Верховный Суд
Республики Беларусь

Интернет-портал судов общей юрисдикции Республики Беларусь

+375 (17) 308-25-01

+375 (17) 215-06-00

220020, г. Минск, ул. Орловская, 76

Актуально

  28129
О назначении судебного разбирательства по уголовному делу по обвинению Сазанович Я.С., Навоши Д.А., Занемонской В.И., Высоцкой О.В., Богдановича Д.А. в совершении преступлений, предусмотренных ч.3 ст.130, ч.3 ст.203-1 УК Республики Беларусь
21 ноября 2022  848 14 ноября 2022  689 11 ноября 2022  1008 11 ноября 2022  1649 8 ноября 2022  1005

Постановление судебной коллегии по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь от 23.02.2021 по делу № 281-30/9/К

2 марта 2021  898

ВЕРХОВНЫЙ СУД РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

23.02.2021

Дело №281-30/9/К

г. Минск

Судебная коллегия по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь, рассмотрев в открытом судебном заседании кассационную жалобу гражданина Д. на решение экономического суда города Минска от 19.11.2020 и постановление апелляционной инстанции этого суда от 28.12.2020 по делу №281-30/2020/9 по иску прокурора города Гомеля в интересах государства в лице Министерства финансов Республики Беларусь к гражданину Д. о взыскании 1 750 рублей в доход государства,

с участием гражданина Д. и его представителя,

УСТАНОВИЛА:

Решением экономического суда города Минска от 19.11.2020 по делу №281-30/2020/9 удовлетворены исковые требования прокурора города Гомеля, взыскано с гражданина Д. в доход государства 1 750 рублей.

Постановлением апелляционной инстанции экономического суда города Минска от 28.12.2020 решение экономического суда города Минска от 19.11.2020 оставлено без изменения, а апелляционная жалоба гражданина Д. - без удовлетворения.

Гражданин Д. обратился в судебную коллегию по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь с кассационной жалобой, в которой просит вышеуказанные судебные постановления отменить, и принять новое постановление, отказав в удовлетворении заявленных требований.

Заявитель кассационной жалобы считает, что судом не было учтено, что при заключении трудового контракта он не был ознакомлен с должностной инструкцией, и в период с 25.08.2015 по 03.11.2015 не выполнял организационно-распорядительные функции, ему не было предоставлено для ознакомления и подписания обязательство государственного должностного лица о соблюдении требований Закона Республики Беларусь от 20.07.2006 №165-З «О борьбе с коррупцией» (далее – Закона «О борьбе с коррупцией»). Суд не принял во внимание, что с должностной инструкцией он был ознакомлен только 04.11.2015, а обязательство государственного должностного лица по соблюдению ограничений, установленных статьей 17 Закона «О борьбе с коррупцией», было предоставлено ему работниками кадровой службы ОАО «Г» и подписано им только 31.03.2016. Судом не учтено, что сразу же после подписания обязательства им было принято решение о прекращении предпринимательской деятельности как индивидуальным предпринимателем, а с 27.06.2016 он был исключен из Единого государственного регистра юридических лиц и индивидуальных предпринимателей.

По мнению заявителя кассационной жалобы, суд безосновательно не учел, что договоры субподряда на выполнение проектных работ от 28.09.2015 №5, от 16.11.2015 №6, от 29.12.2015 №7, от 11.01.2016 №8 с ООО «А» были заключены и исполнены им до ознакомления и подписания обязательства по соблюдению ограничений, установленных статьей 17 Закона «О борьбе с коррупцией», в связи с чем денежная сумма в размере 1 750 рублей, полученная за выполненные работы по вышеуказанным договорам, не является суммой, полученной в нарушение требований антикоррупционного законодательства, соответственно, выводы суда о взыскании денежной суммы в размере 1 750 рублей в доход государства являются незаконными.

Кроме того, заявитель кассационной жалобы указал на наличие иных последствий недействительности сделок в виде штрафа и дисциплинарной ответственности, исключающих ничтожность сделок.

Гражданин Д. и его представитель кассационную жалобу поддержали, ссылаясь на изложенные в ней доводы.

