Верховный Суд
Республики Беларусь

Интернет-портал судов общей юрисдикции Республики Беларусь

+375 (17) 308-25-01

+375 (17) 215-06-00

220020, г. Минск, ул. Орловская, 76

Постановление судебной коллегии по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь от 01.07.2020 по делу № 10-28/2020/429А/612К

8 июля 2020  1732

ВЕРХОВНЫЙ СУД РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

                                                01.07.2020                                                        

Дело № 10-28/2020/429А/612К

г. Минск

Судебная коллегия по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь,  рассмотрев в открытом судебном заседании кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью «П» на решение экономического суда города Минска от 26.03.2020 и постановление апелляционной инстанции экономического суда города Минска от 20.05.2020 по делу № 10-28/2020 по иску общества с ограниченной ответственностью «П-с» к обществу с ограниченной ответственностью «П», закрытому акционерному обществу «ПТ» об установлении факта ничтожности  сделки, третье лицо, не заявляющее самостоятельных требований на предмет спора, на стороне ответчика – открытое акционерное общество «Б», с участием представителей,

УСТАНОВИЛА:

Решением экономического суда города Минска от 26.03.2020, оставленным в силе постановлением апелляционной инстанции от 20.05.2020,  исковые требования ООО «П-с» удовлетворены – установлен факт ничтожности договора аренды ГМ/ГМ4 от 06.02.2019, заключенного между ЗАО «ПТ» и ООО «П».

В кассационной жалобе ООО «П», ссылаясь на незаконность и необоснованность принятых по делу судебных постановлений, просит их отменить и (согласно дополнительному обоснованию жалобы) отказать в удовлетворении иска. В обоснование неправомерности обжалуемых судебных постановлений в жалобе, с учетом мотивировочной части постановления суда апелляционной инстанции, приводятся доводы о ненадлежащей    оценке судебными инстанциями фактических обстоятельств, касающихся заключения оспариваемого договора, действий истца после перехода к нему прав лизингополучателя и действительных причин его обращения с настоящим иском, а также о неправомерности выводов судебных инстанций о возможности в данном случае установления факта ничтожности оспариваемого договора со ссылкой на статью 9 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее – ГК Республики Беларусь), о необоснованном отклонении судебными инстанциями доводов ООО «П» об отсутствии у ООО «П-с» материально-правового основания для заявления иска о ничтожности данного договора по заявленным основаниям.  

Представители ООО «П» в судебном заседании поддержали жалобу по основаниям, изложенным в дополнительных пояснениях к ней.

ООО «П-с» и ОАО «Б» в представленных отзывах, а также их представители в судебном заседании просили отказать в удовлетворении кассационной жалобы, ссылаясь на ее необоснованность по изложенным в отзывах основаниям.

Представитель ЗАО «ПТ», извещенного надлежащим образом о времени и месте проведения судебного разбирательства, в судебное заседание не явился, что в соответствии с частью третьей статьи 293 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь не является препятствием для рассмотрения дела.

Судебная коллегия по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь, заслушав пояснения явившихся в судебное заседание представителей участвующих в деле лиц, изучив материалы дела, проанализировав доводы кассационной жалобы, приходит к выводу об отсутствии оснований для ее удовлетворения в силу следующего.

Как усматривается из материалов дела, между ОАО «Б» (лизингодатель) и ЗАО «ПТ» (лизингополучатель) заключен договор финансовой аренды (лизинга) № 75 от 10.06.2016 (далее – договор лизинга), по условиям которого лизингодатель передал во временное владение и пользование за плату для предпринимательских целей на условиях финансовой аренды с последующим выкупом указанное в Приложении № 1 имущество, включая изолированные помещения (далее – предмет лизинга, Торговый центр), а лизингополучатель – принял предмет лизинга и обязался выплачивать лизинговые платежи в порядке и сроки, предусмотренные договором.

