Верховный Суд
Республики Беларусь

Интернет-портал судов общей юрисдикции Республики Беларусь

+375 (17) 308-25-01

+375 (17) 215-06-00

220020, г. Минск, ул. Орловская, 76

Актуально

  25563
4 августа 2022  601 4 августа 2022  429 4 августа 2022  463 4 августа 2022  510 28 июля 2022  1682

Постановление судебной коллегии по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь от 15.10.2019 по делу № 103-11/2019/312А/1188К

29 октября 2019  671

ВЕРХОВНЫЙ СУД РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

                                                15.10.2019                                                     

Дело № 103-11/2019/312А/1188К

г. Минск

Судебная коллегия по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь, рассмотрев в открытом судебном заседании кассационную жалобу ООО «Б» на решение экономического суда Минской области от 26.07.2019 и постановление апелляционной инстанции этого же суда от 28.08.2019 по делу  №103-11/2019 по иску ООО «Б» к ООО «Н» о взыскании 257 797,28 рублей, с привлечением к участию в деле на стороне истца в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельные требования на предмет спора, ООО «Т», с участием представителей  истца и  ответчика,

УСТАНОВИЛА:

Решением от 26.07.2019 по делу №103-11/2019 экономический суд Минской области в полном объеме отказал ООО «Б» в удовлетворении исковых требований о взыскании с ООО «Н» 219 696,47 рублей основного долга и 38 100,81 рублей процентов за пользование займом, начисленных за период с 12.12.2015 по 31.05.2019.

Постановлением апелляционной инстанции этого же суда от 28.08.2019 по делу №103-11/2019 решение суда первой инстанции оставлено без изменения, а апелляционная жалоба ООО «Б» -                                   без удовлетворения.

ООО «Б» обратилось с кассационной жалобой на судебные постановления судов обеих инстанций, в которой просило, не передавая дело на новое рассмотрение, принять новое постановление  об удовлетворении иска в полном объеме.

В обоснование в кассационной жалобе приводятся доводы о неправильном применении судами обеих инстанций норм материального права, а именно статей 401, пункта 1 статьи 422 и 767 Гражданского  кодекса Республики Беларусь (далее – ГК), а также о несоответствии материалам и фактическим обстоятельствам дела выводов судов о характере займа.

В судебном заседании представитель истца поддержал доводы, изложенные в кассационной жалобе.

Представитель ответчика обжалуемые судебные постановления считает  законными и обоснованными, просил оставить их без изменения, а кассационную жалобу без удовлетворения по основаниям, изложенным в отзыве на нее. Заявил ходатайство о взыскании с истца 1364,22 рублей в возмещение судебных расходов по оказанию юридической помощи в суде кассационной инстанции.

Представитель третьего лица  в судебное заседание не явился, в направленном отзыве выразил мнение об обоснованности кассационной жалобы, ходатайствовал о ее рассмотрении в его отсутствие третьего лица.

Суд, рассматривающий экономические дела, кассационной инстанции согласно части 3 статьи 293 ХПК признал возможным рассмотрение дела в отсутствие извещенного надлежащим образом, но         не явившегося в судебное заседание представителя третьего лица.

Судебная коллегия по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь, заслушав явившихся в судебное заседание лиц, изучив материалы дела, проанализировав доводы кассационной жалобы и отзывов на нее, проверив законность и обоснованность обжалуемых судебных постановлений, приходит к выводу об отсутствии оснований для их отмены на основании следующего.

Согласно части первой статьи 297 ХПК основаниями для изменения или отмены судебных постановлений суда первой и (или) апелляционной инстанций являются необоснованность судебных постановлений, нарушение либо неправильное применение норм материального и (или) процессуального права.

ООО «Б» предъявило иск о досрочном возврате ООО «Н» суммы займа, полученной по договору займа б/н от 15.07.2013, заключенному  с ООО «Т», в размере   219 696,47 рублей и уплате процентов за пользование займом в размере 38 100,81 рублей за период с 12.12.2015 по 31.05.2019.  В обоснование указано на нарушение заемщиком права заимодавца на осуществление контроля за целевым использованием суммы займа, правовым основанием указана статья 767 ГК.

Отказывая в удовлетворении иска в полном объеме, суд первой инстанции, как и суд апелляционной инстанции, исходил из того, что  при заключении договора уступки требования от 19.12.2017, заключенного  между ООО «Б» и ООО «Т» к истцу не перешло право осуществления контроля за целевым использованием сумм займа.

