Верховный Суд
Республики Беларусь

Интернет-портал судов общей юрисдикции Республики Беларусь

+375 (17) 308-25-01

+375 (17) 215-06-00

220020, г. Минск, ул. Орловская, 76

Актуально

  25562
4 августа 2022  601 4 августа 2022  429 4 августа 2022  462 4 августа 2022  508 28 июля 2022  1681

Постановление судебной коллегии по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь от 23.10.2019 по делу № 26-9/2019/1058А/1225К

29 октября 2019  961

ВЕРХОВНЫЙ СУД РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

                                               23.10.2019                                                   

Дело №26-9/2019/1058А/1225К

г. Минск

Судебная коллегия по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь в составе председательствующего – судьи ……, судей ……., рассмотрев в открытом судебном заседании кассационную жалобу Ч.А.А. на решение экономического суда города Минска от 29.07.2019 и постановление апелляционной инстанции этого же суда от 05.09.2019 по делу №26-9/2019 по иску общества с ограниченной ответственностью «Э» (далее также – истец, должник) к  Ч.А.А. о признании сделки недействительной, третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований на предмет спора, на стороне ответчика – К.Л.И. и А.В.С.,

с участием: представителя истца – С.В.В.; представителя Ч.А.А. – адвоката С.А.А.; К.Л.И.; А.В.С.,

УСТАНОВИЛА:

Решением экономического суда города Минска от 29.07.2019 по делу №26-9/2019 исковые требования ООО «Э» к  Ч.А.А. удовлетворены, признана недействительной сделка – договор №1 от 20.02.2015 купли-продажи транспортного средства AUDI Q5, 2013 года выпуска, регистрационный знак 9821 НА-7, кузов WAUZZZ8RIEA028683, заключенный ООО «Э» с Ч.А.А.

Постановлением апелляционной инстанции этого же суда от 05.09.2019 решение от 29.07.2019 оставлено без изменений.

Ч.А.А. обратилась с кассационной жалобой на указанные судебные постановления, в которой просит их отменить и направить дело №26-9/2019 на новое рассмотрение.

Заслушав лиц, явившихся в судебное заседание, изучив материалы дела, судебная коллегия по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь пришла к выводу, что кассационная жалоба не подлежит удовлетворению, исходя из следующего.

Согласно части первой статьи 297 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь (далее – ХПК) основаниями для изменения или отмены судебных постановлений суда первой и (или) апелляционной инстанций являются необоснованность судебных постановлений, нарушение либо неправильное применение норм материального и (или) процессуального права.

Как видно из материалов дела, ООО «Э» на основании решения Минского райисполкома от 17.12.2012 зарегистрировано в Едином государственном регистре юридических лиц и индивидуальных предпринимателей.

По договору лизинга от 17.06.2013 №221-2238/2013 с СООО «Р» ООО «Э» приобретен автомобиль AUDI Q5, 2013 года выпуска, кузов WAUZZZ8R1EA028683 ценой 3 425 040,10 росс. руб. В связи с оплатой лизингополучателем лизингодателю цены по договору указанное транспортное средство по акту от 02.12.2014 передано ООО «Э» в собственность. Одновременно с указанным автомобилем обществом по договору лизинга №221-2210/2013 от 10.06.2013 приобретен и автомобиль AUDI Q5, 2013 года выпуска, кузов WAUZZZ8R6EA0311584 по цене 3 470 404,33 росс. руб.   

Собранием участников истца (протокол от 28.01.2015) принято решение о заключении договора купли-продажи автомобиля AUDI Q5, кузов WAUZZZ8R1EA028683 с работником общества Ч.А.А. по выкупной стоимости (540,88 руб., с учетом деноминации).

Между ООО «Э» (продавцом) и Ч.А.А. (покупателем) заключен договор купли-продажи от 20.02.2015 №1 (далее – договор №1), по которому продавец продает покупателю легковой автомобиль  (внедорожник универсал) AUDI Q5, 2013 года выпуска, регистрационный знак 9821 НА-7, кузов WAUZZZ8R1EA028683, стоимостью 540,88 руб. (с учетом деноминации). Из акта от 26.02.2015 о приеме-передаче основных средств, подписанного продавцом и покупателем, усматривается, что автомобиль технически исправен и пригоден для эксплуатации.

На момент подписания договора №1 участниками общества были Ч.А.Н. (с 17.12.2012, заявление о выходе из состава участников от 30.06.2015) и Ш.З.В. (с 17.12.2012 по 25.02.2015), руководителем – Ч.А.Н. (с 22.12.2012 по 28.02.2015).

