Верховный Суд
Республики Беларусь

Интернет-портал судов общей юрисдикции Республики Беларусь

+375 (17) 308-25-01

+375 (17) 215-06-00

220020, г. Минск, ул. Орловская, 76

Актуально

  28403 сегодня  46 1 декабря 2022  980
О назначении судебного разбирательства по уголовному делу по обвинению Сазанович Я.С., Навоши Д.А., Занемонской В.И., Высоцкой О.В., Богдановича Д.А. в совершении преступлений, предусмотренных ч.3 ст.130, ч.3 ст.203-1 УК Республики Беларусь
21 ноября 2022  1518 14 ноября 2022  852 11 ноября 2022  1188

Постановление судебной коллегии по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь от 16.09.2020 по делу № 8-6/2020/302А/912К

30 сентября 2020  425

ВЕРХОВНЫЙ СУД РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

                                                    16.09.2020                                                           

Дело № 8-6/2020/302А/912К

г. Минск

Судебная коллегия по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь в составе: председательствующего – судьи…, судей…., рассмотрев в открытом судебном заседании кассационную жалобу закрытого акционерного общества «Р» на решение  экономического суда Минской области от 11.06.2020 и  постановление апелляционной инстанции этого суда от 21.07.2020 по делу №8-6/2020 по иску закрытого акционерного общества «Р» (Российская Федерация)  к обществу с ограниченной ответственностью «Д» (Российская Федерация) о взыскании 1193647,62 рублей Российской Федерации ущерба, третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований на предмет спора, на стороне  истца  – акционерное общество страхования компания «П» (Российская Федерация); ответчика – закрытое акционерное общество «С»,

с участием юрисконсульта ЗАО «Р» - М., действующего на основании доверенности от 31.12.2019 (выдана до 31.12.2020); представителя ЗАО «С» - адвоката Ф., действующего на основании доверенности от 02.12.2018 (выдана до 31.12.2020),     

УСТАНОВИЛА:

Экономический суд Минской области решением от 11.06.2020 отказал в удовлетворении исковых требований ЗАО «Р» в полном объеме.

Постановлением апелляционной инстанции экономического суда Минской области от 21.07.2020 решение оставлено без изменения, а апелляционная жалоба ЗАО «Р» - без удовлетворения.

ЗАО «Р» обратилось с кассационной жалобой, в которой просит отменить названные судебные постановления и принять новое постановление об удовлетворении заявленных требований.

По мнению заявителя кассационной жалобы, в суде перевозчиком не было доказано наличие особого риска, связанного с погрузкой груза грузоотправителем, как основание для освобождения перевозчика от ответственности. В нарушение бремени доказывания по делу в основу решения положены доказательства, представленные третьим лицом, что привело к нарушению принципа допустимости доказательств. Приводится довод о противоречивости актов экспертного осмотра поврежденного груза с показаниями опрошенного свидетеля Ш. о том, что предварительные выводы эксперта не нашли подтверждения в процессе экспертной оценки. ЗАО «Р» считает, что факт ненадлежащей подготовки груза к транспортировке также не был доказан. Обращает внимание на признание иска ответчиком в суде апелляционной инстанции, которое безосновательно не было принято.

Представитель ЗАО «Р» в судебном заседании поддержал кассационную жалобу по изложенным в ней основания.

В отзыве на кассационную жалобу ООО «Д» сообщает, что несогласно с мотивировкой решения о причинах повреждения перевозимого груза, так как представленные в совокупности документы доказывают несохранную перевозку груза по вине перевозчика в результате произошедшей аварийной ситуации на дороге. Обращает внимание на то, что суд апелляционной инстанции необоснованно отказал в принятии заявления о признании иска, о чем также заявляется в суде кассационной инстанции.

ЗАО «С» в отзыве на кассационную жалобу, поддержанном представителем в судебном заседании, считает обжалуемые судебные постановления законными и обоснованными. Обращает внимание на то, что ЗАО «С» добросовестно пользовалось своими правами в силу статьи 55 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь. Ссылается на то, что бремя доказывания вины перевозчика лежит на лице предъявлявшем претензии, когда повреждение груза явилось вследствие особых рисков, указанных в пункте 4 статьи 17 Конвенции о договоре международной дорожной перевозки грузов (далее - КДПГ), подписанной в Женеве 19.05.1956.  Обосновывает свои возражения и тем, что в актах экспертного осмотра не содержится противоречий, так как первичной причиной повреждения груза, по мнению Ш., являлось недостаточное крепление груза, которое в данном случае не обеспечило его несмещаемость. На основании ГОСТ 26653-2015, ГОСТ 23170-78, ГОСТ 17527-2014 и установленных фактических обстоятельств крепления груза считает, что груз не был должным образом подготовлен к транспортировке. Обращает внимание на то, что в данном случае у суда имелись основания не принимать признание иска ответчиком, которое расценивает как злоупотребление правом.  ЗАО «С» считает, что такое признание нарушает его права, поэтому дело подлежит рассмотрению по существу.