В судебное заседание кассационной инстанции представители прокуратуры города Гомеля и Министерства финансов Республики Беларусь не явились, о времени и месте судебного разбирательства извещены надлежащим образом, поэтому судебная коллегия по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь считает возможным рассмотрение дела в их отсутствие.

Заслушав гражданина Д. и его представителя, обсудив доводы кассационной жалобы, отзывов на кассационную жалобу, проверив законность и обоснованность обжалуемых судебных постановлений, судебная коллегия по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь приходит к следующему выводу.

Согласно статье 297 ХПК основаниями для изменения или отмены судебных постановлений суда, рассматривающего экономические дела, первой и (или) апелляционной инстанций являются необоснованность судебных постановлений, нарушение либо неправильное применение норм материального и (или) процессуального права.

Как установлено судом и следует из материалов дела, предметом иска являлись требования прокурора города Гомеля в интересах государства в лице Министерства финансов Республики Беларусь к гражданину Д. о взыскании 1 750 рублей в доход государства.

Возражая против удовлетворения иска, ответчик указал на свою неосведомленность относительно преобладающей доли государственной собственности в уставном фонде в ОАО «Г», а также на то, что с должностной инструкцией начальника группы №3 бюро ГИП архитектурно-проектной мастерской он был ознакомлен лишь 04.11.2015, а обязательство государственного должностного лица по соблюдению ограничений, установленных статьей 17 Закона «О борьбе с коррупцией», было предоставлено ему работниками кадровой службы ОАО «Г» только 31.03.2016, после чего им были предприняты действия по прекращению предпринимательской деятельности. Договоры субподряда на выполнение проектных работ от 28.09.2015 №5, от 16.11.2015 №6, от 29.12.2015 №7, от 11.01.2016 №8 с ООО «А» были заключены и исполнены им до ознакомления и подписания обязательства по соблюдению ограничений, установленных статьей 17 Закона «О борьбе с коррупцией», поэтому сделки ничтожными не являются, а сумма, полученная по данным договорам, не может быть взыскана в доход государства.

Суд первой инстанции пришел к выводу о наличии оснований для удовлетворения заявленного требования и взыскания с гражданина Д. в доход государства 1 750 рублей, указав, что гражданин Д., являясь государственным должностным лицом, не вправе был заниматься предпринимательской деятельностью, в связи с чем заключенные между ИП Д. и ООО «А» сделки в силу норм статей 167, 170 Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее – ГК) ничтожны, и денежная сумма 1 750 рублей, полученная в результате исполнения указанных сделок, подлежит взысканию в доход государства.

С указанными выводами суда первой инстанции согласилась и апелляционная инстанция суда, оставив решение суда первой инстанции без изменения.

Судебная коллегия по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь считает выводы суда правильными, основанными на материалах дела и нормах действующего законодательства.

Из материалов дела усматривается, что в соответствии с приказом от 24.08.2015 №430-к гражданин Д. по трудовому контракту принят с 25.08.2015 на должность начальника группы №3 бюро ГИП в архитектурно-проектную мастерскую ОАО «Г», доля собственности государства в уставном фонде которого составляет более 50%.

Должностная инструкция №85 начальника группы №3 бюро ГИП архитектурно-проектной мастерской утверждена главным инженером ОАО «Г» 04.11.2015, с данной инструкцией ознакомлен гражданин Д.

соответствии с пунктами 1.1, 2.1.1., 2.1.5, 2.1.6, 2.19 вышеуказанной должностной инструкции начальник группы №3 бюро ГИП архитектурно-проектной мастерской относится к категории руководителей, который осуществляет техническое руководство проектно-конструкторских работ, распределяет работу между исполнителями внутри группы, выдает задания непосредственно подчиненным ему исполнителям, осуществляет техническое и организационное руководство группой, осуществляет контроль качества проектных работ, выполняемых работниками руководимой группы.

Согласно данным Единого государственного регистра юридических лиц и индивидуальных предпринимателей ответчик Д. в период с 01.04.2015 по 27.06.2016 был зарегистрирован в качестве индивидуального предпринимателя.

