Верховный Суд
Республики Беларусь

Интернет-портал судов общей юрисдикции Республики Беларусь

+375 (17) 308-25-01

+375 (17) 215-06-00

220020, г. Минск, ул. Орловская, 76

Определение судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Беларусь от 08.05.2020 по делу № 02 ау-57/2020

2 июля 2020  647

                                                                                          Дело №02 ау-57/2020

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

8 мая 2020 года судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Республики Беларусь рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционной жалобе обвиняемого М. на приговор судебной коллегии по уголовным делам Минского городского суда от 20 февраля 2020 года, которым М. осужден по п.6 ч.2 ст.139 УК на 18 лет лишения свободы.

В соответствии с ч.1 ст.73 УК по совокупности приговоров к наказанию, назначенному по данному приговору, частично присоединена неотбытая часть наказания по приговору суда Ленинского района г.Минска от 31 мая 2019 года и окончательно назначено наказание в виде лишения свободы на срок 18 лет 6 месяцев с отбыванием наказания в исправительной колонии в условиях строгого режима.

В соответствии со ст.107 УК к М. применено принудительное лечение от хронического алкоголизма по месту отбывания наказания.

Постановлено взыскать с М. в пользу И.К. в счет компенсации морального вреда 50 000 рублей и госпошлину в доход государства в размере 81 рубль.

Признано право за И.К. на удовлетворение гражданского иска о возмещении имущественного ущерба и вопрос о его размерах передан на рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства.

Вопросы о судьбе вещественных доказательств, процессуальных издержках по делу разрешены.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда, мнение прокурора отдела Генеральной прокуратуры Республики Беларусь, полагавшего апелляционную жалобу оставить без удовлетворения, а приговор суда – без изменения, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

М. признан виновным в умышленном противоправном лишении жизни другого человека (убийстве), совершенном с особой жестокостью.

В апелляционной жалобе обвиняемый указывает, что с приговором не согласен. Считает, что суд необоснованно признал совершение преступления им в состоянии алкогольного опьянения отягчающим его ответственность обстоятельством, поскольку хронический алкоголизм является болезнью. Учитывая, что он не судим за совершение тяжких и особо тяжких преступлений, полагает, что суду не следовало признавать отягчающим его ответственность обстоятельством совершение преступления лицом, ранее совершившим преступление. Полагает, что суд необоснованно не признал смягчающими его ответственность обстоятельствами явку с повинной, активное способствование выявлению преступления, совершение преступления под влиянием противоправных и аморальных действий потерпевшей, поскольку он сам сообщил правоохранительным органам о нахождении трупа И.С. в его квартире и не стал скрывать следы преступления. Указывает, что нанесение телесных повреждений И.С. было вызвано ее аморальным поведением, тем, что она оскорбила его. Просит приговор изменить, назначить менее строгое наказание.

В дополнении к апелляционной жалобе обвиняемый указывает, что выводы суда о нанесении им потерпевшей не менее 15 ударов твердым тупым предметом не подтверждаются исследованными доказательствами. Обращает внимание, что у нее имелись телесные повреждения, которые образовались в разное время. Считает, что в его действиях отсутствует особая жестокость. Просит приговор изменить, переквалифицировать действия с п.6 ч.2 ст.139 УК на ч.1 ст.139 УК и снизить срок наказания.

Рассмотрев дело, обсудив апелляционную жалобу, судебная коллегия находит, что вывод суда о доказанности виновности обвиняемого в совершении преступления, за которое он осужден, является правильным, основан на совокупности исследованных в судебном заседании доказательств.

Так, обвиняемый М. как в суде, так и в ходе следствия признавал, что после совместного распития спиртных напитков с И.С. нанес последней несколько ударов ножом в область лица и шеи. Удары наносил из-за того, что она оскорбила его.

Свидетель И. показал, что по прибытии на место происшествия в квартире обвиняемого был обнаружен труп женщины с признаками насильственной смерти. М., находившийся в квартире, отрицал причастность к ее убийству.

Как усматривается из показаний свидетеля Д., выбывавшего в составе бригады скорой помощи по месту жительства обвиняемого, труп И.С. с колотыми и колото-резаными ранами находился на кухне. На руках и ногах обвиняемого М., который был в состоянии алкогольного опьянения, имелись наслоения вещества красно-коричневого цвета, похожего на кровь.

В ходе экспертных исследований установлено, что биологический материал, содержащий в своем составе кровь человека, в смывах с правой и левой рук, правой и левой ног М. мог произойти при смешении биологического материала М. и И.С.

Как усматривается из показаний потерпевшей И.К., свидетеля И.И., на открытых участках тела их матери И.С., которую они видели незадолго до смерти, телесных повреждений не было.

Как следует из протокола осмотра места происшествия, труп И.С. обнаружен в квартире обвиняемого М. с признаками насильственной смерти.

По заключениям судебно-медицинских экспертиз при исследовании трупа И.С. установлены шесть резаных и колото-резаных ран головы и шеи с повреждением правой наружной яремной вены и язычной ветви правой наружной сонной артерии, три резаные раны, из которых одна – левого плеча, одна – 3-го, одна –  4-го пальцев левой кисти, которые образовались от не менее восьми травматических воздействий острого предмета, имеющего в своем строении острое ребро, имеют признаки тяжких телесных повреждений и состоят в прямой причинной связи с наступившей смертью. Смерть И.С. наступила в результате вышеуказанных повреждений, осложнившихся развитием геморрагического шока.

