Верховный Суд
Республики Беларусь

Интернет-портал судов общей юрисдикции Республики Беларусь

+375 (17) 308-25-01

+375 (17) 215-06-00

220020, г. Минск, ул. Орловская, 76

Актуально

  28290 вчера  439
О назначении судебного разбирательства по уголовному делу по обвинению Сазанович Я.С., Навоши Д.А., Занемонской В.И., Высоцкой О.В., Богдановича Д.А. в совершении преступлений, предусмотренных ч.3 ст.130, ч.3 ст.203-1 УК Республики Беларусь
21 ноября 2022  1337 14 ноября 2022  793 11 ноября 2022  1130 11 ноября 2022  1952

Определение судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Беларусь от 31.03.2020 по делу № 02ау-39/2020

16 июля 2020  399

Дело № 02ау-39/2020

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

31 марта 2020 года судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Республики Беларусь рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционной жалобе защитника обвиняемого – адвоката Г. на приговор судебной коллегии по уголовным делам Гродненского областного суда от 24 января 2020 года, по которому Л. осужден по п.6 ч.2 ст.139 УК к наказанию в виде лишения свободы на срок 14 лет с отбыванием в исправительной колонии в условиях усиленного режима.

В соответствии с частями 1 и 2 ст.107 УК к нему применены принудительные меры безопасности и лечения в виде принудительного лечения от алкоголизма.

Вопросы о процессуальных издержках, вещественных доказательствах и имуществе, на которое наложен арест, разрешены.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда, мнение прокурора отдела Генеральной прокуратуры Республики Беларусь, полагавшего апелляционную жалобу оставить без удовлетворения, а приговор – без изменения, судебная коллегия

у с т а н о в и л а:

 Л. признан виновным в умышленном противоправном лишении жизни (убийстве) супруги Л.Е., совершенном с особой жестокостью 17 июня 2019 года.

В апелляционной жалобе адвокат Г. просит об изменении приговора и переквалификации действий обвиняемого на ч.3 ст.147 УК с назначением ему минимально возможного наказания.    

В обоснование такой просьбы в жалобе указано, что выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. Л., отрицая наличие умысла на лишение жизни потерпевшей, указывал, что в ходе конфликта плеснул на нее бензином. Увидев, что вспыхнуло пламя, предпринял меры к его предотвращению и вызвал скорую медицинскую помощь. Л. не пытался скрыться, избежать ответственности. Допрошенные свидетели очевидцами происшедшего не являлись и их показания не свидетельствуют о наличии у Л. умысла лишить супругу жизни при отягчающих обстоятельствах. Поведение Л. свидетельствует о том, что в момент тушения огня он пытался спасти супругу, не предвидел возможности наступления смерти последней. Сама потерпевшая при жизни объясняла, что получила ожоги в результате неосторожных действий с бензопилой.  Изложенное свидетельствует, как указано в жалобе, об отсутствии у обвиняемого умысла на лишение жизни другого человека и о наличии у него неосторожной вины к наступившим последствиям. 

Рассмотрев уголовное дело и обсудив апелляционную жалобу, судебная коллегия находит, что виновность обвиняемого в совершении преступления, за которое он осужден, является доказанной.  

Выводы суда о его виновности основаны на доказательствах, исследованных в судебном заседании, которым в приговоре дана надлежащая оценка в соответствии с требованиями ст.105 УПК.   

Фактические обстоятельства уголовного дела установлены правильно.

Допрошенный при досудебном производстве, в том числе в ходе проверки показаний на месте, Л. указывал, что 17 июня 2019 года между ним и женой по месту жительства произошла ссора, после чего она легла отдыхать, а он, взяв лейку с бензином, смешанным с маслом, вылил данную горючую смесь на лежащую супругу, после чего поджег ее, бросив на нее зажженную спичку.

В результате экспертного исследования трупа потерпевшей установлено, что ее смерть наступила в стационаре больницы 12 июля 2019 года от обширных глубоких термических ожогов пламенем головы, шеи, туловища, конечностей и верхних дыхательных путей, обусловивших необратимые воспалительные и некротические изменения тканей и органов, прогрессирующую полиорганную недостаточность. В ходе экспертизы трупа Л.Е. установлены обширные термические ожоги головы, шеи, туловища, верхних и нижних конечностей 3-4 степени общей площадью 50% поверхности тела, а также ожогов верхних дыхательных путей. Ожоговые раны являются прижизненными, образовались одновременно, незадолго до поступления в стационар 17 июня 2019 года в результате действия высокой температуры пламени, обусловили развитие ожоговой болезни и находятся в причинной связи с наступившей смертью, имеют признаки тяжких телесных повреждений. Указанные ожоги у Л. могли образоваться в результате обливания тела и возгорания топливной бензиновой смеси при обстоятельствах, которые обвиняемый указал в ходе допроса и продемонстрировал при проверке показаний на месте 18 июня 2019 года.

Экспертными исследованиями установлено, что жидкость, содержащаяся в полимерной канистре, является смесью бензина и минерального масла. Бензин относится к группе легковоспламеняющихся жидкостей, минеральное масло – к группе горючих. Технической причиной возникновения пожара явился занесенный посторонний источник зажигания. В качестве источника зажигания не исключены горящая спичка, зажигалка.

 В жалобе не оспаривается, что именно такой горючей смесью Л. облил лежавшую супругу, после чего поджег, используя горящую спичку. Не отрицал этих обстоятельств и обвиняемый.

О том, что именно обвиняемый совершил указанные действия следует из показаний   свидетелей Л.А., А., Б.

Дав оценку этим и иным исследованным доказательствам в совокупности, суд пришел к обоснованному выводу о том, что облив практически все тело лежащей на кровати супруги горючей жидкостью и совершив ее поджог, обвиняемый сознавал общественную опасность своих действий, предвидел их общественно опасные последствия в виде смерти потерпевшей и желал наступления таких последствий, сознавая при этом, что избранный способ лишения жизни супруги является особо жестоким.

Установленные судом фактические обстоятельства совершения обвиняемым преступления свидетельствуют о наличии у него прямого умысла на лишение жизни потерпевшей, поэтому доводы жалобы об отсутствии такого умысла и неосторожной вины к наступившим последствиям являются несостоятельными.

При этом судом действия обвиняемого по предпринятым мерам к тушению горящей супруги и вызову скорой медицинской помощи обоснованно расценены как запоздалое раскаяние и не свидетельствуют об отсутствии у него умысла на лишение жизни потерпевшей.

В отношении содеянного Л. обоснованно признан вменяемым.

Его действия  по п.6 ч.2 ст.139 УК квалифицированы правильно, а назначенное наказание по своему виду и сроку соразмерно содеянному, данным, характеризующим личность, наличия смягчающих и отягчающего ответственность обстоятельств, которые судом учтены в достаточной степени.

Существенных нарушений уголовно-процессуального закона по делу не установлено.

Оснований для отмены или изменения приговора судебная коллегия не находит.

Руководствуясь ст.386 УПК, судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Республики Беларусь

о п р е д е л и л а:

приговор судебной коллегии по уголовным делам Гродненского областного суда от 24 января 2020 года в отношении Л. оставить без изменения, а апелляционную жалобу защитника – без удовлетворения.

Председательствующий   

                                           

Судьи                                                                             

В очередном выпуске

Мониторинг массовой информации