Выслушав лиц, явившихся в судебное заседание, обсудив доводы кассационной жалобы и отзывов  на кассационную жалобу, проверив законность и обоснованность судебных постановлений, судебная коллегия по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь приходит к выводу, что обжалуемые решение от 11.06.2020  и постановление апелляционной инстанции от 21.07.2020  следует оставить без изменения, а кассационную жалобу ЗАО «Р» - без удовлетворения по следующим основаниям.

Согласно статье 297 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь основаниями для изменения или отмены судебных постановлений суда, рассматривающего экономические дела, первой и (или) апелляционной инстанций являются необоснованность судебных постановлений, нарушение либо неправильное применение норм материального и (или) процессуального права.

Как видно из материалов дела, ЗАО «Р», заключив с ООО «Д» пророгационное соглашение,  обратилось в экономический суд Минской области с иском о взыскании  1193647,62 российских рублей ущерба, причиненного повреждением груза компании Тomas Castro Silva LDA в процессе перевозки груза по CMR №PLS-0003.05 от 20.05.2018, вывозимого из Российской Федерации после завершения процедуры временного ввоза.

В обоснование заявленных требований  ЗАО «Р» сослалось на повреждение груза во время перевозки на территории Литовской Республики в результате дорожно-транспортного происшествия, при котором водитель ответчика применил экстренное торможение, что привело к смещению груза вперед и его повреждению.

ООО «Д» в отзыве на исковое заявление в суде первой инстанции не признало исковые требования, сославшись на погрузку и крепление груза силами грузоотправителя и отсутствие вины в причинении ущерба. Также возражения против удовлетворения  заявленный требований представило ЗАО «С», сославшись на наличие особых рисков, указанных в пункте 4 статьи 17 КДПГ, недостаточное крепление и подготовку груза к транспортировке. 

Рассмотрев заявленные исковые требования, суд первой инстанции, отказывая в удовлетворении исковых требований, руководствовался пунктом 4 статьи 17, пунктом 2 статьи 18 КДПГ, так как пришел к выводу о том, что повреждение груза (гидравлического  листосгибочного  пресса) является следствием особого риска, связанного с погрузкой и размещением груза отправителем.

Экономический суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции, оставив обжалуемое решение без изменений, не приняв признание иска ООО «Д», посчитав, что это приведет к нарушению права других лиц.

Судебная коллегия по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь считает, что судами первой и апелляционной инстанций правильно применены нормы материального и процессуального права, а выводы судов соответствуют обстоятельствам дела и имеющимся доказательствам ввиду следующего. 

  При разрешении спора суды первой и апелляционной инстанций экономического суда Минской области правомерно применили к спорным правоотношениям положения КДПГ, а также нормы материального права Российской Федерации, поскольку спор возник из международной автомобильной перевозки груза, определив с учетом арбитражной оговорки компетенцию суда и применимое право.

Основанием ответственности перевозчика является его вина. Перевозчик освобождается от ответственности, если повреждение или утрата груза произошли не по его вине, а по вине отправителя или обстоятельств, которые не мог избежать и не смог предотвратить, которые приведены в пункте 2 статьи 17 КДПГ.  Доказательное наступление особых рисков, указанных в пункте 4 статьи 17 КДПГ, также освобождает перевозчика от ответственности (пункт 2 статьи 18 КДПГ).

Как видно из материалов дела, на заказчике перевозки согласно условиям договора №10/2901 от 29.01.2010 лежала обязанность обеспечить загрузку груза. В данном случае груз загружался в транспортное средство под контролем представителя отправителя (ООО «Б»), крепление груза также происходило его силами.

При приемке груза 30.05.2018 было зафиксировано повреждение станка, возникшее в процессе перевозки, о чем был составлен акт и сделана запись в международной товарно-транспортной накладной PLS-003/05 от 20.05.2018, что стало причиной привлечения ООО «Р» для подготовки соответствующего акта по результатам осмотра груза.

Согласно акту осмотра, произведенного по заказу страховщиков (АО «С» и ЗАО «С»), установлено, что груз был обернут прозрачной полиэтиленовой пузырчатой пленкой, закрепленной клейкой лентой, и покрыт защитной плотной пленкой серебристого цвета. Углы оборудования защищены поролоновыми уголками, закрепленными клейкой лентой. Лицу, производившему осмотр груза, схема грузоотправителя не была представлена. На момент осмотра груз был установлен непосредственно на пол полуприцепа, противоскользящих ковриков под оборудованием обнаружено не было, однако они могли быть убраны после повреждения оборудования. По результатам осмотра  груза старшим экспертом ООО «Р»  Ш. сделаны выводы в акте от 06.06.2018 о том, что причиной ущерба является повреждение груза в результате: недостаточного крепления, недостаточной подготовке груза к транспортировке, а именно: отсутствие мест крепления, не позволяющих установить независимые растяжки; наличие протечек масла, которые возможно уменьшили коэффициент трения в процессе транспортировки.

