Верховный Суд
Республики Беларусь

Интернет-портал судов общей юрисдикции Республики Беларусь

+375 (17) 308-25-01

+375 (17) 215-06-00

220020, г. Минск, ул. Орловская, 76

Актуально

  25757 вчера  185
4 августа 2022  796 4 августа 2022  535 4 августа 2022  597 4 августа 2022  595

Постановление судебной коллегии по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь от 29.10.2019 по делу № 95-11/2019/146А/1220К

12 ноября 2019  4237

ВЕРХОВНЫЙ СУД РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

                                                 29.10.2019                                                        

Дело №95-11/2019/146А/1220К

г. Минск

Судебная коллегия по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь, рассмотрев в открытом судебном заседании кассационную жалобу ИП Ф. на решение экономического суда Гомельской области от 26.06.2019 и постановление апелляционной инстанции этого же суда от 28.08.2019  по делу № 95-11/2019 по иску ОДО «Г» к ООО «З», третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований на предмет спора на стороне ответчика ИП О., ИП Ф., ИП К.  о признании недействительной сделки, оформленной разделительным балансом от 11.06.2015 и передаточным актом от 11.06.2015, при участии лица, подавшего кассационную жалобу и представителя третьих лиц,

УСТАНОВИЛА:

Решением экономического суда Гомельской области от 26.06.2019 по делу №95-11/2019 признана недействительной сделка, оформленная разделительным балансом от 11.06.2015 и передаточным актом от 11.06.2015, о передаче с баланса ОДО «Г» на баланс ООО «З» капитального строения (изолированное помещение - кафе) с инвентарным номером 350/D-131922, расположенного по адресу: г.Гомель, ул. Советская, 46. С ООО «З» в республиканский бюджет взыскано 510,00 руб. государственной пошлины.

Постановлением апелляционной инстанции этого же суда от 28.08.2019 по делу №95-11/2019 решение суда первой инстанции оставлено без изменения, а апелляционная жалоба ИП Ф.  - без удовлетворения.

ИП Ф. обратился с кассационной жалобой на вышеуказанные судебные постановления, в которой просит их отменить и, не передавая дело на новое рассмотрение, вынести новое постановление об отказе в удовлетворении иска в полном объеме.

В обоснование в кассационной жалобе приведены доводы о не применении норм материального права, подлежащих применению, а именно подпункта 4 части 2 пункта 1 статьи 7 ГК и пункта 2 статьи           219 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее – ГК), также несоответствии материалам и фактическим обстоятельствам дела выводов судов обеих инстанций о наличии всех условий, необходимых для признания сделки недействительной на основании абзаца 4 статьи 109 Закона Республики Беларусь от 13.07.2012 «Об экономической несостоятельности (банкротстве)» (далее – Закон).

После перерыва, объявленного  22.10.2019,  в судебном заседании  ИП Ф. и его представитель, одновременно являющийся представителем ИП О., поддержали доводы, изложенные в кассационной жалобе.

Суд, рассматривающий экономические дела, кассационной инстанции согласно части 3 статьи 293 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь (далее – ХПК) признал возможным рассмотрение дела в отсутствие извещенных надлежащим образом, но     не явившихся в судебное заседание иных лиц, участвующих в деле.

Заслушав явившихся в судебное заседание лиц, изучив и обсудив материалы дела, доводы кассационной жалобы и отзыва на нее, проверив законность и обоснованность судебных постановлений, судебная коллегия по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь приходит к выводу, что оснований для их отмены не имеется.

Согласно части первой статьи 297 ХПК основаниями для изменения или отмены судебных постановлений суда первой и (или) апелляционной инстанций являются необоснованность судебных постановлений, нарушение либо неправильное применение норм материального и (или) процессуального права.

Как усматривается из материалов дела, ОДО «Г» зарегистрировано решением Гомельского областного исполнительного комитета от 27.01.2004 в Едином государственном регистре юридических лиц и индивидуальных предпринимателей за № 490317474.  

Участниками ОДО «Г» являются П. и  Е.

По состоянию на 11.06.2015 у ОДО «Г» имелось недвижимое имущество – капитальное строение (изолированное помещение - кафе) с инвентарным номером 350/D-131922, расположенное по адресу: г. Гомель, ул. Советская, д. 46, общей площадью 219,9 кв.м (далее - капитальное строение).

Участниками ОДО «Г» было принято решение (протокол общего собрания участников общества от 11.06.2015 № 6) о реорганизации путем выделения из его состава ООО «З» с передачей на баланс последнего вышеназванного капитального строения. 

