Верховный Суд
Республики Беларусь

Интернет-портал судов общей юрисдикции Республики Беларусь

+375 (17) 308-25-01

+375 (17) 215-06-00

220020, г. Минск, ул. Орловская, 76

Постановление судебной коллегии по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь от 24.09.2019 по делу № 7-5/2019/1088К

9 октября 2019  817

ВЕРХОВНЫЙ СУД РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

                                                 24.09.2019                                                        

Дело №7-5/2019/1088К

г. Минск

Судебная коллегия по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь,  рассмотрев в открытом судебном заседании кассационную жалобу ЗАО «Б»  на решение Верховного Суда Республики Беларусь от 05.08.2019 по делу №7-5/2019 по заявлению ЗАО «Б»  о признании недействительным решения Министерства антимонопольного регулирования и торговли Республики Беларусь от 31.05.2019 №207/58-2019, с участием представителей заявителя и заинтересованного лица,

УСТАНОВИЛА:

Решением Верховного Суда Республики Беларусь от 05.08.2019 по делу №7-5/2019 ЗАО «Б» отказано в удовлетворении заявления о признании недействительным решения Министерства антимонопольного регулирования и торговли Республики Беларусь (далее – МАРТ, антимонопольный орган)  от 31.05.2019     №207/58-2019.

ЗАО «Б» обратилось с кассационной жалобой на вышеуказанное судебное постановление, в которой просит его отменить и направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

В обоснование в кассационной жалобе приведены доводы о нарушении судом первой инстанции норм процессуального права, а именно части 1 статьи 92, статьей 176, 190, 191, 192 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь (далее – ХПК), пункта 6 постановления Пленума ВХС Республики Беларусь от 27.05.2011 №7 «О судебном решении», которые повлекли вынесение необоснованного судебного постановления.

В судебном заседании представители лица, подавшего кассационную жалобу, поддержали доводы, изложенные в ней.

Представители заинтересованного лица в судебном заседании просили оставить обжалуемое судебное постановление без изменения, а кассационную жалобу без удовлетворения по основаниям, изложенным в отзыве на нее.

Судебная коллегия по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь, заслушав пояснения явившихся в судебное заседание лиц, изучив материалы дела, проанализировав доводы кассационной жалобы и отзыва на нее, проверив законность и обоснованность обжалуемого судебного постановления, приходит к выводу об отсутствии оснований для его отмены исходя из следующего.

Согласно части первой статьи 297 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь (далее – ХПК) основаниями для изменения или отмены судебных постановлений суда первой и (или) апелляционной инстанций являются необоснованность судебных постановлений, нарушение либо неправильное применение норм материального и (или) процессуального права.

Как усматривается из материалов дела, ЗАО «Б», СООО «М» и УП «В» являются конкурентами на товарном рынке услуг сотовой подвижной электросвязи Республики Беларусь. В рамках рассмотрения заявлений ЗАО «Б» о нарушении антимонопольного законодательства СООО «М»  антимонопольным органом установлено, что СООО «М» проводилось ряд маркетинговых акций, таких как «W», «О», «О- 2», «Д», информация о которых изложена в обращениях ЗАО «Б», целью которых являлось увеличение количества абонентов СООО «М».

По результатам рассмотрения комиссией МАРТ по установлению факта наличия (отсутствия) нарушения антимонопольного законодательства (далее – комиссия) заявлений ЗАО «Б» в отношении СООО «М» по вопросу нарушения им антимонопольного законодательства МАРТ принято решение от 31.05.2019 № 207/58-2019. В соответствии с данным решением  в действиях СООО «М» установлен факт отсутствия нарушения антимонопольного законодательства, предусмотренного подпунктом 1.2 пункта 1 статьи 18 и подпунктом 1.6 пункта 1 статьи 18 Закона Республики Беларусь от 12.12.2013                   «О противодействии монополистической деятельности и развитии конкуренции в редакции от 08.01.2018 (далее – Закон) (абзацем 3 статьи 12 и абзацем 7 статьи 12 Закона в редакции от 12.12.2013). Одновременно в действиях СООО «М» установлен факт наличия нарушения антимонопольного законодательства, предусмотренного статьей 31 Закона (подпунктом 1.4 пункта 1 статьи 16 Закона в редакции от 12.12.2013).