В дальнейшем в акте экспертного осмотра от 22.11.2018  старшим экспертом ООО «Р»  Ш., который составлялся по заказу АО «С»,  было высказано мнение, что причиной ущерба является повреждение груза в результате дорожно-транспортного происшествия, при котором водитель применил экстренное торможение, в результате чего произошло смещение груза вперед.

Директором ООО «Д» от водителя транспортного средства, перевозившего груз, отобрана объяснительная, согласно которой в результате экстренного торможения ввиду сложной ситуации на дороге произошло смещение груза, что привело к повреждению полуприцепа. Каких-либо документов, подтверждающих вовлечение транспортного средства перевозчика в дорожно-транспортное происшествие, зарегистрированного на территории Литовской Республики, в материалы дела не представлено.

       С учетом наличия двух актов экспертного осмотра, которые по разному понимались лицами участвующими в деле, судом опрошен старший  эксперт ООО «Р»  Ш., который, принеся присягу и будучи предупрежденным об уголовной ответственности, сообщил суду об обстоятельствах составления акта, а также высказал свое мнение специалиста о причинах повреждения груза. Им обращалось внимание, что ситуация была изменена, на момент проведения осмотра не было зафиксировано наличие крепления груза, схема крепления груза также не представлена. Наличие данной схемы было необходимо для оценки расположения средств крепления и расчета рабочих нагрузок для того, чтобы можно было сделать вывод о достаточности крепления груза с учетом требований законодательства. Также им как специалистом высказано мнение, что в данном случае наличие транспортной решетки позволило бы предотвратить смещение груза в полуприцепе, что имело место в данном случае и привело к повреждению груза во время его перевозки.  

Судебная коллегия по экономическим делам по результатам судебной оценки имеющихся в материалах дела доказательств, показаний свидетеля Ш. соглашается с выводами судов  первой и апелляционной инстанций  о том, что в данном случае при разрешении спора имелись основания для освобождения от ответственности перевозчика в связи с повреждением груза вследствие особых рисков, перечисленных в подпункте  4с  статьи 17 КДПГ, и применения пункта 2 статьи 18 КДПГ.

В данном случае из материалов дела усматривается, что повреждение груза произошло по причине его недостаточного крепления. При этом истцом мнение привлеченного страховыми организациями старшего эксперта ООО «Р» Ш. о причине повреждения груза не опровергнуто. Опрос данного лица в судебном заседании позволил выяснить его мнение, как специалиста, относительно причин повреждения груза. При этом судом правильно было распределено бремя доказывания имеющих значение для дела обстоятельств, так как именно грузоотправитель нес ответственность за надлежащее крепление груза и его подготовку к транспортировке,  а поэтому представление схемы крепления груза было необходимо для подтверждения им надлежащего исполнения обязанностей, в том числе требований ГОСТ 26653-2015, ГОСТ 23170-78, ГОСТ 17527-2014.

Доводы заявителя кассационной жалобы о недопустимости использования судом доказательства, представленного ЗАО «С»,  как третьим лицом, являются несостоятельными, так как стороны по делу по результатам разрешения заявленного ходатайства не возражали против его приобщения к материалам дела. Кроме того, третьи лица, не заявляющие самостоятельные требования на предмет спора на стороне ответчика, пользуются процессуальными правами и несут процессуальные обязанности истца или ответчика, на чьей стороне они выступают (часть 3 статьи 65 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь).

Судебная коллегия по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь в данном случае соглашается с выводом суда апелляционной инстанции об отсутствии оснований для принятия признания иска и также его не принимает, так как это повлечет нарушение прав третьего лица  ( ЗАО «С»), для которого настоящее постановление будем иметь преюдициальное значение.  

Каких-либо иных доводов, основанных на доказательствах, которые имели бы юридическое значение для переоценки выводов судов первой и апелляционной инстанций, влияли бы на оценку законности и обоснованности обжалуемых судебных постановлений, либо опровергали выводы суда, кассационная жалоба не содержит.

При таких обстоятельствах, обжалуемые судебные постановления являются законными и обоснованными, предусмотренных статьей 297 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь оснований для их отмены и изменения, каковыми являются необоснованность, нарушение либо неправильное применение норм материального и (или) процессуального права, не имеется.

Судебные расходы, понесенные в связи с рассмотрением кассационной жалобы, распределяются судебной коллегией по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь по правилам статьи 133 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь и относятся на заявителя.  

Руководствуясь статьями 283, 294, 296, 298 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь, судебная коллегия по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь   

ПОСТАНОВИЛА:

Решение экономического суда Минской области от 11.06.2020  и   постановление апелляционной инстанции этого суда от 21.07.2020  по делу №8-6/2020 оставить без изменения, а кассационную жалобу закрытого акционерного общества «Р» – без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу с момента его принятия, может быть обжаловано (опротестовано) в порядке надзора в соответствии со статьями 300-304 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь.

Председательствующий, судья

Судья

   

Судья

     

В очередном выпуске

Мониторинг массовой информации