Указанным протоколом утвержден разделительный баланс между ОДО «Г» и ООО «З», а также передаточный акт, в соответствии с которыми к вновь созданному обществу от ОДО «Г» перешло капитальное строение.

Гомельским городским исполнительным комитетом 11.06.2015 года произведена государственная регистрация ООО «З» в Едином государственном регистре юридических лиц и индивидуальных предпринимателей за № 491318651.

Участниками ООО «З» являются П. и  Е.

Директором ОДО «Г» П. и директором          ООО «З» Е. 11.06.2015 подписан разделительный баланс, а также передаточный акт, согласно которому   ОДО «Г» передало, а ООО «З» приняло на баланс капитальное строение стоимостью 2 155 млн. рублей без учета деноминации.

Впоследствии произошел переход права собственности на данное капитальное строение от ООО «З» в долевую собственность ИП К. и ИП Ф. (по ½ доли) на основании договора от 16.06.2015 №1 купли-продажи долей в праве собственности на вышеуказанное недвижимое имущество по цене, эквивалентной  240 000 долларов США (в равных  долях), а затем от ИП К. в собственность ИП О. (1/2 доли) на основании договора №б/н от 29.06.2016 по цене, эквивалентной 100 000 долларам США.

Кроме того, на основании договора б/н от 16.06.2015                        ИП К. и ИП Ф. передали в аренду   ОДО «Г» вышеуказанное недвижимое имущество сроком на 78 месяцев  с установлением арендной платы в размере, эквивалентном 3 239 долларам США в месяц, с возможностью его последующего выкупа по окончании срока аренды  в сумме 336 000 долларов США без зачета внесенных сумм арендной платы.

Определением экономического суда Гомельской области от 26.05.2017 по делу №19-10Б/2017 в отношении ОДО «Г» открыто конкурсное производство. Управляющим по делу назначено  ЧУП «П».

Решением экономического суда Гомельской области от 20.09.2017 ОДО «Г» признано банкротом, в отношении него открыто ликвидационное производство сроком до 20.09.2019.

Управляющим по делу о банкротстве должника предъявлен иск о признании недействительной сделки, выразившейся в передаче с баланса            ОДО «Г» на баланс ООО «З» капитального строения (изолированное помещение - кафе) с инвентарным номером 350/D-131922, расположенного по адресу: г.Гомель, ул. Советская, 46, и оформленной разделительным балансом от 11.06.2015 и передаточным актом от 11.06.2015.

Правовым основанием указан абзац 4 части 1 статьи 109 Закона, в соответствии с которым по иску управляющего судом может быть признана недействительной сделка должника,  совершенная, в частности,  в течение трех лет до начала производства по делу об экономической несостоятельности (банкротстве) и если должник путем совершения такой сделки умышленно нанес вред интересам кредиторов, а другая сторона сделки была заинтересованным в отношении должника лицом, которое, как предполагается, знало о том, что должник совершением этих сделок умышленно нанес вред интересам кредиторов.

Удовлетворяя заявленное требование, суд первой инстанции, как и суд апелляционной инстанции, исходили из того, что под сделками должника, которые могут быть оспорены по специальным основаниям, установленным Законом, понимаются действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение и прекращение гражданских прав и обязанностей, (статья 154 ГК). Исходя из комплексного анализа пункта 1 статьи 53, пункта 4 статьи 54, пункта 1, 2 статьи 55 ГК, суды пришли к правильному выводу о том, что реорганизация юридического лица включает в себя совокупность юридических фактов, устанавливающих, изменяющих и прекращающих гражданские права и обязанности для лиц – участников такой реорганизации.  Одним из таких юридических фактов является совершение действий, направленных на фактическую передачу имущества во исполнение принятого решения о реорганизации юридического лица в целях дальнейшего оформления в соответствии с действующим законодательством прав на него. Соответственно, действия                   ОДО «Г» по передаче имущества вновь созданному ООО «З», являются действиями, направленными на установление, изменение и прекращение гражданских прав и обязанностей, и обоснованно признаны судами сделкой. Данные действия оформлены разделительным балансом от 11.06.2015 и передаточным актом от 11.06.2016, которые правильно не были расценены  судами в качестве сделок. При этом оспариваемая сделка является двусторонней, поскольку одна сторона передала, а вторая сторона приняла имущество.