Не согласившись с такими выводами ЗАО «Б» обратилось в суд с заявлением о признании недействительным решения МАРТ в части установления факта отсутствия нарушения антимонопольного законодательства, предусмотренного подпунктом 1.2 пункта 1 статьи 18 и подпунктом 1.6 пункта 1 статьи 18 Закона (абзацем 3 статьи 12 и абзацем 7 статьи 12 Закона в редакции от 12.12.2013). В обоснование (с учетом последующего уточнения) указано, что  МАРТ не в полной мере провел антимонопольное расследование; не изучил факт потенциальной возможности сокращения участников товарного рынка  проводимыми СООО «М» акциями; неправильно применил нормы материального права в отношении действий СООО «М» в период с 01.08.2018 до 03.08.2018.

По результатам рассмотрения данного заявления суд первой инстанции пришел к выводу, что обжалуемый ненормативный правовой акт принят заинтересованным лицом в соответствии с требованиями действующего законодательства, и заявителем не доказано нарушение его прав и законных интересов в связи с чем, отказал в удовлетворении требования.

Судебная коллегия по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь соглашается с выводами суда первой инстанции, поскольку они основаны на нормах действующего законодательства, подтверждаются установленными по делу обстоятельствами и представленными доказательствами; обостоятельства, имеющие значение для дела, выяснены в полном объеме.

В соответствии со статьей 230 ХПК ненормативный правовой акт государственного органа может быть признан недействительным судом, расасматривающим экономические дела, если он не соответствует законодательству и им нарушаются права и законные интересы юридического лица в сфере предпринимательской или иной хозяйственной (экономической) деятельности.

Так, суд обоснованно пришел к выводу о том, что обжалуемое решение принято компетентным органом, что не оспаривается  заявителем и следует из пункта 1 Указа Президента Республики Беларусь от 03.06.2016 № 188 «Об органах антимонопольного регулирования и торговли», статей 8, 9 Закона (в редакции от 12.12.2013, статье 13, 14 Закона в редакции от 08.01.2018), пункта 6 Положения о Министерстве антимонопольного регулирования и торговли Республики Беларусь, утвержденного постановлением Совета Министров Республики Беларусь от 06.09.2016 № 702, Положения о комиссии Министерства антимонопольного регулирования и торговли Республики Беларусь по установлению факта наличия (отсутствия) нарушения антимонопольного законодательства, утвержденным приказом Министерства антимонопольного регулирования и торговли Республики Беларусь лот 14.12.2016 № 133.

Оценивая доводы заявителя относительно нарушений МАРТ норм материального права, суд обосновал свой вывод тем, что указание в обжалуемом решении нормы Закона, действовавшей на момент принятия решения с указанием аналогичной нормы Закона  в редакции, действовавшей на период начала совершения рассматриваемых действий СООО «М» не нарушает положений Закона Республики Беларусь от 17.07.2018 «О нормативных правовых актах» (далее – Закон о нормативных правовых актах).  При этом нормы Закона в оспариваемой части не изменились, запрет на злоупотребление хозяйствующим субъектом доминирующим положением сохранился в той же редакции.

Так,  в соответствии со статьей 18 Закона в редакции от 08.01.2018 запрещаются действия (бездействие) хозяйствующего субъекта, занимающего доминирующее положение, которые приводят или могут привести к недопущению, ограничению или устранению конкуренции, причинению вреда правам, свободам и законным интересам юридических и физических лиц, в том числе: установление, поддержание монопольно высокой или монопольно низкой цены (тарифа), установление монопсонически низкой цены (тарифа) (подпункт 1.2 пункта 1); экономически, технологически или иным образом не обоснованное установление различных цен (тарифов) на один и тот же товар (подпункт 1.6 пункта 1). Аналогичные нормы содержались в абзацах 3 и 7 статьи 12 Закона в редакции от 12.12.2013.

С учетом того, что действия СООО «М»  носили длящийся характер (срок действия акции - с августа по ноябрь 2018), МАРТ правомерно руководствовался положениями Закона, действовавшего в период проведения антимонопольного расследования без оценки действий СООО «М» в разбивке по периодам (до 03.08.2018 и после).

