Верховный Суд
Республики Беларусь

Интернет-портал судов общей юрисдикции Республики Беларусь

+375 (17) 308-25-01

+375 (17) 215-06-00

220020, г. Минск, ул. Орловская, 76

Решение Верховного Суда Республики Беларусь по делу № 12-01/200-2020

27 ноября 2020  726

дело № 12-01/200-2020

Р Е Ш Е Н И Е

Именем Республики Беларусь

5 ноября 2020 года  Верховный  Суд  Республики  Беларусь                                        в составе судьи .,

при секретаре судебного заседания ….,

с участием представителя истца – государственного учреждения «Т» – Ш.,

рассмотрев в открытом судебном заседании в помещении Верховного Суда Республики Беларусь гражданское дело по иску государственного учреждения «Т» к обществу с дополнительной ответственностью «Р» о расторжении договора,

У С Т А Н О В И Л:

истец – государственное учреждение «Т» (далее – ГУ «Т») – в заявлении суду просил расторгнуть договор №__ от 21 июля 2014г. на основании подпункта 1 пункта 2 статьи 420 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее – ГК) в связи с существенным его нарушением. Также просил взыскать с ответчика – общества с дополнительной ответственностью «Р» (далее – ОДО «Р») – в счет возмещения судебных расходов по уплате государственной пошлины 1 350,00 руб.

Требования истец аргументировал тем, что по условиям договора ответчик обязался разработать программное обеспечение по автоматизированному учету и выдаче разрешений на проезд транспортных средств перевозчиков Республики Беларусь по территории иностранных государств в соответствии с календарным планом и техническими требованиями (приложения №_ и № _к договору). По завершении работ обязался передать истцу созданный продукт и документацию к нему, а истец – принять и оплатить выполненную работу в порядке и сроки, предусмотренные договором. В 2014г. истец перечислил на счет ответчика стоимость выполненных работ по этапам 1-16 календарного плана в размере 240 025 600 неденоминированных рублей. Ответчик условия договора нарушил. В предусмотренный договором срок обязательства не исполнил. Работы по этапам 17-20 календарного плана не выполнил. Недостатки, выявленные истцом при тестировании результатов выполненных работ по этапам 1-16, не устранил. Программное обеспечение, соответствующее техническому заданию, в предусмотренный договором срок (май 2015г.), не создал и на технические средства истца не установил. С 2016г. прекратил выполнение работ по договору. Требование истца о расторжении договора в досудебном порядке осталось без удовлетворения. В связи с нарушением ответчиком договора истец вынужден был заключить другой договор на создание аналогичного программного продукта, который был создан, введен в эксплуатацию в 2018г. и стоимость которого истец оплатил в размере 109 888,80 руб. Нарушение договора ответчиком повлекло ущерб, в результате которого истец в значительной степени лишился того, на что был вправе рассчитывать при заключении договора.

В судебном заседании представитель истца – ГУ «Т» – Ш. иск и дополнительное обоснование к нему поддержала и дала суду объяснения, аналогичные доводам искового заявления. Указала, что программное обеспечение в установленный срок (май 2015г.) ответчик не создал. Права на него не передал и срок исполнения обязательств по договору нарушил. Недостатки выполненной ответчиком работы по этапам 1-16 и невыполнение этапов 17-20 календарного плана не позволяют использовать результаты частично выполненной по договору работы. Поскольку ответчик нарушил срок исполнения обязательств, по истечению которого программное обеспечение, предусмотренное техническим заданием, не могло быть создано по причине изменения законодательства Республики Беларусь, регулирующего выдачу разрешений на проезд грузовых автомобильных транспортных средств по территории иностранных государств, истец был вынужден 4 мая 2018г. заключить договор №__ с обществом с ограниченной ответственностью «С» (далее – ООО «С») на разработку аналогичного программного продукта, который был в 2018г. создан, введен в эксплуатацию и оплачен истцом. По мнению истца, ответчик существенно нарушил договор, так как нарушил срок исполнения обязательств (более пять лет) и не создал предусмотренный договором продукт, чем причинил ущерб, в результате которого истец, оплативший большую часть стоимости работ, программное обеспечение не получил, на получение которого рассчитывал при заключении договора. Из-за нарушения срока исполнения обязательств истец утратил интерес к договору, так как его предмет утратил свою актуальность по причине изменения законодательства, регулирующего выдачу разрешений, что повлекло необходимость изменения алгоритмов выполнения работ по этапам 1-16 календарного плана для создания программного обеспечения.

