Верховный Суд
Республики Беларусь

Интернет-портал судов общей юрисдикции Республики Беларусь

+375 (17) 308-25-01

+375 (17) 215-06-00

220020, г. Минск, ул. Орловская, 76

Актуально

  28438 6 декабря 2022  75 1 декабря 2022  1127
О назначении судебного разбирательства по уголовному делу по обвинению Сазанович Я.С., Навоши Д.А., Занемонской В.И., Высоцкой О.В., Богдановича Д.А. в совершении преступлений, предусмотренных ч.3 ст.130, ч.3 ст.203-1 УК Республики Беларусь
21 ноября 2022  1581 14 ноября 2022  873 11 ноября 2022  1204

Решение Верховного Суда Республики Беларусь по делу № 1ИГИП2134 от 07.05.2021

2 июля 2021  894

дело № 1ИГИП2134

Р Е Ш Е Н И Е

Именем Республики Беларусь

7 мая 2021 года Верховный Суд Республики Беларусь в составе               судьи ….,

при секретаре судебного заседания ….,

с участием представителя истца – общества с ограниченной ответственностью «Р» – Ш., 

рассмотрев в открытом судебном заседании в помещении Верховного Суда Республики Беларусь гражданское дело по иску общества с ограниченной ответственностью «Р» в лице антикризисного управляющего по делу об экономической несостоятельности (банкротстве) – индивидуального предпринимателя К. – к обществу с ограниченной ответственностью «С» о взыскании вознаграждения по договору,

установил:

истец – общество с ограниченной ответственностью «Р» (далее – ООО «Р») в лице антикризисного управляющего по делу об экономической несостоятельности (банкротстве) – индивидуального предпринимателя          К. (далее – ИП К.) – в исковом заявлении просил взыскать в свою пользу с ответчика – общества с ограниченной ответственностью «С» (далее – ООО «С») – по заключенному между ними 17 октября 2017 года договору на разработку программного обеспечения и сотрудничество в реализации проекта по созданию и продвижению IT-продукта (далее – договор) сумму задолженности по актам №__ от 30 ноября 2017 года и №__ от 10 декабря 2018 года в общем размере 168 804 долларов США, что по состоянию на 22 марта 2021 года составило 438 400 рублей 87 копеек.

В судебном заседании представитель истца – ООО «Р» – Ш. уточнил заявленное требование и просил взыскать в пользу истца с ответчика указанную сумму денежных средств в качестве вознаграждения за предоставленное ему по договору право на использование указанного в вышеназванных актах прототипа IT-продукта, являющегося объектом интеллектуальной собственности. В остальной части дал суду объяснения, аналогичные доводам, изложенным в исковом заявлении. 

Ответчик – ООО «С», надлежащим образом извещённый о времени и месте судебного разбирательства по последнему известному суду месту его нахождения, в судебное заседание не явился; письменные объяснения или возражения по делу не представил.      

Заслушав объяснения представителя истца, проверив и исследовав письменные доказательства по делу, суд приходит к следующему.

В соответствии со ст. 288 ГК Республики Беларусь в силу обязательства одно лицо (должник) обязано совершить в пользу другого лица (кредитора) определенное действие, как-то: передать имущество, выполнить работу, уплатить деньги и т.п., либо воздержаться от определенного действия, а кредитор имеет право требовать от должника исполнения его обязанности.

Обязательства возникают из договора, вследствие причинения вреда, неосновательного обогащения и из иных оснований, указанных в настоящем Кодексе и других актах законодательства.

В силу ст. 290 ГК Республики Беларусь обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями законодательства, а при отсутствии таких условий и требований - в соответствии с обычно предъявляемыми требованиями.

Согласно п.1 ст.656 ГК Республики Беларусь по договору подряда одна сторона (подрядчик) обязуется выполнить по заданию другой стороны (заказчика) определенную работу и сдать ее результат заказчику в установленный срок, а заказчик обязуется принять результат работы и оплатить его (уплатить цену работы). Работа выполняется за риск подрядчика, если иное не предусмотрено законодательством или соглашением сторон.

В соответствии с ч.1 и ч.2 п.1, пп.1 ч.1 и ч.2 п.2 ст.985 ГК Республики Беларусь по лицензионному договору сторона, обладающая исключительным правом использования объекта интеллектуальной собственности (лицензиар), предоставляет другой стороне (лицензиату) разрешение использовать соответствующий объект интеллектуальной собственности.

Не допускается безвозмездное предоставление права использования объекта интеллектуальной собственности в отношениях между коммерческими организациями, если иное не установлено законодательными актами.

Лицензионный договор может предусматривать предоставление лицензиату права использования объекта интеллектуальной собственности с сохранением за лицензиаром права его использования и права выдачи лицензии другим лицам (простая, неисключительная лицензия).

Если в лицензионном договоре не предусмотрено иное, лицензия предполагается простой (неисключительной).

Согласно пп.10 п.1 ст.993 ГК Республики Беларусь компьютерные программы являются объектами авторского права.