Кроме того, на трупе И.С. обнаружены ссадины шеи, кровоизлияния в мягкие ткани шеи в проекции ссадин, ссадина левого предплечья, кровоподтеки лица и шеи, левого предплечья, правой верхней конечности, правого бедра, левого коленного сустава, правого коленного сустава, которые образовались от не менее пятнадцати воздействий твердого тупого предмета (предметов) незадолго (не более суток) до наступления смерти, имеют признаки телесных повреждений, не повлекших за собой кратковременного расстройства здоровья или незначительной стойкой утраты трудоспособности, не состоящие в причинно-следственной связи с наступлением смерти.

Следы крови на пододеяльнике, фрагменте ткани (в постановлении – прокладка), частях мобильного телефона: чехле, корпусе и трех фрагментах экрана, полотенце, трех фрагментах обоев, фрагменте линолеума, фуфайке (в постановлении - майка), изъятой в ходе осмотра места происшествия, фуфайке (в постановлении - майка), изъятой в ходе дополнительного осмотра места происшествия, шортах, трусах М. могли произойти от И.С.

Оценив приведенные и иные доказательства, суд пришел к правильному выводу о виновности М. в убийстве, совершенном с особой жестокостью, и правильно квалифицировал его действия по п.6 ч.2 ст.139 УК. Оснований для переквалификации действий на ч.1 ст.139 УК, о чем содержится просьба в дополнении к жалобе, не имеется.

Обстоятельства дела судом установлены достаточно полно, доказательства, которыми обоснованы выводы суда, проверены в судебном заседании и оценены в соответствии с требованиями ст.105 УПК.

Выводы, изложенные в приговоре, соответствуют фактическим обстоятельствам дела.

Устанавливая умысел обвиняемого на убийство, суд обоснованно исходил из совокупности всех обстоятельств содеянного, учитывал локализацию телесных повреждений, способ совершения преступления, заведомо связанный с причинением потерпевшей особых страданий. Суд пришел к правильному выводу, что, нанося множественные удары, в том числе не менее 8 ножом, из которых 6 – в область жизненно важных органов (шею, голову), и не менее 15 твердым тупым предметом (предметами) по различным частям тела, обвиняемый действовал с умыслом на убийство потерпевшей с особой жестокостью.

 Количество ударов, нанесенных погибшей обвиняемым, вопреки доводам жалобы, установлено судом правильно, с учетом заключений судебного медицинского эксперта, показаний потерпевшей, свидетелей и иных исследованных доказательств. Как следует из приговора, выявленные на трупе телесные повреждения, которые образовались в срок свыше суток, обвиняемому М. в вину не вменялись. В то же время вывод суда о том, что телесные повреждения, образовавшиеся незадолго (не более одних суток) до наступления смерти, причинены обвиняемым, является правильным, подтверждается показаниями потерпевшей И.К. и свидетеля И.И. об отсутствии у И.С. телесных повреждений на открытых участках тела за несколько часов до наступления смерти.

Нарушений требований норм УПК, влекущих отмену приговора либо ставящих под сомнение достоверность доказательств, подтверждающих виновность обвиняемого, по делу не установлено.

Психическое состояние обвиняемого исследовано судом с достаточной полнотой. Сомневаться в правильности выводов стационарной судебной комплексной психолого-психиатрической экспертной комиссии о том, что обвиняемый мог сознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими, не имеется. Суд обоснованно признал его вменяемым.

Согласно заключению экспертов, М. страдает хроническим алкоголизмом, нуждается в применении к нему принудительных мер безопасности и лечения, противопоказаний к которому не имеет. В момент совершения преступления находился в состоянии алкогольного опьянения. При таких обстоятельствах суд обоснованно в соответствии со ст.107 УК применил к нему принудительное лечение от хронического алкоголизма.

Необоснованным является довод апелляционной жалобы о строгости назначенного М. наказания.

Из приговора видно, что при назначении наказания суд учел характер и степень общественной опасности совершенного преступления, мотивы и цели содеянного, данные, характеризующие личность обвиняемого, конкретные обстоятельства дела, обстоятельства, смягчающие и отягчающие его ответственность.

Учитывая, что М. имеет непогашенные и неснятые в установленном порядке судимости, суд обоснованно признал отягчающим ответственность обстоятельством совершение преступления лицом, ранее совершившим какое-либо преступление.

 Тот факт, что М. страдает хроническим алкоголизмом, не является основанием для непризнания отягчающим его ответственность обстоятельством совершение преступления в состоянии алкогольного опьянения. Поэтому вывод суда о признании этого обстоятельства отягчающим ответственность, является правильным.

По делу достоверно установлено, что телесные повреждения обвиняемый причинил потерпевшей в ходе ссоры на почве внезапно возникших личных неприязненных отношений. Данных о том, что потерпевшая И.С. совершала противоправные или аморальные действия, материалы дела не содержат. Поэтому оснований признавать такое поведение потерпевшей смягчающим ответственность обстоятельством М. не имелось.

 Показания М. о том, что он явился с повинной и активно способствовал раскрытию преступления, тщательно проверены судом первой инстанции и обоснованно с приведением мотивов признаны несостоятельными.

Поэтому доводы обвиняемого о том, что суд при назначении наказания учел не все обстоятельства, которые смягчают его ответственность, несостоятельны.

Назначенное обвиняемому наказание судебная коллегия считает справедливым.

На основании изложенного, руководствуясь ст.386 УПК, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

приговор судебной коллегии по уголовным делам Минского городского суда от 20 февраля 2020 года в отношении М. оставить без изменения, а апелляционную жалобу – без удовлетворения.

Председательствующий                                              

Судьи                                                                          

                  

В очередном выпуске

Мониторинг массовой информации