Ответчик – ОДО «Р», надлежащим образом извещенный о времени и месте судебного заседания по последнему известному месту нахождения (регистрации), в судебное заседание не явился. Возражений против иска не представил.

Заслушав объяснения представителя истца, показания свидетелей, проверив и исследовав письменные доказательства по делу, суд приходит к следующему.

В соответствии со статьей 290 ГК обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями законодательства, а при отсутствии таких условий и требований – в соответствии с обычно предъявляемыми требованиями.

Согласно пункту 1, подпункту 1 пункта 2 статьи 420 ГК изменение и расторжение договора возможно по соглашению сторон, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом и иными актами законодательства или договором.

По требованию одной из сторон договор может быть изменен или расторгнут по решению суда, в том числе при существенном нарушении договора другой стороной.

Существенным признается нарушение договора одной из сторон, влекущее для другой стороны такой ущерб, в результате которого она в значительной степени лишается того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора.

В силу статьи 422 ГК соглашение об изменении или расторжении договора совершается в той же форме, что и договор, если из законодательства, договора не вытекает иное.

Требование об изменении или расторжении договора может быть заявлено стороной в суд только после получения отказа другой стороны на предложение изменить или расторгнуть договор либо неполучения ответа в срок, указанный в предложении или установленный законодательством либо договором, а при его отсутствии – в тридцатидневный срок. Настоящим Кодексом, иными законами и актами Президента Республики Беларусь может быть установлен иной порядок расторжения договора.

По делу установлено, что ГУ «Т» (истец, заказчик) и ОДО «Р» (ответчик, исполнитель) 21 июля 2014г. заключили договор №__, являющийся по своей правовой природе смешанным договором, содержащий обязательства по выполнению работ по созданию объекта авторского права и обязательства по передаче исключительного права на него.

В этой связи при разрешении спора подлежат применению нормы гражданского законодательства, регулирующие правоотношения о подряде и уступке права на объект авторского права.

Согласно пункту 1 статьи 656 ГК по договору подряда одна сторона (подрядчик) обязуется выполнить по заданию другой стороны (заказчика) определенную работу и сдать ее результат заказчику в установленный срок, а заказчик обязуется принять результат работы и оплатить его (уплатить цену работы). Работа выполняется за риск подрядчика, если иное не предусмотрено законодательством или соглашением сторон.

В соответствии со статьей 662 ГК в договоре подряда указываются начальный и конечный сроки выполнения работы. По согласованию между сторонами в договоре могут быть предусмотрены также сроки начала и завершения отдельных этапов работы (промежуточные сроки).

Если иное не установлено законодательством или не предусмотрено договором, подрядчик несет ответственность за нарушение как начального и конечного, так и промежуточных сроков выполнения работ. Указанные в договоре подряда начальный, конечный и промежуточные сроки выполнения работы могут быть изменены в случаях и порядке, предусмотренных договором.

Указанные в пункте 2 статьи 376 настоящего Кодекса последствия просрочки исполнения наступают при нарушении конечного срока исполнения работы.

Порядок принятия результата работы заказчиком и последствия его нарушения регулируются статьей 673 ГК Республики Беларусь.

Условия и порядок уступки исключительного права регулируются статьями 984-1 ГК, статьей 43 Закона Республики Беларусь «Об авторском праве и смежных правах».

В силу подпункта 10 пункта 1 статьи 993 ГК объектами авторского права являются, в том числе, компьютерные программы.