Ч.А.А. произведено отчуждение указанного автомобиля путем дарения матери – К.Л.И., а последней – по договору купли-продажи от 08.12.2018 – А.В.С.

 По решением участника ООО «Э» с 11.09.2017 общество находилось в процессе ликвидации.

Определением экономического суда Минской области от 07.02.2018 по заявлению ликвидатора возбуждено производство по делу №40-6Б/2018 об экономической несостоятельности (банкротстве) ООО «Э», открыто конкурсное производство.

Решением экономического суда Минской области от 14.06.2018 ООО «Э» признано банкротом, в отношении должника открыто ликвидационное производство.

Согласно заключению по результатам проведения проверки финансово-хозяйственной деятельности, финансового состояния и платежеспособности должника, отчету о его имуществе по делу №40-6Б/2018 признаны и включены в реестр требований кредиторов должника требования на сумму 101 319,65 руб., у должника недостаточно имущества для удовлетворения требований кредиторов.

ООО «Э» А.А. в обоснование требования к Ч.А.А о признании договора купли-продажи недействительным ссылалось на нормы статьи 110 Закона Республики Беларусь «Об экономической несостоятельности (банкротстве)» (далее – Закон) как сделки, имеющей характер дарения, т.е. совершенной по цене, существенно заниженной по сравнению с ценой, обычно взимаемой за аналогичные товары.

Согласно абзацу  третьему  части первой и части третьей  статьи 110 Закона суд по иску управляющего признает недействительным договор дарения, в том числе совершенный должником до момента открытия в отношении его конкурсного производства, независимо от желания должника и одаряемого причинить вред кредитору, если договор совершен в течение одного года до начала производства по делу об экономической несостоятельности (банкротстве), а если одаряемым было заинтересованное в отношении должника лицо, - в течение трех лет до начала производства по делу об экономической несостоятельности (банкротстве) при условии, если одаряемый или должник не докажут, что у должника после дарения оставалось имущество, которое соответствовало размерам его долгов и на которое можно было бы обратить взыскание.

Если в силу неравенства обязательств сторон очевидно, что договор купли-продажи, мены или иная сделка должника хотя бы частично совершены не в пользу должника по цене, существенно заниженной или завышенной относительно цены, обычно взимаемой за аналогичные товары (работы, услуги) (имеют характер дарения), суд в соответствии с частью первой статьи 110 Закона признает такую сделку недействительной.

Судебные инстанции исходили из того, что в предмет доказывание по делу является установление наличия (отсутствия) характера дарения оспариваемой сделки, а также наличия у должника после дарения имущества, соответствующего размерам его долгов и на которое можно было бы обратить взыскание.

С учетом даты совершения оспариваемой сделки (20.02.2015) и даты открытия в отношении истца конкурсного производства по делу №40-6Б/2018 о его банкротстве (07.02.2018), а также представления доказательств наличия заинтересованного в отношении должника лица применительно к требованиям статьи 1 Закона (Ч.А.Н. на дату совершения оспариваемой сделки являлся участником должника и его руководителем, а также супругом ответчика Ч.А.А.), судебные инстанции пришли к выводу,  что оспариваемая сделка совершена заинтересованным в отношении должника - истца лицом в течение трех лет до начала производства по делу об экономической несостоятельности  (банкротстве)  ООО «Э».

Довод истца о совершении сделки купли-продажи за 540, 88 руб. (что на дату сделки составляет 366,20 долл. США по курсу Национального банка Республики Беларусь) по существенно заниженной цене в совокупности со сведениями о рыночной стоимости в период с  01.02.2015 по 30.04.2015 автомобиля AUDI Q5, 2013 года выпуска (с ценами эквивалентной от  28 000 долл. США – до 31 800 долл. США), сведениями об экспертной оценке рыночной стоимости одновременно приобретенного со спорным автомобилем автомобиля AUDI Q5, 2013 года выпуска кузов WAUZZZ8R6EA0311584 (32 700 долл. США)  признан  судебными инстанциями обоснованным, что явилось основанием для признания оспариваемой сделке недействительной, как сделки имеющей характер дарения. Этот вывод подтверждается также и представленной  копией договора купли–продажи спорного автомобиля от 08.12.2018, по которому К.Л.И. (мать Ч.А.А.) продала автомобиль AUDI Q5, 2013 года выпуска, кузов WAUZZZ8R1EA028683, регистрационный знак 9821 НА-7, А.В.С. за 40 000 руб. (18 753,81 долл. США по курсу Национального банка Республики Беларусь на 08.12.2018), практически через четыре года после совершения оспариваемой сделки.        