Судебная коллегия Верховного суда Республики Беларусь считает выводы судов обеих инстанций  правильными, основанными на материалах дела и нормах действующего законодательства.

Согласно части первой пункта 1 и пункту 3 статьи 763 ГК заемщик обязан возвратить заимодавцу полученную сумму займа в срок и порядке, которые предусмотрены договором займа.

Согласно статье 767 ГК, если договор займа заключен с условием использования заемщиком полученных средств на определенные цели (целевой заем), заемщик обязан обеспечить возможность осуществления заимодавцем контроля за целевым использованием суммы займа.

В случае невыполнения заемщиком условия договора займа о целевом использовании суммы займа, а также при нарушении обязанностей, предусмотренных пунктом 1 настоящей статьи, заимодавец вправе потребовать от заемщика досрочного возврата суммы займа и уплаты причитающихся процентов, если иное не предусмотрено договором.

В силу пункта 1 статьи 353 ГК  право (требование), принадлежащее кредитору на основании обязательства, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или перейти к другому лицу на основании акта законодательства.

Согласно статьи 355 ГК если иное не предусмотрено законодательством или договором, право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права. В частности, к новому кредитору переходят права, обеспечивающие исполнение обязательства, а также другие связанные с требованием права, в том числе право на неуплаченные проценты.

 Как усматривается из материалов дела и установлено судами  обеих  инстанций, 15.07.2013 между ООО «Т» (заимодавец) и ООО «Н» (заемщик) был заключен договор займа, по которому заимодавец обязался предоставить заемщику займ на текущие нужды в сумме 141 919 долларов США, перечислив его частями согласно приложения №1, по письменной заявке заемщика в белорусских рублях по курсу Национального банка Республики Беларусь на дату перечисления части займа (пункты 1.1., 1.2. договора займа).

Стороны предусмотрели, что займ является беспроцентным; часть займа займодавец обязался перечислить на счет заемщика согласно приложения №1 в течение пяти дней по письменной заявке заемщика; возврат заемщиком суммы займа осуществляется не позднее 30.07.2015, но  может быть возвращена досрочно (пункты 1.2, 2.2 и 2.3 договора займа).

Любые изменения и дополнения к договору действительны, если они совершены в письменной форме и подписаны надлежаще уполномоченными на то представителями сторон (п.7.1. договора).

Приложение №1 к договору от 15.07.2013 предусматривает разбивку суммы займа (141 919 долларов США) на восемь месяцев 2013 года (с мая по декабрь включительно).

Дополнительным соглашением от 30.07.2015 №1 к договору займа стороны в новой редакции изложили пункт 2.2 договора займа, предусмотрев, что возврат суммы займа осуществляется заемщиком не ранее 01.01.2023, но не позднее 31.12.2023.

Дополнительным соглашением от 11.12.2015 №2 стороны изложили в новой редакции пункт 1.1 договора займа от 15.07.2013, указав, что заимодавец перечисляет заемщику заем на сумму, эквивалентную 120 394,82 долларов США, что по курсу Национального банка Республики Беларусь на 11.12.2015 составляет 2 196 964 675 белорусских рублей (без учета деноминации), а заемщик (ответчик) обязуется вернуть сумму займа в размере 2 196 964 675 белорусских рублей (без учета деноминации) в обусловленный срок.

Материалами дела подтверждается, что фактически к подписанию дополнительного соглашения №2 заем и был предоставлен в сумме, эквивалентной 120 394,82 долларов США.

Также в этом дополнительном соглашении в новой редакции был изложен пункт 1.3, по условиям которого стороны предусмотрели ежемесячное начисление за пользование займом процентов в размере 5% годовых с 12.12.2015 по день погашения займа (части суммы займа) включительно на сумму фактической задолженности; при начислении процентов за пользование займом принимается фактическое количество дней месяца, в году – фактическое количество дней.

Впоследствии 27.01.2016 между ООО «Т» (первоначальный кредитор) и ООО «Б» (новый кредитор) заключен договор уступки требования денежной суммы, перечисленной  ООО «Н» (должник) по четырем договорам займа (в том числе  по договору займа б/н от 15.07.2013).

В пункте 2.1.4 договора уступки требования стороны предусмотрели, что должник должен исполнить свои обязательства, вытекающие из договора, новому кредитору в срок не позднее 31.12.2023.