Согласно объяснениям в предварительном и судебном заседаниях представителя истца Ш. ГУ «Т» в 2014г. использовала для выдачи разрешений на проезд транспортных средств перевозчиков Республики Беларусь по территории иностранных государств программу, разработанную сотрудниками истца. Данная программа имела ряд недостатков, что приводило к сбоям в работе и ошибкам при выдаче разрешений. В этой связи истец принял решение о разработке нового программного продукта. 28 мая 2014г. истец утвердил техническое задание на его создание. 19 июня 2014 г. состоялось заседание комиссии, созданной по приказу истца, для организации проведения процедуры закупки и рассмотрения поступивших на электронный аукцион предложений. По результатам проведения аукциона согласно протоколу №_ от 27 июня 2014г. ответчик был признан его победителем и с ним был заключен договор №__.

Судом установлено, что по условиям договора (пункт 1.1) ответчик обязался разработать программное обеспечение по автоматизированному учету и выдаче разрешений на проезд транспортных средств перевозчиков Республики Беларусь по территории иностранных государств в соответствии с календарным планом выполнения работ и технических требований (приложения № _, № _ к договору). По завершении работ он обязался передать истцу созданный программный продукт и документацию к нему, и установить его на технические средства истца. Истец обязался принять созданный объект и оплатить выполненные ответчиком работы в соответствии с условиями договора.

Перечень и сроки выполнения работ (этапы) стороны определили в календарном плане (пункт 1.2 договора), в соответствии с которым началом выполнения работ стороны определили июль 2014г., а окончанием работ – май 2015г.

Согласно пунктам 1.3-1.5 договора программное обеспечение должно было соответствовать требованиям стандартов по его созданию и техническому заданию, которым устанавливались базовые обязательные требования к выполненным работам и которое должен был разработать ответчик.

Из пункта 2.2.2 договора следует, что истец обязался предоставлять в письменном виде информацию, необходимую ответчику для выполнения обязательств по договору в течение 5 (пяти) рабочих дней с момента получения письменного запроса.

По условиям договора (пункт 2.3) стороны предусмотрели поэтапное выполнение работ, в сроки, установленные календарным планом.

Согласно объяснениям представителя истца, стороны утвердили техническое задание на разработку программного обеспечения в июне 2014г. Необходимую для выполнения работ информацию истец ответчику предоставил. Требований о предоставлении какой-либо дополнительной информации, необходимой для создания программного обеспечения, от ответчика не поступало.

Из пунктов 3.1-3.4 договора следует, что стороны согласовали стоимость работ в протоколе согласования цены (приложение № _ к договору).

Стоимость работ составила 300 032 000 неденоминированных руб. (НДС – 50 005 333 руб.), из которых 240 025 600 неденоминированных руб. (НДС – 40 004 267 руб.) подлежали оплате в 2014г., а 60 006 400 неденоминированных руб. (НДС – 10 001 067 руб.) – в 2015г. Оплату стоимости работ заказчик обязался производить поэтапно, в соответствии с календарным планом, в течение 10 банковских дней со дня подписания акта выполненных работ по соответствующему этапу, являвшемуся основанием для оплаты. Оплата должна была производиться путем перечисления денежных средств на счет исполнителя через органы государственного казначейства. Источником финансирования по условиям договора являлись средства республиканского бюджета.

В ноябре-декабря 2014г. стороны подписали акты выполненных ответчиком работ по этапам 1-16 календарного плана.

На основании актов выполненных работ №__ от 3 ноября 2014г., №__ от 10 ноября 2014г., №№ __ от 13 ноября 2014г., №№__ от 16 декабря 2014г., №__ от 19 декабря 2014г. на счет ответчика было перечислено 240 025 600 неденоминированных руб.