          Согласно условиям договора лизинга лизингодатель передает предмет лизинга на условиях финансового лизинга до 122 месяцев (пункт 3.1), предмет лизинга в течение срока лизинга и до его выкупа является собственностью лизингодателя (пункт 6.1), лизингополучатель на срок лизинга наделяется правом временного владения и пользования предметом лизинга для предпринимательских целей (пункт 6.2).

          Также в пункте 6.4 договора лизинга стороны установили, что лизингополучатель в течение срока лизинга и до даты выкупа не вправе без предварительного письменного согласия лизингодателя в любой форме предпринимать действия или бездействовать, давать согласие либо заключать сделки, направленные на полное или частичное обременение (за исключением передачи предмета лизинга на срок, не превышающий срок лизинга по договору, в последующее временное владение и/или пользование третьим лицам на соответствующих законодательству условиях и форме); в случае передачи лизингополучателем предмета лизинга на срок, не превышающий срок лизинга в последующее временное владение и/или пользование третьим лицам на соответствующих законодательству условиях и форме, лизингополучатель обязан в течение 10 дней с момента такой передачи письменно уведомить об этом лизингодателя с приложением копий соответствующего договора и акта приема-передачи или копий иных документов, которыми оно оформлено.   

          Впоследствии между ЗАО «ПТ» (арендодатель)  и СЗАО «ПМ» (арендатор) заключен договор аренды ГМ/ГМ4 от 26.12.2016 (далее – договор аренды от 26.12.2016), в соответствии с которым арендодатель предоставляет арендатору за плату во временное владение и пользование нежилые помещения (входят в состав лизингового имущества по вышеуказанному договору лизинга) общей площадью 9 174,7 кв.м., расположенные по адресу: г.Минск, пр-т П-й, 8…, срок действия договора – до 31.07.2026.

          Договором аренды от 26.12.2016 (с учетом дополнительного соглашения от 17.01.2017) было предусмотрено, что арендатор не вправе без согласия арендодателя отчуждать право аренды по договору, передавать право аренды в залог, вносить в качестве вклада в уставный фонд хозяйственных товариществ и обществ или иного взноса в производственный кооператив, обременять его иным образом (пункт 4.2); арендатор оплачивает арендодателю арендную плату из расчета 5% от месячного торгового оборота арендатора, не включая НДС (пункт 5.1.1); коммунальные услуги и эксплуатационные расходы в арендную плату не включены и возмещаются арендатором в соответствии с порядком, установленным приложением 2 к договору; возмещению подлежат эксплуатационные расходы арендодателя и коммунальные услуги, оказанные арендатору в объекте аренды, а также расходы арендодателя по коммунальным услугам и эксплуатационным расходам, приходящиеся на места общего пользования, прилегающую территорию и инженерные системы Торгового центра (пункт 5.2); арендная плата перечисляется арендатором на расчетный счет арендодателя ежемесячно не позднее 10 числа оплачиваемого месяца; оплата коммунальных услуг и эксплуатационных расходов производится арендатором не позднее 20 числа месяца, следующего за оплачиваемым; оплата арендной платы и иных платежей, установленных в долларах США, производится в белорусских рублях исходя из курса белорусского рубля к доллару США, установленного Национальным банком на 1 число оплачиваемого месяца (пункт 5.3). Также в этом договоре была предусмотрена ответственность арендатора за нарушение своих обязательств по договору, в том числе за просрочку уплаты арендной платы и иных платежей, а также за использование арендатором объекта аренды не в соответствии с условиями договора (пункт 6).

          05.02.2019 ЗАО «ПТ» и ООО «ПМ» расторгли договор аренды от 26.12.2016, определив 05.02.2019 последним днем пользования объектом.

          После этого между ЗАО «ПТ» (арендодатель) и ООО «П» (арендатор) заключен договор аренды ГМ/ГМ4 от 06.02.2019 (далее – договор аренды от 06.02.2019), согласно которому арендодатель предоставляет арендатору за плату во временное владение и пользование нежилые помещения общей площадью 8081,3 кв.м., расположенные по адресу: г.Минск, пр-т П-й, 8…. Срок действия договора – до 31.07.2026.