 Оценивая доводы заявителя относительно проведения антимонопольного расследования с нарушениями установленного порядка, суд исследовал доказательства, представленные заинтересованным лицом, в том числе по ходатайству заявителя. В частности, было установлено, что  в ходе проведения антимонопольного расследования МАРТ была запрошена  у СООО «М» и проанализирована  необходимая информация (плановые калькуляции, расчеты фактической рентабельности услуг), признанная их владельцем коммерческой тайной. В рассматриваемом случае тариф, применяемый в рамках проведения акций (1 рубль в месяц) установлен с учетом скидки для абонентов. При этом пунктом 10 Инструкции о порядке установления и применения регулируемых цен (тарифов), утвержденной постановлением Министерства экономики Республики Беларусь от 22.07.2011 №111 закреплено право соответствующих субъектов хозяйствования на представление скидок при оказании услуг без составления экономических расчетов, обосновывающих уровень применяемых тарифов.

В рамках проведения расследования и квалификации рассматриваемых действий СООО «М» на предмет установления факта наличия (отсутствия) нарушения запретов, установленных статьей 18 Закона, МАРТ должен был оценить следующие обстоятельства:

наличие факта ограничения, недопущения или устранения конкуренции, причинения вреда правам, свободам и законным интересам юридических и физических лиц;

установление, поддержание монопольно низкой цены (тарифа);

экономически, технологически или иным образом необоснованное установление различных цен (тарифов) на один и тот же товар.

В тоже время подпунктом 2.2 пункта 2 статьи 10 Закона установлены случаи, когда цена не может быть признана монопольно низкой, в том числе, если установление цены (тарифа) не привело или не может привести к ограничению конкуренции в связи с сокращением числа хозяйствующих субъектов, не входящих с продавцами или потребителями в одну группу лиц, на соответствующем товарном рынке.

Поскольку МАРТ было установлено наличие оснований для применения вышеуказанной нормы, то даже при наличии признаков монопольно низкой цены (тарифа) факт нарушения не мог был быть установлен в соответствии с Законом.

С учетом вышеизложенного доводы о несоблюдении МАРТ требований пункта 7 Инструкции о порядке определения монопольно высоких, монопольно низких цен (тарифов) и монопсонически низких цен (тарифов), утвержденной постановлением МАРТ от 29.06.2018 №53  являлись несостоятельными. Поскольку в рамках проведения антимонопольного расследования МАРТ не было необходимости  в проведении анализа обязательных составляющих тарифа (с учетом скидки) в 1 рубль и свои выводы антимонопольный орган основывал на иных обстоятельствах, суд первой инстанции правомерно отклонил ходатайство заявителя о проведении судебной экспертизы по вопросам формирования тарифа в размере 1 рубль в месяц. По этой же причине признан несостоятельным довод заявителя относительно нарушения его прав в связи с отсутствием возможности ознакомления с документами СООО «М», представленными МАРТ в ходе судебного разбирательства.

При этом суд правильно и обоснованно отказал в удовлетворении ходатайства заявителя о проведении закрытого судебного заседания со ссылкой на статью 11 Закона Республики Беларусь от 05.01.2013                 «О коммерческой тайне». Проведение закрытого судебного заседания в соответствии со статьей 21 ХПК осуществляется в целях неразглашения сведений, составляющих охраняемую законом тайну, содержащуюся в материалах дела. Применительно к рассматриваемой ситуации заявителем соответствующее ходатайство заявлялось не в связи с необходимостью неразглашения сведений, составляющих коммерческую тайну, а в  целях возможности ознакомления с письменными доказательствами (документами СООО «М»). При этом заявитель являлся конкурентом СООО «М», документы которого составляли коммерческую тайну и согласия на это их владельца получено не было. К тому же каких-либо возражений относительно сформированного СООО «М» тарифа без учета скидки заявителем в принципе не приводилось.

Согласно оспариваемого решения комиссия МАРТ усмотрела в действиях СООО «М» признаки нарушения запретов, установленных подпунктом 1.6 пункта 1 статьи 18 Закона (абзацем 7 статьи 12 Закона в редакции от 12.12.2013) в части экономически, технологически или иным образом не обоснованном установлении различных цен (тарифов) на один и тот же товар. Вместе с тем, обязательным условием установления нарушения запрета на злоупотребление доминирующим положением в этой части согласно статье 18 Закона является доказательство ограничения, недопущения или устранения конкуренции. В данной части требования суд первой инстанции обоснованно исходил из того, что признаки ограничения конкуренции, установленные статьей 7 Закона, комиссией МАРТ в рамках проведения расследования не установлены, и заявителем такие признаки не указаны, поэтому факт нарушения             СООО «М» норм подпункта 1.6 пункта 1 статьи 18 Закона (абзаца 7 статьи 12 Закона в редакции от 12.12.2013) не был установлен.