Изложенные обстоятельства, кроме объяснений представителя истца Ш., подтверждаются показаниями допрошенных в судебном заседании свидетелей С. и О., а также исследованными в ходе судебного разбирательства материалами процедуры закупки (проведения электронного аукциона №__), договором №__от 21 июля 2014г., приложениями к нему (техническими требованиями, календарным планом, протоколом согласования цены), техническим заданием, названными актами и платежными поручениями №_ от 24 ноября 2014г. о перечислении 15 001 600 неденоминированных руб., №_ от 4 декабря 2014г. о перечислении 15 001 600 неденоминированных руб.,     №_ от 15 декабря 2014г. о перечислении 105 011 200 неденоминированных руб., №_ от 23 декабря 2014г. о перечислении 90 009 600 неденоминированных руб., №_ от 31 декабря о перечислении 15 001 600 неденоминированных руб.

Из показаний свидетелей С. (заместителя начальника инспекции) и О. (начальника информационно-аналитического управления инспекции) следует, что ответчик не исполнил обязательства по договору №__, несмотря на оплату выполненной работы. Срок исполнения обязательств ответчик нарушил. Этапы выполнения работ 17-20 календарного плана не выполнил. Недостатки выполненной работы по этапам 1-16, выявленные при тестировании результатов этой работы, не устранил. Нарушение ответчиком договора вынудило истца заключить другой договор на создание программного обеспечения, необходимого для выдачи разрешений, которое было в 2018г. создано, введено в эксплуатацию и оплачено истцом. С 2016г. ответчик перестал выходить на связь и мерами розыска было установлено, что с 2016г. он не осуществляет хозяйственную деятельность.

Нарушение условий договора №__ и неисполнение ответчиком обязательств также подтверждается материалами переписки сторон: письмами истца в адрес ответчика от 21 октября 2015г., 28 марта 2016г., 17 марта 2017г., 13 декабря 2017г. с требованиями об устранении недостатков выполненной работы по этапам 1-16, результаты которой не соответствовали требованиям технического задания; о выполнении и сдаче работ по этапам 17-20, возврате оплаченных по договору сумм в связи с нарушением обязательств по договору.

Нарушение ответчиком условий договора подтверждается его письмами от 02 марта 2015г., 13 апреля 2016г. и проектами дополнительных соглашений к договору от 2 марта и 31 мая 2015г., направленных в адрес истца и от подписания которых истец отказался, в которых ответчик признает наличие недостатков выполненной работы и предлагает истцу продлить срок создания программного обеспечения, аргументируя необходимостью сбора дополнительной информации, анализа бизнес-процессов с целью моделирования оптимальных схем реализации постановленных задач.

Направление истцом в 2015-2017гг. в адрес ответчика требований о надлежащем исполнении обязательств либо возврате полученных по договору сумм подтверждается исследованными судом в ходе судебного разбирательства журналами исходящей корреспонденции за период с сентября 2015г. по декабрь 2017г.

Из договора №__ от 4 мая 2018г. и технического задания к нему следует, что ООО «С» обязалось создать для истца программное обеспечение по автоматизированному учету и выдаче разрешений на проезд транспортных средств перевозчиков Республики Беларусь по территории иностранных государств.

Платежным поручением №_ от 20 декабря 2018г. оплачена стоимость работ по договору №__ в размере 1 109 888,80 руб.

Согласно объяснениям в судебном заседании представителя истца ответчик в декабре 2016г. остановил завершение работ по созданию программного обеспечения, предусмотренного договором №__, и перестал выходить на связь. Для получения информации о фактическом месте нахождения (регистрации) ОДО «Р» и его должностных лицах в 2017-2018г. истец обращался в Витебский областной исполнительный комитет, управление Департамента финансовых расследований Комитета государственного контроля Республики Беларусь по Витебской области и Комитет государственного контроля Республики Беларусь, что подтверждается представленными в материалы дела запросами.

Из писем управления Департамента финансовых расследований по Витебской области и Департамента финансовых расследований Комитета государственного контроля Республики Беларусь от 12 апреля 2018г. и 30 сентября 2018г. следует, что согласно сведениям, полученным из ИМНС Республики Беларусь по ____ району г.В., ОДО «Р» (юридический адрес:___), с третьего квартала 2016г. не осуществляет хозяйственной деятельности и не имеет руководителя.