Судом в ходе судебного разбирательства установлено, что 17 октября 2017 года между истцом – ООО «Р» – и ответчиком – ООО «С» – был заключен договор на разработку программного обеспечения и сотрудничество в реализации проекта по созданию и продвижению IT-продукта, по условиям которого истец (как разработчик) на основании представленного ответчиком (как производителем) технического задания, являющегося Приложением №_ к договору, обязался разработать программное обеспечение для IT-продукта «С» (далее – IT-продукт) и его прототипа, осуществить развитие и сопровождение этого программного обеспечения.

Согласно п.1.1 договора под проектом следует понимать: создание, развитие, коммерческое продвижение, информационное и технологическое сопровождение с возможностью дальнейшей частичной или полной реализации (продажи) IT-продукта.

Подробное описание IT-продукта должно содержаться в Приложении №_ к договору, которое является его неотъемлемой частью.

Под прототипом IT-продукта согласно п.1.2 договора следует понимать: совместную разработку предварительной версии части системы программных, программно-аппаратных и (или) аппаратных средств, предоставляющую определённые функциональные возможности, указанные в техническом задании – Приложении №_ к договору, и предназначенную для демонстрации возможностей работы базовых функций IT-продукта.       

Ответчик со своей стороны обязался по договору передать истцу чётко сформулированное техническое задание (Приложение №_ к договору); произвести оборудование для создания IT-продукта, осуществлять его коммерческое продвижение.  

Стороны также обязались совместно осуществлять реализацию проекта и сотрудничество исключительно в целях создания вышеуказанного IT-продукта и его прототипа (пп.1.3, 1.6-1.7, 2.1-2.2, 4.5.1, 4.7.1 договора).

Издержки, связанные с исполнением договора, стороны обязались нести самостоятельно (п.9.2 договора).

В соответствии с п.3.1 договора стороны пришли к соглашению, что исключительное право на IT-продукт подлежит распределению в следующих долях: истцу – 49%; ответчику – 51%.

На основании п.4.1.5 договора стороны обязались информировать друг друга о ходе реализации проекта ежемесячно, не позднее 30 числа текущего месяца; ежеквартально составлять и подписывать акты о ходе реализации проекта, в которых должны быть отражены результаты их деятельности по реализации проекта за соответствующий период. Первый акт стороны обязались подписать не позднее 22 декабря 2017 года, последующие – не позднее 25 числа месяца, следующего за отчётным.

Согласно п.9.6 договора сроки выполнения конкретных работ (этапов) должны быть определены календарным планом, который является Приложением (без указания номера) к договору (в рамках рассмотрения настоящего спора далее – Приложение №_).

В силу п.6.1 договора истец после разработки прототипа IT-продукта обязался предоставить ответчику за вознаграждение право на его использование как объекта интеллектуальной собственности, при этом оставаясь полноправным владельцем имущественных прав на него в размере доли, установленной п.3.1 договора. Право на использование считается переданным с момента подписания сторонами акта приёма-передачи нематериальных активов.

Размер вознаграждения составляет 61 200 долларов США, которое ответчик обязался выплатить истцу в соответствии с графиком платежей, являющимся Приложением №_ к договору (п.6.1.2 договора).

Договор вступает в силу с момента его подписания и действует до 17 октября 2020 года либо до принятия решения о прекращении деятельности по реализации проекта и подписания соответствующего соглашения (п.9.5 договора).

Судом также установлено, что представителями истца и ответчика были подписаны два акта приёма-передачи нематериальных активов (части прав на использование прототипа IT-продукта): №__ от 30 ноября 2017 года на сумму 26 000 долларов США; №__ от 10 декабря 2018 года на сумму 142 804 доллара США.

Из указанных актов усматривается, что истец передал, а ответчик принял часть прав на использование прототипа IT-продукта «С» в объёме полномочий, установленных договором (который в актах не указан), в том числе права на использование: 1) технического задания; 2) разработанной архитектуры прототипа; 3) функционала прототипа; 4) функционала продукта.

Данные суммы денежных средств в актах значатся как вознаграждение истца за часть переданных им прав. При этом период, за который истцу подлежит выплате вознаграждение, сроки и порядок его выплаты не указаны.

Далее по делу установлено, что 5 ноября 2020 года определением экономического суда г. Минска было возбуждено производство по делу об экономической несостоятельности (банкротстве) ООО «Р»; открыто в отношении этого общества конкурсное производство; антикризисным управляющим по делу назначена ИП К.

Согласно объяснениям представителя истца – ООО «Р» – Ш., других, помимо вышеназванных, доказательств по делу у истца не имеется; сведениями об исполнении сторонами договора он не располагает; регистрация права на объект интеллектуальной собственности, подлежащий созданию по договору, в соответствии с п.4.4.2 договора истцом не осуществлялась. 

Оценив представленные суду доказательства в их совокупности, суд не находит правовых оснований для удовлетворения заявленного иска исходя из следующего.