          При этом в договоре аренды от 06.02.2019 закреплено, что арендатор имеет преимущественное право на заключение (продление) договора на новый срок – 10 лет на условиях, установленных договором (пункт п. 2.4); арендатор вправе без согласия арендодателя сдавать объект аренды в субаренду, передавать в безвозмездное пользование, отчуждать право аренды по настоящему договору, передавать право аренды в залог, вносить в качестве вкладов в уставной фонд хозяйственных товариществ и обществ или паевого взноса в производственный кооператив, обременять его иным образом (пункт 4.2); арендатор оплачивает арендодателю арендную плату из расчета 3% от месячного торгового оборота арендатора, не включая НДС; коммунальные услуги и эксплуатационные расходы в арендную плату не включены и возмещаются арендатором в соответствии с порядком, установленным приложением 2 к договору; арендатор возмещает арендодателю коммунальные услуги и эксплуатационные расходы по содержанию Торгового центра из расчета не более 1 доллара США без НДС за 1 кв.м. пропорционально арендуемой площади в белорусских рублях (пункты 5.1.1, 5.2); арендная плата перечисляется арендатором на расчетный счет арендодателя в течение 180 календарных дней с момента окончания оплачиваемого месяца, оплата коммунальных услуг, эксплуатационных расходов арендодателя и эксплуатационных услуг производится арендатором в течение 180 календарных дней с момента окончания оплачиваемого месяца (пункт 5.3).

          При этом договор аренды от 06.02.2019 не содержит условий об ответственности арендатора за нарушение своих договорных обязательств (за исключением просрочки возврата арендованного имущества).

          Также в договоре аренды от 06.02.2019 закреплены условия об его автоматическом продлении на новый срок без необходимости заключения сторонами дополнительного соглашения (пункт 7.3); о том, что при наличии оснований, предусмотренных статьей 590 ГК Республики Беларусь (досрочное расторжение договора аренды по требованию арендодателя), арендодатель обязан направить арендатору письменное требование о необходимости исполнения им обязательств в шестимесячный срок с момента получения требования (пункт 7.4).

Из установленных по делу обстоятельств также следует, что накануне расторжения договор аренды от 26.12.2016 и заключения договора аренды от 06.02.2019 между сторонами договора лизинга – ОАО «Б» и ЗАО «ПТ» велись переговоры  о заключении соглашения о перенайме с новым лизингополучателем, к которому перейдут все права и обязанности лизингополучателя, что было обусловлено невозможностью со стороны ЗАО «ПТ» исполнять надлежащим образом свои обязательства по уплате предусмотренных этим договором платежей по причине имеющихся у него финансовых проблем. 

           28.06.2019 между ОАО «Б» (собственник), ЗАО «ПТ» (первоначальный лизингополучатель) и ООО «П-с» (новый лизингополучатель) заключено Соглашение о перенайме с переменой стороны (лизингополучателя) и лиц в обязательстве по договору финансовой аренды (лизинга) от 10.06.2016 № 75 (далее – Соглашение о перенайме), по условиям которого с 28.06.2019 новым лизингополучателем в отношении предмета лизинга является ООО «П-с».

По условиям Соглашения о перенайме (пункт 8.3) в связи с перенаймом предмета лизинга и переходом новому лизингополучателю прав и обязанностей по договору первоначальный лизингополучатель не позднее 28.06.2019 передает новому лизингополучателю договоры аренды согласно приложению №1 к Соглашению, все права и обязанности арендодателя по которым в полном объеме переходят к последнему с даты вступления Соглашения в силу.

