Верховный Суд
Республики Беларусь

Интернет-портал судов общей юрисдикции Республики Беларусь

+375 (17) 308-25-01

+375 (17) 215-06-00

220020, г. Минск, ул. Орловская, 76

Актуально

  28342 1 декабря 2022  716
О назначении судебного разбирательства по уголовному делу по обвинению Сазанович Я.С., Навоши Д.А., Занемонской В.И., Высоцкой О.В., Богдановича Д.А. в совершении преступлений, предусмотренных ч.3 ст.130, ч.3 ст.203-1 УК Республики Беларусь
21 ноября 2022  1444 14 ноября 2022  825 11 ноября 2022  1165 11 ноября 2022  2064

Определение судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Беларусь от 11.02.2022 по делу № 21У2130/А

28 апреля 2022  263

            Дело № 21У2130/А

А П Е Л Л Я Ц И О Н Н О Е   О П Р Е Д Е Л Е Н И Е

11 февраля 2022 года судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Республики Беларусь рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционной жалобе защитника обвиняемого С. – адвоката П. на приговор судебной коллегии по уголовным делам областного суда от 9 декабря 2021 года, по которому С. осужден:

по ч. 1 ст. 339 УК на 1 год лишения свободы;

по ст. 186 УК на 1 год 6 месяцев лишения свободы;

по ч. 1 ст. 14 и ст. 362 УК на 13 лет лишения свободы.

Согласно ч. 3 ст. 72 УК по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 14 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии в условиях усиленного режима.

В соответствии со ст. 107 УК к нему применено принудительное лечение от алкоголизма.

Постановлено взыскать со С.:

в пользу Н. – возмещение материального ущерба в размере 428 рублей 12 копеек;

в пользу Е. – компенсацию морального вреда в размере 2 000 рублей;

в доход государства – государственную пошлину в размере            145 рублей.

Разрешены вопросы о процессуальных издержках, вещественных доказательствах и имуществе, на которое наложен арест.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Республики Беларусь, мнение прокурора отдела Генеральной прокуратуры Республики Беларусь, полагавшего оставить апелляционную жалобу без удовлетворения, а приговор – без изменения, судебная коллегия

           У С Т А Н О В И Л А:

по приговору С. признан виновным в хулиганстве; в угрозе убийством, когда имелись основания опасаться ее осуществления; в покушении на убийство сотрудника органов внутренних дел в связи с выполнением им обязанностей по охране общественного порядка.

В апелляционной жалобе защитник-адвокат П. просит приговор в части признания С. виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 14 и ст. 362 УК, отменить и производство по делу прекратить, а в части признания обвиняемого виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 339,     ст. 186 УК, изменить и назначить более мягкое наказание, не связанное с лишением свободы. Считает, что вывод суда о совершении С. покушения на убийство сотрудника органов внутренних дел Е. не соответствует фактическим обстоятельствам дела, суд дал неправильную оценку собранным доказательствам. Дает им свою оценку. Обращает внимание на то, что показания потерпевшего Е. и свидетеля М. по обстоятельствам произошедшего содержат существенные противоречия и опровергаются видеозаписями, выполненными персональными видеорегистраторами. Характер и локализация обнаруженных у Е. телесных повреждений, обстоятельства их причинения свидетельствуют об отсутствии у С. умысла на убийство потерпевшего. Обвиняемый не наносил и не пытался нанести удар ножом в область головы Е.  Указывает, что не оспаривает квалификацию действий С. по ч. 1 ст. 339, ст. 186 УК. Считает, что наказание в виде лишения свободы, назначенное обвиняемому, который ранее не судим и является пенсионером, за указанные преступления, относящиеся к категории менее тяжких, является чрезмерно строгим.

Рассмотрев дело, обсудив апелляционную жалобу, судебная коллегия находит, что приговор является законным и обоснованным.

Выводы суда о виновности С. в совершении преступлений, за которые он осужден, подтверждены совокупностью исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре доказательств.

То, что 27 мая 2021 года обвиняемый, будучи в состоянии алкогольного опьянения, из хулиганских побуждений, грубо нарушая общественный порядок и выражая явное неуважение к обществу, умышленно нанес удар пакетом с находящимися в нем предметами по автомобилю «HONDA CIVIC», в результате чего повредил лобовое стекло данного транспортного средства и причинил потерпевшему Н. имущественный вред в размере 428 рублей 12 копеек, суд правильно установил на основании показаний потерпевшего и свидетелей Ч., Ф., Р., видевших, как С. наносил удар пакетом по автомобилю, а также записи видеорегистратора, на которой зафиксированы эти действия обвиняемого, результатов осмотра указанных пакета и транспортного средства, заключения автотехнической экспертизы о размере имущественного вреда в связи с повреждением автомобиля, акта медицинского освидетельствования от 27 мая 2021 года, которым определено нахождение обвиняемого в состоянии алкогольного опьянения.

В судебном заседании С. не отрицал, что на видеозаписи запечатлено нанесение им удара по автомобилю.

Указанные действия обвиняемого суд правильно квалифицировал по ч. 1 ст. 339 УК.