В актах, по которым истец просил взыскать в свою пользу с ответчика вознаграждение в размере 438 400 рублей 87 копеек (эквивалентном 168 804 долларам США по состоянию на 22 марта 2021 года), отсутствует прямое указание о том, что они относятся к договору от 17 октября 2017 года; в них содержится указание лишь о праве использования прототипа IT-продукта, совпадающего по наименованию с указанным в договоре.

В актах от 30 ноября 2017 года и 10 декабря 2018 года указано о предоставлении ответчику права на использование одних и тех же объектов, в том числе технического задания, по условиям пп.1.6, 2.1, 4.4.1, 4.7.1 договора поставщиком и разработчиком которого являлся ответчик. При этом указанные в актах суммы вознаграждения (26 000 и 142 804 доллара США соответственно) в значительном размере превышают сумму вознаграждения (61 200 долларов США), предусмотренную п.6.1.1 договора; период, за который истцу подлежит выплате вознаграждение, и сроки его выплаты не указаны.

Также суду не представлены в качестве доказательств по делу Приложения к договору: №_ – описание IT-продукта (п.1.7 договора); №_ – техническое задание, разработанное ответчиком (пп.1.6, 2.1 договора); №_ – график платежей (п.6.1.3 договора); №_ – календарный план выполнения работ (п.9.6 договора); ежемесячные отчёты и ежеквартальные акты о ходе реализации проекта и проделанной сторонами по договору работе, предусмотренные п.4.1.5 договора; акты постановки на учёт в качестве нематериальных активов созданных по договору объектов авторского права; акты сверки взаимных расчётов по договору и иные письменные доказательства, с достоверностью подтверждающие факт исполнения истцом принятых им обязательств по договору – создания предусмотренного договором программного обеспечения, в том числе прототипа IT-продукта (пп.5.1, 2.1, 4.5.1), право на использование которого было предоставлено ответчику по указанным актам.

Кроме того, в судебном заседании представитель истца не смог объяснить, по каким причинам истец 10 февраля 2020 года, имея задолженность перед кредиторами на сумму 1 095 249 рублей 81 копейку и принимая решение о ликвидации ООО «Р», не предпринял в установленном законодательством порядке действия по взысканию с ответчика суммы денежных средств, эквивалентной 168 804 долларам США, если такая задолженность имелась и не была погашена до принятия решения о его ликвидации.

Срок действия договора, предусмотренный его п.9.5, истёк 17 октября 2020 года. Сведениями о принятии сторонами на основании этого пункта договора решения о прекращении деятельности по реализации проекта представитель истца не располагает.

Согласно выписке из Единого государственного регистра юридических лиц и индивидуальных предпринимателей (далее – Регистр) 16 марта 2020 года в Регистр внесены сведения об изменении собственника и 16 мая 2020 года руководителя ООО «С». Сведения о ведении ответчиком хозяйственной деятельности на момент рассмотрения настоящего дела суду не представлены. Также отсутствуют сведения о реальном месте нахождения нового собственника и руководителя ООО «С» – Н. По указанному в Регистре адресу последний не проживает с 10 декабря 2019 года.  

При таких обстоятельствах вышеназванные акты (при отсутствии иных доказательств) суд не может признать бесспорными доказательствами по настоящему делу, с достоверностью свидетельствующими о том, что договор между сторонами был исполнен, ответчик реально приобрёл право на использование созданных по договору объектов авторского права и имеет задолженность перед истцом по выплате вознаграждения в указанном размере.

В соответствии с положениями ст.20 и ч.1 ст.179 ГПК Республики Беларусь обязанность представить необходимые для установления истины по делу доказательства лежит на сторонах, третьих лицах и других юридически заинтересованных в исходе дела лицах. Каждая сторона доказывает факты, на которые ссылается как на основание своих требований или возражений.

Согласно ч.1 п.8 постановления Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 28 июня 2001 года № 7 «О применении норм Гражданского процессуального кодекса при рассмотрении дел в суде первой инстанции» (в редакции от 27 сентября 2018 года) непредставление суду сторонами или другими юридически заинтересованными в исходе дела лицами доказательств, когда к этому не было препятствий, не исключает возможности рассмотрения дела по существу по имеющимся доказательствам.

В связи с изложенным и учитывая, что других, помимо вышеуказанных, доказательств по делу суду не представлено, суд считает необходимым истцу – ООО «Р» – в удовлетворении иска к ответчику – ООО «С» – о взыскании вознаграждения по договору в размере 438 400 рублей 87 копеек отказать.      

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст.302-306 ГПК Республики Беларусь, суд

решил:

обществу с ограниченной ответственностью «Р» в лице антикризисного управляющего по делу об экономической несостоятельности (банкротстве) – индивидуального предпринимателя К. – в иске к обществу с ограниченной ответственностью «С» о взыскании вознаграждения по договору на разработку программного обеспечения и сотрудничество в реализации проекта по созданию и продвижению IT-продукта от 17 октября 2017 года отказать.

Решение вступает в законную силу немедленно после его провозглашения, обжалованию и опротестованию в апелляционном порядке не подлежит.

Судья                                                                                                         

В очередном выпуске

Мониторинг массовой информации