ООО «П-с», как лизингополучатель по договору лизинга, к которому перешли и права арендодателя по договору аренды от 06.02.2019, обратилось в суд с иском об установлении факта ничтожности договора аренды от 06.02.2019 на основании статьи 169 ГК Республики Беларусь, как не соответствующего требованиям законодательства, в частности, статье 579 указанного кодекса, сославшись на отсутствие согласия собственника имущества (лизингодателя) на сдачу его в аренду, а также на то, что договор заключен на крайне невыгодных для арендодателя условиях с целью продолжения осуществления финансово-хозяйственной деятельности ООО «П» в ущерб новому лизингополучателю.

Удовлетворяя заявленные требования, суд первой инстанции пришел к выводу о наличии оснований для установления факта ничтожности договора аренды от 06.02.2019, как не соответствующего требованиям законодательства, поскольку в нарушение требований статьи 579 ГК Республики Беларусь при его заключении не было получено согласие собственника (ОАО «Б») передаваемого в аренду имущества. Также суд первой инстанции выводы о ничтожности этого договора, сославшись на статьи 2, 9 ГК Республики Беларусь, обосновал наличием со стороны ЗАО «ПТ» злоупотребления правом при его заключении, поскольку, с учетом закрепленных в этом договоре вышеуказанных условий, в действиях последнего по замене арендатора Торгового центра усматривается очевидное отклонение участника гражданского оборота от разумного и добросовестного поведения, которое к тому же не направлено на достижение основной цели предпринимательской деятельности – получение прибыли, не соответствует принципу добросовестности, разумности, что явно свидетельствует о недобросовестном поведении, о совершении действий, осуществляемых с намерением причинить вред другому лицу.

При этом, оценивая содержащееся в пункте 6.4 договора лизинга условие о возможности передачи лизингополучателем предмета лизинга на срок, не превышающий срок лизинга по договору, в последующее временное владение и/или пользование третьим лицам на соответствующих законодательству условиях и форме, суд первой инстанции, основываясь на Правилах осуществления лизинговой деятельности, утвержденных постановлением Национального банка Республики Беларусь от 18.08.2014    № 526 в действующей на момент заключения договора лизинга редакции, посчитал, что указанное условие договора лизинга предусматривало только возможность заключения договора сублизинга, а не договора аренды. Поэтому для заключения оспариваемого договора аренды необходимо было предварительно получить согласие собственника передаваемого в аренду имущества, чего в данном случае не было.

По результатам рассмотрения апелляционной жалобы ООО «П» суд апелляционной инстанции не согласился с выводами суда первой инстанции о том, что содержащееся в пункте 6.4 договора лизинга условие предусматривало только возможность заключения договора сублизинга.

В данном случае суд апелляционной инстанции, основываясь на нормах статей 577, 579, 636 ГК Республики Беларусь, Указа Президента Республики Беларусь от 25.02.2014 № 99 «О вопросах регулирования лизинговой деятельности», а также вышеуказанных Правил осуществления лизинговой деятельности, с учетом представленных в дело разъяснений Национального банка Республики Беларусь от 06.05.2020 № 65-28/353 относительно их применения, а также исходя из буквального толкования пункта 6.4 договора лизинга, пришел к обоснованному выводу о том, что в данном пункте стороны закрепили правомочия лизингополучателя по передаче полученного в лизинг имущества в аренду.

Вместе с тем выводы суда апелляционной инстанции об отсутствии в данном случае необходимости дополнительного согласования со стороны лизингополучателя (ЗАО «ПТ») передачи в аренду лизингового имущества с лизингодателем (ОАО «Б»), являются ошибочными, так как сделаны без надлежащей оценки содержания пункта 6.4 договора лизинга в целом в совокупности с анализом условий оспариваемого договора аренды от 06.02.2019.

 Так, в пункте 6.4 договора лизинга стороны установили, что лизингополучатель в течение срока лизинга и до даты выкупа не вправе без предварительного письменного согласия лизингодателя в любой форме предпринимать действия или бездействовать, давать согласие либо заключать сделки, направленные на полное или частичное обременение, отчуждение, любое прочее выбытие предмета лизинга, прав на него. То есть, данный пункт договора лизинга содержит соответствующие ограничения лизингополучателя по владению и распоряжению лизинговым имуществом без согласования лизингодателя.