В этой связи несостоятельным является довод кассационной жалобы  о нарушении судами норм материального права, выразившимся в неприменении норм законодательства, регламентирующих вопросы возникновения гражданских прав и обязанностей, приобретения имущества при реорганизации  юридического лица со ссылкой на подпункт 4 части 2 пункта 1 статьи 7 ГК и пункта 2 статьи 219 ГК.

Тот факт, что оспариваемая сделка совершена в течение трех лет до начала производства по делу об экономической несостоятельности (банкротстве) ОДО «Г» подтверждается материалами дела.

Одним из необходимых условий для признания оспариваемой сделки недействительной по заявленному основанию  является установление факта умышленного нанесения вреда кредиторам путем ее совершения.

 Оценивая соответствующие доводы лиц, участвующих в деле, и имеющиеся в деле доказательства, суд первой инстанции проанализировал разделительный баланс  и пришел к выводу о том, что выделенному юридическому лицу были переданы только активы в виде основных средств, а все обязательства реорганизованного юридического лица остались  у него.  Также судом принято во внимание, что согласно заключению эксперта  П. от 22.05.2017, составленного по результатам проведения экспертизы, назначенной судом в рамках дела о банкротстве должника, ОДО «Г» на протяжении периода с 01.01.2014 по 01.01.2017 имело неудовлетворительную структуру бухгалтерского баланса и являлось неплатежеспособным, а по состоянию на 01.01.2017 неплатежеспособность приобрела устойчивый характер. Также суд принял во внимание, что с 01.04.2015 у ОДО «Г» отсутствовали источники для пополнения собственного оборотного капитала, чистая прибыль имела отрицательное значение, тем самым общество систематически получало убыток и финансовая устойчивость снижалась, о чем указано в заключении о финансовом состоянии ОДО «Г», составленным управляющим по делу о его банкротстве.

Также суд учел тот факт, что практически сразу же после передачи имущества ООО «З» произвело отчуждение данного имущества третьим лицам  по стоимости, значительно превышающей  стоимость переданного имущества  в ходе реорганизации (разница составила более 99 тысяч  долларов США).

Суд апелляционной инстанции повторно рассматривая дело, счел необходимым истребовать дополнительные доказательства, что является его правом в соответствии с частью 1 статьи 277 ХПК.

Так, судом апелляционной инстанций были истребованы и приобщены к материалам дела  содержащиеся в материалах проверки         ЕК №6808 от 13.09.2018, проводимой ОВД администрации Новобелицкого района г. Гомеля, заключение эксперта П. от 06.03.2019 (по вопросам: финансового положения ОДО «Г» по состоянию на 30.06.2015 и на 02.07.2015; каким образом повлияла реорганизация         ОДО «Г» путем выделения ООО «В» на финансовое положение ОДО «Г»; можно ли отнести проведенную реорганизацию, как действия по отчуждению активов на заведомо невыгодных условиях для ОДО «Г» - далее заключение эксперта №1); заключение эксперта П. от 06.03.2019 (по вопросам финансового положения ОДО «Г» по состоянию на 10.06.2015, на 12.06.2015; каким образом повлияла реорганизация         ОДО «Г» путем выделения ООО «З» на финансовое положение ОДО «Г»; можно ли отнести проведенную реорганизацию, как действия по отчуждению активов на заведомо невыгодных условиях для ОДО «Г» - далее заключение эксперта №2); заключение эксперта Б. от 11.05.2019 (по вопросам финансового положения ОДО «Г», идентичным экспертизе №1 – далее заключение эксперта №3); заключение эксперта Б. от 11.05.2019 (по вопросам финансового положения  ОДО «Г», идентичным экспертизе №2 – далее заключение эксперта №4).

При оценке имеющихся в деле доказательств, суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции относительно того, что при проведении реорганизации размер чистых активов           ОДО «Г» уменьшился, а вновь образованному юридическому лицу были переданы чистые активы (капитальное строение) без каких-либо обязательств. Суд апелляционной инстанции также принял во внимание последующие сделки, совершенные выделенным юридическим лицом в отношении переданного имущества, дополнительно указав на то, что  ОДО «Г» понесло еще и  расходы в связи с заключением договора аренды на это же имущество в виде арендных платежей.

Исходя из анализа заключения эксперта №2 и №4 суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что по состоянию на 01.06.2015, на 10.06.2015, на 12.06.2015 ОДО «Г» являлось неплатежеспособным, неплатежеспособность приобретала устойчивый характер; реорганизация ОДО «Г» путем выделения  ООО «З» оказала негативное влияние на финансовое состояние и неплатежеспособность ОДО «Г», финансовое положение ОДО «Г» ухудшилось; проведенная реорганизация путем выделения ООО «З» является действием по отчуждению активов, совершенное на заведомо невыгодных условиях для                     ОДО «Г».