  Отсутствие у должника на дату совершения оспариваемой сделки имущества достаточного для расчета с кредиторами истец подтвердил полученными из налогового органа бухгалтерскими балансами должника по состоянию на 31.12.2015, на 31.12.2016, оборотно-сальдовой ведомостью активов и пассивов истца по состоянию на 20.05.2015, указывающие на превышении пассивов над активами должника на дату совершения сделки и после ее совершения и, соответственно, об отсутствии имущества, которое соответствовало размерам его долгов и на которое можно было бы обратить взыскание.

Именно оценка указанных выше документов в совокупности, а не оценка одной оборотно-сальдовой ведомости, позволила судебным инстанциям сделать обоснованный вывод относительно размера активов и пассивов должника на момент совершения оспариваемой сделки.

Из заключения управляющего по делу №40-6Б/2018 по результатам проведения проверки платежеспособности и финансового состояния должника, отчета об имуществе истца также усматривается, что общество на 01.01.2016 являлось неплатежеспособным.

Ответчиком доказательств того, что у должника после совершения сделки оставалось имущество, которое соответствовало размерам его долгов и на которое можно было бы обратить взыскание суду первой инстанции представлено не было, в связи с чем доводы жалобы о недоказанности факта недостаточности имущества исходя из требований абзаца третьего части первой статьи 110 Закона обоснованно не приняты во внимание судом апелляционной инстанции.

 Отказ апелляционной инстанции в удовлетворении ходатайства ответчика о приобщении к материалам дела дополнительных доказательств в подтверждение достаточности у истца имущества, которое соответствовало размерам его долгов и на которое можно было бы обратить взыскание, является обоснованным.

 Согласно части второй статьи 277 ХПК судом апелляционной инстанции принимаются дополнительные доказательства, если заявитель обосновал невозможность их представления в суде первой инстанции по не зависящим от него причинам.

 В обоснование невозможности представления доказательств суду первой инстанции представленных апелляционной инстанции дополнительных доказательств ответчик сослался на необходимость обращения к иному лицу, у которого имелась копия 1С-Бухгалтерии должника и времени для анализа данных бухгалтерии с целью подготовки позиции о несогласии с доводами истца относительно недостаточности у общества имущества на дату и после совершения оспариваемой сделки. Вместе с тем, согласно материалам дела письменные доводы истца с приложением подтверждающих его позицию по вопросу недостаточности имущества были известны ответчику (его представителю) в день подготовительного судебного заседания, однако за данными бухгалтерского учета истца ответчик и иные участвующие в деле лица по делу №40-6Б/2018 о банкротстве ООО «Э» не обращались, ходатайств суду об истребовании у истца (управляющего) указных данных не заявлялось.

Относительно наличия установленных решением суда Первомайского района города Минска преюдициальных обстоятельств применительно к данному делу (в том числе о платежеспособности истца) и о пропуске истцом срока исковой давности для предъявления иска по настоящему делу, судебными инстанциями дана надлежащая правовая оценка. При рассмотрении исков должника к Ч.А.А. по основаниям, установленным статьей 171 ГК (притворная сделка, прикрывающая дарение) и статьей 180 ГК (злонамеренное соглашение сторон), платежеспособность должника не устанавливалась, а в мотивировочной части решения суда Первомайского района приведены лишь устные пояснения Ч.А.Н. и Ш.З.В. относительно платежеспособности ООО «Э».

 Исковое заявление о признании недействительным договора купли-продажи от 20.02.2015 №1 поступило в экономический  суд 13.06.2019 (07.02.2018 возбуждено производство по делу и открыто конкурсное производство в отношении должника), и с учетом норм статьи 110 Закона, является обоснованным вывод судебных инстанций об отсутствии оснований для констатации пропуска истцом срока исковой давности для предъявления иска в экономический суд основан на нормах пункта 2 статьи 182 ГК и пункта 2 статьи 200 ГК.

При таких обстоятельствах оснований для отмены вступивших в законную силу обжалуемых судебных постановлений не имеется.

В соответствии со статьей 133 ХПК судебные расходы за рассмотрение кассационной жалобы относятся на заявителя.

Руководствуясь статьями 294, 296, 298 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь, судебная коллегия по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь

ПОСТАНОВИЛА:

Решение экономического суда города Минска от 29.07.2019 и постановление апелляционной инстанции этого же суда от 05.09.2019 по делу №26-9/2019 оставить без изменения, а кассационную жалобу Ч.А.А. - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу с момента принятия и может быть обжаловано в порядке надзора в соответствии со статьями 300 - 304 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь.

Председательствующий, судья                                            

Судьи                                                                                      

В очередном выпуске

Мониторинг массовой информации