В то же время ЗАО «ПТ», являясь лизингополучателем лизингового имущества, при заключении оспариваемого договора аренды от 06.02.2019 вышло за пределы установленных договором лизинга ограничений, чем нарушило закрепленные в статье 210 ГК Республики Беларусь права собственника лизингового имущества – ОАО «Б» по владению, пользованию и распоряжению данным имуществом.

Как указано выше, по условиям договора аренды от 06.02.2019 ЗАО «ПТ» предоставило арендатору – ООО «П» преимущественное право на заключение (продление) договора на новый срок - 10 лет на установленных договором условиях (пункт п. 2.4); право без согласия арендодателя сдавать объект аренды в субаренду, передавать в безвозмездное пользование, отчуждать право аренды по настоящему договору, передавать право аренды в залог, вносить в качестве вкладов в уставный фонд хозяйственных товариществ и обществ или паевого взноса в производственный кооператив, обременять его иным образом (пункт 4.2); право автоматического продления договора на новый срок без необходимости заключения сторонами дополнительного соглашения (пункт 7.3). То есть, наделение ЗАО «ПТ» указанными правами ООО «П» в отношении лизингового имущества и прав на него выходит за пределы его правомочий по договору лизинга.

В этой связи, заключая договор аренды от 06.02.2019 на указанных условиях, ЗАО «ПТ» в силу положений статей 210, 579 ГК Республики Беларусь, с учетом содержащихся в пункте 6.4 договора лизинга ограничений прав лизингополучателя, должно было получить письменное согласие ОАО «Б» (собственника и лизингодателя) на его заключение. Вместе с тем, как установлено в ходе судебного разбирательства и не оспаривается ответчиками, ОАО «Б» такое согласие не давало.

При таких обстоятельствах оспариваемый договор аренды от 06.02.2019 не соответствует требованиям вышеуказанных норм законодательства, что в соответствии со статьей 169 ГК Республики Беларусь влечет его ничтожность.

При этом, исходя из анализа всех условий договора аренды от 06.02.2019 в совокупности и обстоятельств его заключения, не усматривается оснований для применения в данном случае статьи 181 ГК Республики Беларусь.

В то же время суд кассационной инстанции признает ошибочными выводы судов первой и апелляционной инстанций о ничтожности оспариваемого договора на основании статьи 9 ГК Республики Беларусь вследствие наличия при его заключении злоупотребления правом со стороны ЗАО «ПТ», поскольку выводы судебных инстанций в этой части основаны на обстоятельствах, которые могут являться основанием для применения заинтересованными сторонами иных способов защиты гражданских прав, в том числе оспаривания указанного договора по иным предусмотренным гражданским законодательством основаниям. 

 Вместе с тем ошибочность данных выводов не влияет на правомерность удовлетворения заявленных истцом требований.

Доводы кассационной жалобы об отсутствии у ООО «П-с» материально-правового основания для заявления иска не могут быть приняты во внимание в силу их несостоятельности. Так как данным доводам ООО «П» судебными инстанциями дана надлежащая правовая оценка, необходимость в их повторной оценке отсутствует.

При таких обстоятельствах принятые по делу судебные постановления подлежат оставлению без изменения, а кассационная жалоба ООО «П» – без удовлетворения.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 293, 294, 296-298 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь, судебная коллегия по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь

   ПОСТАНОВИЛА:

Решение экономического суда города Минска от 26.03.2020 и постановление апелляционной инстанции этого суда от 20.05.2020 по делу    № 10-28/2020 оставить без изменения, а кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью «П» – без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу с момента его принятия и может быть обжаловано в порядке надзора в соответствии со статьями 300-304 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь.

Председательствующий, судья                                                

Судьи                                                                                          

                                                                                                     

В очередном выпуске

Мониторинг массовой информации