, представителя ответчика, показания свидетелей Д., И., М., проверив и исследовав письменные доказательства по делу, суд приходит к следующему.

В соответствии со ст. 288 ГК Республики Беларусь в силу обязательства одно лицо (должник) обязано совершить в пользу другого лица (кредитора) определенное действие, как-то: передать имущество, выполнить работу, уплатить деньги и т.п., либо воздержаться от определенного действия, а кредитор имеет право требовать от должника исполнения его обязанности.

Обязательства возникают из договора, вследствие причинения вреда, неосновательного обогащения и из иных оснований, указанных в настоящем Кодексе и других актах законодательства.

В силу ст. 290 ГК Республики Беларусь обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями законодательства, а при отсутствии таких условий и требований - в соответствии с обычно предъявляемыми требованиями.

Согласно п.1 ст.311 ГК Республики Беларусь неустойкой (штрафом, пеней) признается определенная законодательством или договором денежная сумма, которую должник обязан уплатить кредитору, если иное не предусмотрено законодательными актами, в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности в случае просрочки исполнения.

В соответствии с ч.1 и ч.2 п. 1 ст. 366 ГК Республики Беларусь за пользование чужими денежными средствами вследствие их неправомерного удержания, уклонения от их возврата, иной просрочки в их уплате либо неосновательного получения или сбережения за счет другого лица подлежат уплате проценты на сумму этих средств. Размер процентов определяется ставкой рефинансирования Национального банка Республики Беларусь на день исполнения денежного обязательства или его соответствующей части, за исключением взыскания долга в судебном порядке, когда суд удовлетворяет требование кредитора исходя из ставки рефинансирования Национального банка на день вынесения решения.

Эти правила применяются, если иной размер процентов не установлен законодательством или договором.

Согласно п.1 ст.733 ГК Республики Беларусь по договору возмездного оказания услуг одна сторона (исполнитель) обязуется по заданию другой стороны (заказчика) оказать услуги (совершить определенные действия или осуществить определенную деятельность), а заказчик обязуется оплатить эти услуги.

Судом в ходе судебного разбирательства установлено, что 7 мая 2020 года между истцом – ИП К. – и ответчиком – ЗАО «А» – был заключен договор возмездного оказания услуг №__, по условиям которого истец, как исполнитель, обязался по заданию ответчика, как заказчика, осуществлять разработку нового и доработку имеющегося у последнего программного обеспечения на платформе 1С, и его консультирование в этой области (пп.1.1 договора).

В соответствии с пп.1.3 договора №__ перечень конкретных заданий исполнителю на каждый отдельный этап исполнения должен определяться заказчиком самостоятельно и доводиться исполнителю устно или письменно в срок, достаточный для выполнения задания.

По факту оказания услуг исполнитель обязан был оформить акт приёма-сдачи услуг и представить его заказчику. Скан-копии документов могли быть отправлены заказчику с указанного в договоре электронного адреса исполнителя. Стороны пришли к соглашению, что электронные копии документов являются основанием для оплаты (пп.3.1, 7.1-7.2 договора №__).

В силу пп.7.3 договора №__ акт приёма-сдачи оказанных услуг подлежал подписанию сторонами не позднее пяти банковских дней с момента поступления скан-копии акта на указанный в договоре электронный адрес заказчика.

пп.7.5 договора №__ все работы (услуги) по акту приёма-сдачи считаются выполненными в полном объёме и качественно, если в течение пяти банковских дней заказчик не направил на электронный адрес исполнителя акт о выявленных недостатках.

В соответствии с пп.3.2-3.4 договора №__ сумма оплаты подлежала определению в соответствии с протоколом согласования цены, являющимся неотъемлемой частью договора, и указанию в акте приёма-сдачи услуг. Заказчик обязался оплачивать услуги истца не позднее трёх банковских дней с момента подписания акта приёма-сдачи услуг путём банковского перевода денежных средств на счёт последнего.

На основании пп.5.2 договора №__ за просрочку оплаты оказанных услуг ответчик обязался уплатить истцу пеню в размере 0,1% от подлежащей выплате суммы за каждый день просрочки оплаты.