Согласно выписке из Единого государственного регистра юридических лиц и индивидуальных предпринимателей Республики Беларусь ОДО «Р» из регистра не исключено. Сведений о прекращении деятельности общества выписка не содержит.

Направленная истцом в адрес ответчика претензия от 26 марта 2020г. об уплате по договору основного долга и процентов за пользование чужими денежными средствами ответчиком не получена и возвращена за не востребованием.

Полагая, что ответчик нарушил условия договора №__, истец в досудебном порядке предложил договор расторгнуть, на что истцом ответ не получен.

Соблюдение истцом положений пункта 2 статьи 422 ГК, согласно которым требование о расторжении договора может быть заявлено стороной в суд только после получения отказа другой стороны либо неполучения ответа в срок, указанный в предложении или установленный законодательством либо договором, а при его отсутствии – в тридцатидневный срок, подтверждается письмом ГУ «Т» в адрес ОДО «Р» от 16 июля 2020г., содержащим требование о расторжении договора и возврате уплаченных по договору денежных средств в размере 24 002,56 руб., проектом дополнительного соглашения от 15 июля 2020г. о расторжении договора и квитанцией о их направлении.

Требование о возврате суммы, уплаченной ответчику по договору  №__ в размере 24 002,56 руб., истцом в судебном порядке не заявлено.

Оценив доводы истца в совокупности с представленными доказательствами, суд считает доказанным факт существенного нарушения ответчиком договора №__, повлекшего для истца ущерб, в результате которого он в значительной степени лишился того, на что был вправе рассчитывать при заключении договора.

Существенное нарушение ответчиком договора подтверждается приведенными выше доказательствами и, по мнению суда, выразилось в том, что ответчик не создал предусмотренный договором объект авторского права, права на него не передал, уплаченные ему по договору денежные средства не возвратил, в результате чего истец вынужден был заключить договор с другим лицом на создание программного обеспечения для выдачи разрешений и нести расходы по исполнению этого договора.

Доказательства, опровергающие указанное, в материалы дела не представлены.

С учетом изложенного суд приходит к выводу, что требования истца о расторжении договора являются обоснованными и подлежат удовлетворению.

В соответствии с частью 1 статьи 135 Гражданского кодекса Республики Беларусь стороне, в пользу которой состоялось решение, суд присуждает за счет другой стороны возмещение всех понесенных ею судебных расходов по делу, хотя бы эта сторона и была освобождена от уплаты их в доход государства.

Согласно платежному поручению №__ от 20 августа 2020г. за рассмотрение иска истец оплатил государственную пошлину в размере 1 350,00 руб., что составляет 50 базовых величин.

Исходя из требований приведенной выше нормы и положений Приложения 14 к Налоговому кодексу Республики Беларусь (Особенная часть), регулирующего размер пошлины, подлежащей взысканию при рассмотрении споров судебной коллегией по делам интеллектуальной собственности Верховного Суда Республики Беларусь, и учитывая, что иск подлежит удовлетворению, суд полагает, что с ответчика в пользу истца в возмещение судебных расходов по уплате государственной пошлины следует взыскать 1 350,00 руб.

Руководствуясь ст.ст.302-306 ГПК Республики Беларусь, суд

Р Е Ш И Л:

иск государственного учреждения «Т» к обществу с дополнительной ответственностью «Р» о расторжении договора удовлетворить.

Расторгнуть договор №__ от 21 июля 2014 года, заключенный между государственным учреждением «Т» и обществом с дополнительной ответственностью «Р».

Взыскать с общества с дополнительной ответственностью «Р» в пользу государственного учреждения «Т» в возмещение расходов по уплате государственной пошлины 1 350 (одна тысяча триста пятьдесят) рублей.

Решение вступает в законную силу немедленно после его провозглашения, обжалованию и опротестованию в апелляционном порядке не подлежит.

Судья                                                                           

В очередном выпуске

Мониторинг массовой информации