Между индивидуальным предпринимателем Д. и ООО «А» заключены договоры субподряда на выполнение проектных работ от 28.09.2015 №5, от 16.11.2015 №6, от 29.12.2015 №7, от 11.01.2016 №8. За выполнение работ по указанным договорам ООО «А» в адрес индивидуального предпринимателя Д. в период с 30.09.2015 по 31.03.2016 перечислены денежные средства на общую сумму 1 750 рублей (с учетом деноминации).

В соответствии со статьей 1 Закона «О борьбе с коррупцией» лица, постоянно или временно либо по специальному полномочию занимающие должности, связанные с выполнением организационно-распорядительных или административно-хозяйственных обязанностей в государственных организациях и негосударственных организациях, в уставном фонде которых доля государственной собственности составляет не менее 50 процентов, относятся к категории государственных должностных лиц.

В силу положений статьи 5 Закона «О борьбе с коррупцией» борьба с коррупцией осуществляется государственными органами и иными организациями посредством комплексного применения соответствующих мер. В частности, установления ограничений, а также специальных требований, направленных на обеспечение финансового контроля в отношении государственных должностных и приравненных к ним лиц в целях предотвращения проявлений коррупции и их выявления.

Согласно части 2 статьи 17 Закона «О борьбе с коррупцией» руководители, их заместители и главные бухгалтеры государственных организаций и организаций, в уставных фондах которых 50 и более процентов долей (акций) находится в собственности государства и (или) его административно-территориальных единиц, не вправе выполнять иную оплачиваемую работу, не связанную с исполнением служебных (трудовых) обязанностей по месту основной службы (работы) (кроме педагогической (в части реализации содержания образовательных программ), научной, культурной, творческой деятельности и медицинской практики), если иное не установлено Конституцией Республики Беларусь и иными законодательными актами.

Таким образом, законодательством установлен запрет на занятие предпринимательской деятельностью государственным должностным лицом, занимающим должности, связанные с выполнением организационно-распорядительных или административно-хозяйственных обязанностей в государственных организациях.

Учитывая, что гражданин Д. с 25.08.2015 постоянно занимал должность начальника группы №3 бюро ГИП в архитектурно-проектной мастерской ОАО «Г», т.е. являлся должностным лицом, выполняющим организационно-распорядительные обязанности в государственной организации, и доля собственности государства в уставном фонде ОАО «Г» составляет более 50%, судом сделан обоснованный вывод о том, что гражданин Д. относится к категории государственных должностных лиц.

Статья 17 Закона «О борьбе с коррупцией» определяет виды ограничений, устанавливаемых для государственных должностных и приравненных к ним лиц, а в статье 16 Закона «О борьбе с коррупцией» регламентирован порядок оформления обязательства по соблюдению ограничений, установленных статьей 17 Закона, и правовые последствия неподписания такого обязательства.

Так, в соответствии со статьей 16 Закона «О борьбе с коррупцией» государственное должностное лицо, лицо, претендующее на занятие должности государственного должностного лица, в целях недопущения действий, которые могут привести к использованию ими своего служебного положения и связанных с ним возможностей и основанного на нем авторитета в личных, групповых и иных внеслужебных интересах, дают обязательство по соблюдению ограничений, установленных статьей 17 настоящего Закона, а также законодательством Республики Беларусь о государственной службе для государственных служащих (если соответствующая должность государственного должностного лица относится к государственной службе), и ставятся в известность о правовых последствиях неисполнения такого обязательства.

Обязательство государственного должностного лица, лица, претендующего на занятие должности государственного должностного лица, оформляется в письменной форме кадровой службой соответствующего государственного органа, иной организации. Неподписание данного обязательства влечет за собой отказ в регистрации в качестве кандидата на должность государственного должностного лица, в назначении на должность государственного должностного лица либо освобождение государственного должностного лица от занимаемой должности в порядке, установленном законодательными актами Республики Беларусь.

Должностные лица кадровой службы соответствующего государственного органа, иной организации за невыполнение возложенных на них должностных обязанностей по оформлению обязательства государственного должностного лица, лица, претендующего на занятие должности государственного должностного лица, либо несвоевременное ознакомление государственных должностных лиц с предъявляемыми к ним требованиями несут дисциплинарную ответственность в порядке, установленном законодательными актами Республики Беларусь.