Далее по делу установлено, что истец – ИП К. – по договору №__ оказал ответчику услуги:

- по акту приёма-сдачи № __ от 22 мая 2020 года в период с 7 по 22 мая 2020 года в объёме 80 часов на сумму 2 400 рублей;

- по акту приёма-сдачи №__ от 31 мая 2020 года в период с 23 по 31 мая 2020 года в объёме 24 часов на сумму 720 рублей;

- по акту приёма-сдачи №__ от 19 июня 2020 года в период с 1 по 19 июня 2020 года в объёме 46 часов на сумму 1 380 рублей;

- по акту приёма-сдачи №__ от 30 июня 2020 года в период с 20 по 30 июня 2020 года в объёме 38 часов на сумму 1 520 рублей;

- по акту приёма-сдачи №__ от 31 июля 2020 года в период с 1 по 31 июля 2020 года в объёме 84 часов на сумму 3 360 рублей, а всего по указанным актам – на общую сумму 9 380 рублей.

Из указанных актов, объяснений истца и представителя ответчика следует, что услуги по договору в этой части были оказаны ИП К. в установленные сроки; ответчик, как заказчик, по объёму и качеству оказанных услуг претензий не имел и оплатил их в полном объёме, что подтверждается платёжными поручениями: №__ от 22 мая 2020 года и № __ от 26 мая 2020 года о зачислении на счёт истца по акту №__ от 22 мая 2020 года общей суммы 2 400 рублей (1200 + 1200); №__ от 12 июня 2020 года о зачислении на счёт истца по акту №__ от 31 мая 2020 года 720 рублей; №__ от 26 июня 2020 года о зачислении на счёт истца по акту №__ от 19 июня 2020 года 1 380 рублей; № __ от 9 июля 2020 года о зачислении на счёт истца по акту №__ от 30 июня 2020 года 1 520 рублей; №__ от 7 августа 2020 года и № __ от 11 августа 2020 года о зачислении на счёт истца по акту № __ от 31 июля 2020 года общей суммы 3 360 рублей (2000 + 1360).

Относительно сроков и порядка оплаты услуг в этой части стороны претензий друг к другу не имели.

Согласно объяснениям истца – ИП К. – по этому же договору №__ им в периоды с 7 по 31 мая 2020 года и с 20 по 30 июня 2020 года были оказаны ответчику услуги на общую сумму 4 640 рублей, что, по его мнению, подтверждается подписанными сторонами и представленными им в материалы дела условно названными в ходе судебного разбирательства дополнительными актами: №__ от 22 мая 2020 года на сумму 2 400 рублей; №__ от 31 мая 2020 года на сумму 720 рублей; №__ от 30 июня 2020 года на сумму 1 520 рублей, в некоторых пунктах которых в наименовании услуг (работ) вместо слова «доработка» указано «настройка».

В судебном заседании и письменных возражениях против иска представитель ответчика – ЗАО «А» – адвокат Д. указала, что в связи с редактированием трёх вышеуказанных актов (заменой слов «доработка» на «настройка») они переподписывались сторонами, однако подлинники исправленных актов, имеющиеся у истца, уничтожены не были, поэтому не могут являться допустимыми и достоверными доказательствами по делу.

Проведя сравнительный анализ основных (условно) и дополнительных актов приёма-сдачи услуг №__ от 22 мая 2020 года, № __ от 31 мая 2020 года, №__ от 30 июня 2020 года, судом установлено, что эти акты по реквизитам и содержанию идентичны, за следующими исключениями: в акте №__ от 22 мая 2020 года на л.д.__ в наименовании услуг (работ) в пп.4 и 5 указано: «… доработка профиля…» и «Доработка выгрузки…», а в акте на л.д.__ в этих же пунктах: «… настройки профиля…» и «Настройки выгрузки…» соответственно; в акте №__ от 31 мая 2020 года на л.д.__ в наименовании услуг (работ) в пп.1 и 3 указано: «Доработка применения…» и «Доработка переноса…», а в акте на л.д.__ в этих же пунктах: «Настройка применения…» и «Настройка переноса…» соответственно; в акте №__ от 30 июня 2020 года на л.д.__ в наименовании услуг (работ) в пп.1 и 8 указано: «Доработка контроля…» и «Доработка по запросу…», в п.13: «Обработка по смещению…», а в акте на л.д.__ в этих же пунктах: «Настройка контроля…», «Настройка по запросу…» и «Настройка обработки по смещению…».