При этом суд апелляционной инстанции обоснованно исходил из того, что никакие доказательства, в том числе заключения экспертов, не имеют для суда заранее установленной силы и подлежат оценке в соответствии со статьей 108 ХПК.

Также судом апелляционной инстанции правомерно были истребованы дополнительные доказательства, касающиеся вопроса кредиторской задолженности на момент совершения оспариваемой сделки.

В результате установлено, что на момент совершения оспариваемой сделки ОДО «Г» имело кредиторскую задолженность, в том числе перед ОАО «Б» в размере 2 810 030 долларов США основного долга, 35 875,49 долларов США процентов и 51 329,18 долларов США пени по кредитному договору №80К12-038НЛ-USD от 23.07.2012. Требования данного кредитора включены в реестр требований кредиторов ОДО «Г». При этом в нарушение статьи 23 Закона Республики Беларусь от 09.12.1992 «О хозяйственных обществах» кредитор не был уведомлен в установленном порядке о  реорганизации ОДО «Г». Данные обстоятельства подтверждаются материалами дела.

Оценив в совокупности имеющиеся в деле доказательства, суд апелляционной инстанции обоснованно пришел к выводу о том, что оспариваемая сделка осуществлена в период, когда ОДО «Г» обладало признаками неплатежеспособности, данная сделка произведена в целях изъятия ликвидного имущества (капитального строения), при реорганизации в форме выделения от должника вновь созданному ООО «З» переданы активы без передачи соразмерных обязательств, и таким образом, сделка не сопровождалась эквивалентным снижением обязательств, она была совершена на заведомо невыгодных условиях для ОДО «Г». Осведомленность о цели совершения данной сделки другими участниками презюмируется, так как она совершена заинтересованными лицами, кредиторы ОДО «Г», в нарушение требований законодательства не были уведомлены о состоявшейся реорганизации, сделка имела цель причинения вреда имущественным интересам кредиторов, в результате сделки размер имущества должника уменьшился, интересы кредиторов                           (ОАО «Б») были ущемлены.

Каких-либо надлежащих доказательств обратному ответчиком и третьими лицами не представлено (статья 100 ХПК).

При этом тот факт, что данный кредитор в последующем предоставил третьим лицам кредиты на приобретение вышеуказанного объекта недвижимости у ООО «З», а также то, что в силу действующего законодательства состав участников   ОДО «Г» и ООО «З» должен был быть идентичным, не опровергают выводы судов о наличии умысла должностных лиц и (или) участников ОДО «Г» на причинение вреда интересам кредиторов в результате совершения оспариваемой сделки. В связи с чем, соответствующие доводы кассационной жалобы являются несостоятельными.

При таких обстоятельствах суды обеих инстанций пришли к правильному выводу о наличии оснований для удовлетворения иска.

Доводам, имеющим значение для разрешения спора по существу, и представленным по делу доказательствам дана всесторонняя, полная и  надлежащая правовая оценка судами первой и апелляционной инстанций оснований для их переоценки у суда кассационной инстанции в силу статьи 294 ХПК   не имеется.

Принимая во внимание изложенное, судебная коллегия Верховного Суда Республики Беларусь считает выводы судов обеих инстанций правильными, основанными на материалах дела и нормах действующего законодательства. Нарушений норм процессуального права, являющихся безусловными основаниями для отмены обжалуемых судебных постановлений, не допущено. Поскольку предусмотренных статьей               297 ХПК оснований для отмены обжалуемых судебных постановлений при рассмотрении кассационной жалобы не установлено, кассационная жалоба подлежит оставлению без удовлетворения, а обжалуемые судебные постановления – без изменения.

В соответствии со статьей 133 ХПК судебные расходы по оплате государственной пошлины за рассмотрение кассационной жалобы относятся на лицо, ее подавшее.

Руководствуясь статьями 283, 294, 296, 298 ХПК, судебная коллегия по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь

ПОСТАНОВИЛА:

решение экономического суда Гомельской области от 26.06.2019 и постановление апелляционной инстанции этого же суда от 28.08.2019      по делу №95-11/2019 оставить без изменения, а кассационную жалобу         ИП Ф.  -    без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу с момента его принятия, может быть обжаловано (опротестовано) в порядке надзора в соответствии со статьями  300-304 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь.

В очередном выпуске

Мониторинг массовой информации