Проанализировав вышеуказанные нормы законодательства, судебная коллегия по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь приходит к выводу о том, что ограничения, указанные в статье 17 Закона «О борьбе с коррупцией», устанавливаются в отношении государственных должностных лиц, выполняющих организационно-распорядительные обязанности в организациях, в уставных фондах которых 50 и более процентов долей (акций) находится в собственности государства, соответственно, применяются к государственным должностным лицам с даты их назначения на данную должность, в связи с чем доводы заявителя кассационной жалобы о том, что с даты ознакомления гражданина Д. как государственного должностного лица с вышеуказанными ограничениями (с 31.03.2016), наступает его ответственность за неисполнение данных обязательств, судебная коллегия по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь находит несостоятельными.

Таким образом, гражданин Д., являясь государственным должностным лицом ОАО «Г», не вправе был заниматься предпринимательской деятельностью.

Вместе с тем, собранными доказательствами подтверждается, что в период выполнения государственным должностным лицом Д. своих должностных обязанностей в ОАО «Г», гражданином Д. как индивидуальным предпринимателем в тот же период были выполнены работы по договорам субподряда на выполнение проектных работ от 28.09.2015 №5, от 16.11.2015 №6, от 29.12.2015 №7, от 11.01.2016 №8, заключенным с ООО «А», от которого были получены денежные средства в размере 1 750 рублей.

В соответствии с частью 1 статьи 170 ГК сделка, совершение которой запрещено законодательством, ничтожна.

Поскольку гражданин Д. относится к государственным должностным лицам, которым в соответствии с законодательством установлены соответствующие ограничения, в частности, запрет на выполнение иной оплачиваемой работы, не связанной с исполнением служебных (трудовых) обязанностей по месту основной работы, с учетом выполнения им в период нахождения в должности в ОАО «Г» работ по гражданско-правовым договорам и получения денежных средств за выполненные работы по данным договорам, судом правомерно указано, что денежные средства в размере 1 750 рублей подлежат взысканию в доход государства как суммы, полученные гражданином Д. по ничтожным сделкам.

При этом судом правильно отмечено, что наличие административной ответственности за занятие предпринимательской деятельностью лицом, для которого установлен запрет на осуществление такой деятельности и привлечение его к административной ответственности, а также возможность освобождения от занимаемой должности в соответствии с положениями Трудового кодекса Республики Беларусь за нарушение письменного обязательства по соблюдению ограничений, предусмотренных законодательством о борьбе с коррупцией, не являются иными последствиями нарушения норм гражданского законодательства при совершении индивидуальным предпринимателем Д. сделок с ООО «А».

Таким образом, все изложенные в кассационной жалобе доводы заявителя являлись предметом рассмотрения суда, получили надлежащую оценку в принятых по делу судебных постановлениях.

Каких-либо иных доводов, основанных на доказательствах, которые имели бы юридическое значение для переоценки выводов суда, влияли бы на оценку законности и обоснованности обжалуемых судебных постановлений, либо опровергали выводы суда, кассационная жалоба не содержит.

Нарушений норм материального и (или) процессуального права, влекущих отмену обжалуемых судебных постановлений, судом не допущено.

При таких обстоятельствах обжалуемые судебные постановления являются законными и обоснованными, предусмотренных статьей 297 ХПК оснований для их отмены и изменения не имеется.

Судебные расходы, понесенные в связи с рассмотрением кассационной жалобы, распределяются по правилам статьи 133 ХПК и относятся на гражданина Д.

С учетом изложенного и руководствуясь статьями 294, 296, 298 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь, судебная коллегия по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь

ПОСТАНОВИЛА:

Решение экономического суда города Минска от 19.11.2020 и постановление апелляционной инстанции этого суда от 28.12.2020 по делу №281-30/2020/9 оставить без изменения, а кассационную жалобу гражданина Д. - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу с момента его принятия и может быть обжаловано в порядке, установленном статьями 300-304 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь.

В очередном выпуске

Мониторинг массовой информации