по делу в качестве свидетеля И. суду показала, что с конца июня 2020 года на основании заключенного с ЗАО «А» договора она оказывает последнему услуги по ведению бухгалтерского, налогового и статистического учётов. Проверяя учётные документы, у неё возникли вопросы по ранее подписанным истцом и ответчиком актам в части правильного указания в них терминов, в частности «доработка» и «настройка». По её мнению, «доработка» программного обеспечения влечёт его модернизацию и улучшение как нематериального актива, состоящего на бухгалтерском учёте ЗАО «А», что влияло на правильность его учёта. Учитывая, что ИП К. фактически осуществлял настройку имеющегося у ответчика программного обеспечения, ею в начале июля 2020 года истцу в офисе ЗАО «А» было предложено произвести замену ранее подписанных актов, указав в них вместо слова «доработка» – «настройка». ИП К. не возражал против этого, внёс в указанной части изменения в три акта, экземпляры которых были распечатаны на принтере, подписаны им и переданы для подписания директору ЗАО «А» Д. Экземпляры исправленных актов, находившиеся у ответчика, были уничтожены. При этом акт их уничтожения не составлялся. Экземпляры истца – не изымались. О задолженности ЗАО «А» по исправленным актам впервые истец уведомил ответчика в досудебной претензии. Ранее по этим актам никаких претензий и требований не предъявлял.

Свидетель М. суду показала, что с февраля 2020 года работала в ЗАО «А» заместителем главного бухгалтера. В целях правильного бухгалтерского учёта в её присутствии обсуждался вопрос об исправлении и замене ранее подписанных сторонами актов приёма-сдачи оказанных истцом ИП К. услуг по договору №__ в связи с неправильным указанием в них наименования услуг. ИП К. не возражал и акты были переподписаны и заменены.

Свидетель Д. суду показал, что как директор ЗАО «А» по указанным основаниям и предложению работников бухгалтерии переподписывал экземпляры договора №__ и вышеуказанные акты. При этом экземпляры исправленных документов у истца не изымались. Документальный учёт объёма оказанных истцом услуг по договору (выполненных работ) и времени, затраченного им на исполнение обязательств по договору, со стороны заказчика не вёлся, протоколы согласования цены в соответствии пп.3.3 договора №__ не составлялись. Разногласия между сторонами возникли после предъявления истцом к подписанию акта №__ от 31 августа 2020 года в связи с выявленными в нём И. завышениями относительно объёма часов, затраченных истцом на оказание услуг. По этим причинам в последующем договор №__ между сторонами был расторгнут.

дополнительного соглашения №_ от 25 сентября 2020 года к договору №__ усматривается, что стороны пришли к соглашению о расторжении данного договора и прекращении его действия с 31 августа 2020 года.

Оценив представленные суду доказательства в их совокупности, суд не находит оснований для удовлетворения иска исходя из следующего.

Условно названные в рамках данного судебного разбирательства дополнительные акты №__ от 22 мая 2020 года, № __ от 31 мая 2020 года и №__ от 30 июня 2020 года не могут быть положены в основу решения, поскольку в них содержатся сведения об оказании (выполнении) ИП К. по договору №__ в один и тот же период времени, одних и тех же (за вышеуказанным исключением) услуг (работ), в том числе по объёму затраченного времени на их оказание (выполнение) и их стоимости, которые были оплачены ответчиком в полном объёме по вышеназванным актам с такими же реквизитами. Данные акты не имеют самостоятельных номеров и указания о том, что они являются дополнительными (самостоятельными документами учёта). В соответствии с условиями договора они не были составлены и направлены ответчику к подписанию в каждый отдельный отчётный период времени по факту оказания услуг (выполнения работ) вместе с основными (условно) актами, а были предъявлены ИП К. ЗАО «А» к оплате после возникновения между ними разногласий, вместе с досудебной претензией по данному делу.

В судебном заседании истец ИП К. не смог пояснить, когда и какие именно по каждому из представленных им в материалы дела актов, в том числе совпадающих по реквизитам и содержанию, услуги им были оказаны ответчику, а также сослаться на соответствующие доказательства.