Судом первой инстанции обоснованно отклонены доводы заявителя   относительно выводов, касающихся наличия оснований для применения подпункта 2.2 пункта 2 статьи 10 Закона. Так, в обжалуемом решении приведены выводы МАРТ по данному вопросу, с которым согласился суд. При этом принят во внимание не только тот факт, что количество участников товарного рынка на момент принятия обжалуемого решения МАРТ не сократилось.

Также приняты во внимание доводы представителей заинтересованного лица, данные в ходе судебного разбирательства о том, что вопрос о потенциальной возможности сокращения количества участников был изучен, в частности, был проведен анализ перехода абонентов в рассматриваемый период, условия акций и временной период их действия, а также установлено, что непосредственно сам заявитель  проводил аналогичные акции, которые имели положительный результат. При таких обстоятельствах не усмотрено оснований для вывода о наличии потенциальной возможности полной утраты абонентской базы и ухода с товарного рынка одного из участников.  При этом суд дал оценку и обоснованно признал несостоятельными противоположные доводы заявителя, как не основанные на фактических обстоятельствах, периоде проведения акции и регионе ее проведения.

Также суд обоснованно исходил из того, что в рассматриваемой ситуации не усматривается неясностей и нечеткости актов законодательства, подлежащих применению в рассматриваемом случае, а, соответственно, не имеется оснований для применения подпункта 9.1 Директивы Президента Республики Беларусь от 31.12.2010 №4. Каких-либо конкретных обоснований по  данному вопросу, которым должна была быть дана оценка судом, заявителем не приведено. Не может быть рассмотрено в качестве таковых и отсутствие методики определения признаков наличия потенциальной угрозы сокращения количества участников товарного рынка,  как и вопрос о применимом праве в рассматриваемый период.

Несостоятельными являются и доводы заявителя относительно нарушения действиями СООО «М» и обжалуемым решением МАРТ прав и законных интересов заявителя, в частности, права заявителя на получение прибыли. Из понятия предпринимательской деятельности, содержащегося в статье 1 ГК,  не следует, что юридическое лицо от осуществления такой деятельности должно получать только прибыль и не может нести какие-либо убытки, наоборот, такая деятельность осуществляется на свой риск и под свою имущественную ответственность (предпринимательский риск).

Также судом обоснованно отклонен довод заявителя относительно  позиции МАРТ, изложенной в его решении от 13.06.2018 №113/45-2018-дсп, поскольку оно принятого по другим обстоятельствам. Указанное решение не имеет какого-либо преюдициального значения для рассмотрения настоящего дела в соответствии со статьей   106 ХПК, не носит характера официального толкования или письменного разъяснения нормативных правовых актов, предусмотренного статьей 69 Закона о нормативных правовых актах.

При таких обстоятельствах указанные в кассационной жалобе доводы являлись предметом рассмотрения суда первой инстанции и получили надлежащую оценку в принятом по делу судебном постановлении.

Принимая во внимание изложенное, предусмотренных статьей 297 ХПК оснований для  отмены решения Верховного Суда Республики Беларусь от 05.08.2019 по делу №7-5/2019 при рассмотрении кассационной жалобы не установлено. Соответственно, кассационная жалоба подлежит оставлению без удовлетворения, а обжалуемое судебное постановление – без изменения.

В соответствии со статьей 133 ХПК судебные расходы по государственной пошлине за рассмотрение кассационной жалобы относятся на лицо, ее подавшее.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 294, 296, 298 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь, судебная коллегия по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь

ПОСТАНОВИЛА:

решение Верховного Суда Республики Беларусь от 05.08.2019 по делу №7-5/2019 оставить без изменения, а кассационную жалобу ЗАО «Б»   –   без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу с момента его принятия и может быть обжаловано в порядке надзора в соответствии со статьями 300-304 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь.

В очередном выпуске

Мониторинг массовой информации