Выводы суда о виновности С. в угрозе потерпевшей С.В. убийством и покушении на убийство сотрудника органов внутренних дел Е. в связи с выполнением им обязанностей по охране общественного порядка также соответствуют фактическим обстоятельствам дела.

Как следует из показаний потерпевшей С.В. и свидетеля С.О., 4 июля 2021 года обвиняемый, будучи в состоянии алкогольного опьянения, в квартире по месту их жительства устроил скандал и словесно высказывал в адрес С.В. угрозы убийством, в связи с чем С.О. вышла из квартиры и по телефону вызвала милицию.

С.В. также показала, что после ухода С.О. из квартиры С. продолжал угрожать ей (С.В.) убийством и при этом демонстрировал нож. Опасаясь осуществления обвиняемым данных угроз, она убежала в одну из комнат и закрыла дверь на замок. С. требовал открыть дверь и продолжал высказывать в ее адрес угрозы убийством. Слышала, как прибывшие сотрудники милиции представились и требовали открыть входную дверь, однако обвиняемый отвечал, что не откроет ее. Видела, что он стоял возле входной двери, смотрел в дверной глазок и держал в руке на уровне головы нож, направленный острием лезвия к двери. Через некоторое время услышала крики, а затем увидела на лестничной площадке возле входа в квартиру лежащего на полу С. Возле него находились сотрудники милиции, у одного из которых из руки текла кровь.

С.О. пояснила, что прибывшие сотрудники милиции Е. и М. представились и просили обвиняемого, находившегося в квартире, открыть входную дверь. Однако тот не открывал дверь и удерживал ее. Тогда она передала Е. ключ от замка для того, чтобы тот открыл дверь. Когда ему удалось открыть дверь, услышала крик про нож. Между С. и сотрудниками милиции завязалась борьба, в ходе которой упала рукоятка ножа, и последние уложили обвиняемого на пол. При этом на руке Е. появилась рана, из которой текла кровь.

Согласно показаниям потерпевшего Е. и свидетеля М., они по заявлению о семейном скандале прибыли по указанному им адресу. На лестничной площадке находилась С.О., от которой поступило указанное заявление. Она пояснила, что С. находится в квартире в состоянии алкогольного опьянения и скандалит. С целью пресечения противоправных действий обвиняемого они намеревались зайти в квартиру. Предоставленным С.О. ключом замок входной двери не открывался, так как С. в квартире удерживал запорное устройство. Представившись сотрудниками милиции, они предлагали С. открыть дверь, но тот отказывался. В какой-то момент Е. удалось провернуть замок и открыть дверь.

Е. также пояснил, что после открытия двери С. неожиданно нанес ему в область головы удар ножом, клинок которого был направлен в его сторону. Защищаясь, он успел подставить левую руку, и удар ножом пришелся ему в плечо. От данного удара сломался клинок ножа. Затем он пытался схватить за руки обвиняемого, который продолжал удерживать нож и наносить им удары ему (Е.), причинив телесные повреждения. Вместе с М. ему удалось обезвредить и уложить на пол С.

Из показаний М. следует, что он видел, как обвиняемый нанес первый удар ножом Е., после чего обломком ножа замахивался на последнего. Нанес ли еще удары С., не наблюдал, так как пытался его обезвредить.

Обстоятельства содеянного обвиняемым продемонстрировали С.В. и С.О. в ходе проверки показаний на месте, Е. и М. – в ходе следственного эксперимента.

Из протокола осмотра места происшествия от 4 июля 2021 года усматривается, что на лестничной площадке у входа в квартиру, где проживают С., С.В. и С.О., обнаружены фрагмент клинка ножа и рукоять с фрагментом клинка ножа.

Данные части ножа ранее составляли единое целое и разделены         в результате разлома, что следует из заключения эксперта.

В ходе проведения экспертных исследований на указанных лестничной площадке установлены следы крови Е., на фрагменте клинка – его же кровь и биологический материал, на рукояти с фрагментом клинка – кровь и биологический материал С., у которого имелась резаная рана пальца правой кисти. На фуфайке М. и рубашке Е. выявлены следы крови последнего в виде брызг, которые могли образоваться в результате взмахов окровавленным предметом.

В соответствии с заключениями эксперта у Е. установлены колото-резаная рана в области левого плеча и по одной резаной ране в области левого предплечья, на ладонной поверхности левой кисти и в области второго пальца левой кисти, каждая из которых образовалась от однократного травмирующего воздействия острого предмета, не исключено – фрагментом клинка ножа, в том числе и с рукоятью. Также у Е. имелась ссадина левого лучезапястного сустава с переходом на ладонную поверхность левой кисти, которая образовалась от однократного воздействия предмета с ограниченной травмирующей поверхностью, не исключено – фрагментом клинка ножа, в том числе и с рукоятью.

Образование всего комплекса телесных повреждений у Е. при указанных им обстоятельствах не исключается.

То, что на месте происшествия милиционер-водитель роты патрульно-постовой службы  милиции общественной  безопасности ОВД Е. и участковый инспектор милиции М. выполняли обязанности по охране общественного порядка, следует из их должностных инструкций и решения начальника ОВД по обеспечению охраны общественного порядка на территории данного района 4 июля 2021 года.