объяснениям сторон протоколы согласования цены оказываемых услуг в соответствии пп.3.3 договора № АА1 не составлялись. Документальный учёт осуществляемых заказов по договору и времени, затраченного на их выполнение, не вёлся.

В соответствии с положениями ст.20 и ч.1 ст.179 ГПК Республики Беларусь обязанность представить необходимые для установления истины по делу доказательства лежит на сторонах, третьих лицах и других юридически заинтересованных в исходе дела лицах. Каждая сторона доказывает факты, на которые ссылается как на основание своих требований или возражений.

Согласно ч.1 п.8 постановления Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 28 июня 2001 года № 7 «О применении норм Гражданского процессуального кодекса при рассмотрении дел в суде первой инстанции» (в редакции от 27 сентября 2018 года) непредставление суду сторонами или другими юридически заинтересованными в исходе дела лицами доказательств, когда к этому не было препятствий, не исключает возможности рассмотрения дела по существу по имеющимся доказательствам.

доверять объяснениям представителя ответчика – ЗАО «А» – адвоката Д. и показаниям свидетелей И., М., Д. о том, что по просьбе ответчика в вышеуказанные акты вносились изменения и они переподписывались сторонами, однако исправленные экземпляры в полном объёмы уничтожены не были и по данному делу представлены в качестве доказательств неисполнения ответчиком своих обязательств по договору, у суда нет оснований, поскольку они являются последовательными, согласуются друг с другом и не опровергнуты допустимыми и достоверными доказательствами, свидетельствующими об ином.

связи с изложенным суд считает необходимым истцу – ИП К. – в удовлетворении иска к ответчику – ЗАО «А» – о взыскании суммы основного долга, пени и процентов за пользование чужими денежными средствами отказать.

Согласно ч.1 ст.124 ГПК Республики Беларусь стороне, в пользу которой состоялось решение, суд присуждает возмещение понесенных расходов по оплате помощи представителя за счёт другой стороны исходя из сложности дела и времени, затраченного на его рассмотрение.

В соответствии с ч.1 ст.135 ГПК Республики Беларусь стороне, в пользу которой состоялось решение, суд присуждает за счет другой стороны возмещение всех понесенных ею судебных расходов по делу, хотя бы эта сторона и была освобождена от уплаты их в доход государства.

Поскольку истцу в удовлетворении иска отказано, его требования о взыскании в его пользу с ответчика судебных расходов по оплате государственной пошлины за подачу в суд искового заявления и помощи представителя также не подлежат удовлетворению.

Судом установлено, что в связи с рассмотрением настоящего дела ответчик – ЗАО «А» – понёс расходы по оплате юридической помощи адвоката Д. в размере 700 рублей, выразившейся в её участии в подготовке дела к судебному разбирательству и судебном заседании, что подтверждается актами сдачи-приёма оказанной помощи №_ от 12 января 2021 года и №_ от 20 января 2021 года; платёжными поручениями: №__ и №__ от 26 января 2021 года, №__ от 10 февраля 2021 года, свидетельствующими об оплате ответчиком адвокату гонорара по договору на оказание юридической помощи от 11 января 2021 года в указанном размере.

Принимая во внимание уровень сложности дела, а также объём времени, затраченного на его рассмотрение, в связи с отказом истцу в удовлетворении иска суд считает возможным взыскать с него в пользу ответчика в возмещение понесенных им расходов по оплате помощи представителя 700 рублей.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст.302-306 ГПК Республики Беларусь, суд

решил:

предпринимателю К. в иске к закрытому акционерному обществу «А» о взыскании суммы основного долга, пени и процентов за пользование чужими денежными средствами, а также в требовании о возмещении судебных расходов по оплате государственной пошлины за подачу в суд искового заявления и помощи представителя отказать.

с индивидуального предпринимателя К. в пользу закрытого акционерного общества «А» в возмещение расходов по оплате помощи представителя 700 (семьсот) рублей.

Решение вступает в законную силу немедленно после его провозглашения, обжалованию и опротестованию в апелляционном порядке не подлежит.

Судья

В очередном выпуске

Мониторинг массовой информации