14.11.2018 заключено дополнительное соглашение №3 к договору от 15.07.2013 уже между заимодавцем (новым кредитором) и заемщиком. По условиям данного соглашения предусмотрен возврат суммы займа и начисленных процентов не ранее 01.01.2026, но в любом случае не ранее указанного срока и полного исполнения обязательств заемщика до двум конкретным кредитным договорам, заключенным заемщиком с окончательным сроком возврата кредитов (31.12.2025).  При этом оговорено, что сумма займа (ее часть) и/или сумма начисленных процентов не может быть потребована займодавцем досрочно.

Оценивая условия договора займа и дополнительных соглашений к нему, суды обеих инстанций исходили из правил толкования договора, установленных статьей 401 ГК.

Суды посчитали возможным принять во внимание  буквальное значение слов и выражений, содержащихся в вышеуказанных условиях договора и дополнительных соглашениях к нему, и обоснованно пришли к выводу о том что,  к моменту заключения договора уступки требования договор займа действовал в редакции, не содержащей указаний на его целевой характер и вне зависимости от содержания договора займа в первоначальной редакции, после заключения дополнительного соглашения №2 к ООО «Б» перешло право требования по обязательству, не являющемуся целевым займом.

Довод истца о неправильном применении судами статьи 401 ГК является необоснованным, поскольку выводы судов относительно характера займа подтверждаются и с учетом сопоставления буквального толкования слов и выражений с другими условиями и смыслом договора займа и дополнительными соглашениями к нему.  Соответственно необходимости в выяснении действительной воли сторон с учетом цели договора не имелось. При таких обстоятельствах суд апелляционной инстанции правильно исходил из того, что переписка сторон в рассматриваемом случае значения не имеет, а условия договора могут быть изменены только с соблюдением условий пункта 1 статьи 422 ГК и пункта 7.1 договора займа.

В соответствии с частью 1 статьи 100 ХПК суд первой инстанции  правильно определил предмет доказывания (обстоятельства, имеющие значения для правильного разрешения спора), исходя из оснований требований  истца (статья 767 ГК) и возражений ответчика (в том числе о нецелевом характере займа).

Таким образом, доводам, имеющим значение для разрешения спора по существу, и представленным по делу доказательствам дана всесторонняя, полная и  надлежащая правовая оценка судами первой и апелляционной инстанций, оснований для их переоценки у суда кассационной инстанции в силу статьи 294 ХПК   не имеется.

Принимая во внимание изложенное, судебная коллегия Верховного Суда Республики Беларусь считает выводы судов обеих инстанций правильными, основанными на материалах дела и нормах действующего законодательства. Предусмотренных статьей 297 ХПК оснований для отмены обжалуемых судебных постановлений при рассмотрении кассационной жалобы не установлено, соответственно, кассационная жалоба подлежит оставлению без удовлетворения, а обжалуемые судебные постановления – без изменения.

В соответствии со статьей 125, 126, 133 ХПК судебные расходы по оплате государственной пошлине за рассмотрение кассационной жалобы и оказанию истцу юридической помощи в суде кассационной инстанции относятся на лицо, подавшее кассационную жалобу.

Судебная коллегия по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь признает расходы по оказанию ответчику юридической помощи при рассмотрении дела в суде кассационной инстанции необходимыми, документально подтвержденными и с учетом фактически проведенной работы по составлению процессуальных документов, времени для участия в судебном заседании, степени сложности возникавших вопросов, необоснованности кассационной жалобы, приходит к выводу о взыскании в соответствии со статьями 125, 126, 133 ХПК с ответчика в пользу истца 500 рублей в возмещение расходов по оказанию юридической помощи в суде кассационной инстанции.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 283, 294, 296, 298 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь, судебная коллегия по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь

ПОСТАНОВИЛА:

Решение экономического суда Минской области от 26.07.2019 и постановление апелляционной инстанции этого же суда от 28.08.2019      по делу №103-11/2019 оставить без изменения, а кассационную жалобу                 ООО «Б»  - без удовлетворения.

Взыскать с ООО «Б» в пользу ООО «Н» 500 рублей в возмещение судебных расходов по оплате юридической помощи в суде кассационной инстанции. Выдать судебный приказ.

Постановление вступает в законную силу с момента его принятия, может быть обжаловано (опротестовано) в порядке надзора в соответствии со статьями  300-304 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь.

В очередном выпуске

Мониторинг массовой информации