Из звуко- и видеозаписей, выполненных персональными видеорегистраторами Е. и М., усматривается, что С. сознавал, что за дверью его квартиры находились сотрудники милиции.

В судебном заседании обвиняемый не отрицал, что 4 июля 2021 года находился в состоянии алкогольного опьянения в квартире по месту жительства, где угрожал С.В. убийством и удерживал защелку входной двери квартиры, когда С.О. пыталась открыть дверь.

При досудебном производстве в ходе оперативно-розыскного мероприятия – слухового контроля С., находясь в помещении изолятора временного содержания, сообщил другим лицам о том, что он порезал руку милиционеру, которого вызвала дочь.

То, что обвиняемый находился в состоянии алкогольного опьянения, усматривается из акта освидетельствования от 4 июля 2021 года.

При установлении умысла С., суд исходил из всех обстоятельств содеянного им. Так, обвиняемый в момент открытия входной двери квартиры неожиданно для Е. пытался нанести тому удар ножом, имеющим значительную длину клинка – около 18 см, в область жизненно важного органа – головы с такой силой, что, несмотря на подставленную потерпевшим руку, лезвие ножа сломалось от удара в плечо. Далее С. продолжил наносить рукоятью ножа с фрагментом отломанного клинка удары потерпевшему и наносил их в ходе пресечения его действий потерпевшим и М.

Учитывая приведенные обстоятельства, суд пришел к обоснованному выводу о том, что обвиняемый во время нанесения указанных ударов сознавал общественную опасность своих действий, предвидел наступление смерти Е. и желал этого, то есть действовал с прямым умыслом на его убийство.

Данное преступление С. не довел до конца по не зависящим от него обстоятельствам, поскольку Е. оказал активное сопротивление и совместно с М. пресек действия обвиняемого, а в последующем потерпевшему была оказана медицинская помощь.

Поэтому доводы об отсутствии у С. умысла на убийство Е. являются необоснованными.

Суд всесторонне, полно и объективно проверил собранные по делу доказательства, дал им правильную оценку в соответствии со ст. 105 УПК и обоснованно признал их достаточными для установления фактов совершения С. преступлений в отношении С.В. и Е.

Эти действия обвиняемого суд правильно квалифицировал по         ст. 186, ч. 1 ст. 14 и ст. 362 УК.

Мотивы, по которым суд признал допустимыми и достоверными одни доказательства, а также отверг другие, в том числе показания С. о том, что он не совершал данных преступлений, изложены в приговоре и основаны на материалах дела.

В судебном заседании выяснены причины имеющихся в показаниях обвиняемого, потерпевших и свидетелей противоречий и судом дана им надлежащая оценка в приговоре.

Суд правильно признал достоверными те их показания по обстоятельствам содеянного С., которые согласуются между собой и с другими доказательствами, в том числе видео- и звукозаписями с персональных видеорегистраторов Е. и М.

Вопреки утверждениям в апелляционной жалобе, суть информации в этих записях и ее оценка изложены в приговоре.

С данной судом оценкой доказательств следует согласиться.

Доводы о неправильной их оценке, содержащиеся в апелляционной жалобе, являются необоснованными.

В соответствии с заключением комиссии экспертов обвиняемый в периоды времени, относящиеся к инкриминируемым ему деяниям, мог сознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими, в том числе мог в полной мере сознавать значение своих действий и руководить ими, в состоянии аффекта не находился.

Это заключение дано соответствующими специалистами, достаточно мотивировано, основано на материалах уголовного дела, поэтому суд обоснованно признал С. вменяемым в отношении содеянного.

Данным заключением опровергаются доводы о том, что обвиняемый не сознавал совершаемых им действий в отношении С.В., Е. и автомобиля Н.

При определении меры ответственности С. суд руководствовался требованиями ст. 62 УК об индивидуализации наказания, учел характер содеянного, наступившие последствия, данные, характеризующие личность обвиняемого, в том числе указанные в апелляционной жалобе, а также отягчающие его ответственность обстоятельства и отсутствие смягчающих обстоятельств.

Назначенное наказание соответствует целям уголовной ответственности и является справедливым.

Поскольку С. совершил преступления в состоянии алкогольного опьянения и по заключению комиссии экспертов страдает синдромом зависимости от алкоголя, нуждается в применении принудительных мер безопасности и лечения, суд правильно в соответствии со ст. 107 УК применил к обвиняемому принудительное лечение от хронического алкоголизма.

Гражданские иски потерпевших Н. о возмещении материального ущерба и Е. о компенсации морального вреда разрешены в соответствии с требованиями закона.

Оснований для изменения, отмены приговора и удовлетворения апелляционной жалобы не имеется.

Руководствуясь ст. 386 УПК, судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Республики Беларусь

                                       О П Р Е Д Е Л И Л А:

приговор судебной коллегии по уголовным делам областного суда от 9 декабря 2021 года в отношении С. оставить без изменения, а апелляционную жалобу – без удовлетворения.

Председательствующий                                                        

Судьи:                                                                          

В очередном выпуске

Мониторинг массовой информации