Верховный Суд
Республики Беларусь

Интернет-портал судов общей юрисдикции Республики Беларусь

+375 (17) 308-25-01

+375 (17) 215-06-00

220020, г. Минск, ул. Орловская, 76

Актуально

  28129
О назначении судебного разбирательства по уголовному делу по обвинению Сазанович Я.С., Навоши Д.А., Занемонской В.И., Высоцкой О.В., Богдановича Д.А. в совершении преступлений, предусмотренных ч.3 ст.130, ч.3 ст.203-1 УК Республики Беларусь
21 ноября 2022  850 14 ноября 2022  690 11 ноября 2022  1010 11 ноября 2022  1651 8 ноября 2022  1006

Определение судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Беларусь от 25.02.2022 по делу № 127У2129/А

28 апреля 2022  328

 Дело №127У2129/А

 АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

25 февраля 2022 года судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Республики Беларусь рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционным жалобам обвиняемого П. и его защитника-адвоката Л.Э. на приговор судебной коллегии по уголовным делам областного суда от 21 декабря 2021 года, по которому П. осужден по ч.1 ст.14, п.п.1, 5, 13 ч.2 ст.139 УК на 15 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии в условиях усиленного режима.

Постановлено взыскать с П. в пользу А.А. 40 рублей в счет возмещения имущественного вреда и 10 000 рублей материального возмещения морального вреда, и госпошлину в доход государства в размере 145 рублей; а также материальное возмещение морального вреда в пользу: Л.А. - 3 000 рублей; К.В.- 20 000 рублей; К.Д. – 1 000 рублей; М.А. – 2 000 рублей; Г.П. – 3 000 рублей.

Взыскана с П. госпошлина в доход государства в размере 87 рублей, по каждому заявленному из потерпевших исковому требованию о материальном возмещении морального вреда.

Разрешены вопросы об арестованном имуществе и вещественных доказательствах.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда, мнение прокурора отдела Генеральной прокуратуры Республики Беларусь, полагавшего приговор оставить без изменения, а апелляционные жалобы – без удовлетворения, судебная коллегия

                                           установила:

по приговору суда обвиняемый П. признан виновным в покушении на умышленное противоправное лишение жизни другого человека (убийство), двух и более лиц, совершенное общеопасным способом, из хулиганских побуждений.

В апелляционной жалобе и дополнении к ней обвиняемый П. указывает, что умысла на убийство потерпевших у него не было. Он решил лишь напугать собравшихся возле кафе людей, подъехать к ним на автомобиле и остановиться, для чего предпринимал меры к остановке транспортного средства.  Указанное подтверждается как его показаниями о том, что он нажимал на педаль тормоза, так и видеозаписью, на которой запечатлено, что после выезда за пределы проезжей части и до случившегося наезда на людей в автомобиле включались стоп-сигналы, а также следами торможения, зафиксированными в протоколе осмотра места происшествия.

Об отсутствии у него прямого умысла на убийство свидетельствует и то обстоятельство, что по делу не установлена скорость, с которой двигался автомобиль, а вывод суда о том, что автомобиль двигался с высокой скоростью, не подтвержден соответствующими доказательствами.

На отсутствие у него умысла и мотивов для убийства указывает и характер его взаимоотношений с потерпевшими, с которыми личных неприязненных отношений не имел.

Наличие же конфликта между отдыхавшими в кафе гражданами и его товарищем Я., в результате которого последний подвергся избиению, не свидетельствует о хулиганском мотиве.

         Причиненные потерпевшим телесные повреждения не представляли опасность для жизни и здоровья, о чем свидетельствуют их характер и локализация, поэтому вывод суда о том, что умысел на убийство им не был доведен до конца, в связи с оказанием потерпевшим своевременной медицинской помощи, является необоснованным.

Наличие у него водительского стажа не является безусловным доказательством его виновности в покушении на убийство при отягчающих обстоятельствах, поскольку судом не принято во внимание, что у него отсутствовал практический опыт управления автомобилем с автоматической трансмиссией, и не учтен период, на который он был лишен права управления транспортным средством.

Поскольку круг лиц, пострадавших от его действий, установлен, а других лиц не имеется, то считает, что в его действиях отсутствуют такие квалифицирующие признаки убийства, как «общеопасным способом», «двух и более лиц».

Также полагает, что суд необоснованно признал в качестве обстоятельства, отягчающего его ответственность – совершение преступления в состоянии алкогольного опьянения, поскольку допустимыми и достоверными доказательствами оно не установлено.

Не согласен и с мерой уголовной ответственности, считает назначенное наказание несправедливым вследствие чрезмерной строгости.

Полагает, что заявленные потерпевшими исковые требования о материальном возмещении морального вреда не соответствуют требованиям разумности и справедливости.

Указывает, что органами предварительного расследования ошибочно был наложен арест на имущество, принадлежащее иному лицу. Факт принадлежности телевизора «LG» и стиральной машины «Samsung» Н. подтвержден в судебном заседании показаниями последней, а также договором купли-продажи и кредитным договором. В связи с этим полагает, что указанное имущество подлежит освобождению из-под ареста.

Считает, что в его действиях усматриваются признаки преступления, предусмотренного ч.1 ст.317 УК.

Поскольку уголовное дело данной категории возбуждается и рассматривается не иначе как по заявлению лица, пострадавшего от преступления, а в деле такие отсутствуют, то просит приговор отменить и производство по делу прекратить.

В апелляционной жалобе и дополнении  к ней  защитник- адвокат Л.Э. в обоснование невиновности обвиняемого П. приводит аналогичные доводы. Указывает, что суд неправильно оценил имеющиеся по делу доказательства, положил в основу приговора недостоверные доказательства и необоснованно признал обвиняемого виновным в покушении на убийство двух и более лиц, совершенном общеопасным способом, из хулиганских побуждений.

На основании собственного анализа показаний обвиняемого, потерпевших, свидетелей, письменных материалов дела приходит к выводу об отсутствии у П. прямого умысла на убийство указанных в приговоре лиц при отягчающих обстоятельствах и полагает, что в действиях обвиняемого содержатся признаки преступления, предусмотренного ч.1 ст.317 УК.

Считает, что суд необоснованно признал в качестве обстоятельства, отягчающего вину обвиняемого, – совершение преступления в состоянии алкогольного опьянения, поскольку, по его мнению, указанное обстоятельство достоверными доказательствами не подтверждено.

Полагает, что назначенное наказание не соответствует тяжести совершенного преступления и личности обвиняемого, а удовлетворенные судом иски потерпевших о материальном возмещении морального вреда не соответствуют требованиям разумности и справедливости.

Указывает, что в ходе предварительного расследования ошибочно был наложен арест на не принадлежащее обвиняемому имущество, которое подлежит освобождению из-под ареста.

Просит приговор отменить и производство по делу прекратить.

Рассмотрев дело и обсудив апелляционные жалобы, судебная коллегия считает, что они не подлежат удовлетворению по следующим основаниям.

Вопреки доводам жалоб выводы суда о доказанности виновности обвиняемого в совершении преступления, за которое он осужден, являются правильными, соответствуют установленным по делу фактическим обстоятельствам и основаны на совокупности исследованных при судебном разбирательстве и надлежаще оцененных судом доказательств.

Судом установлено, что 04.04.2021 около 01.30 часов П., будучи в состоянии алкогольного опьянения, действуя из хулиганских побуждений, общеопасным способом, с целью умышленного противоправного лишения жизни двух и более лиц, управляя технически исправным автомобилем «AUDI A6», используя его в качестве орудия преступления, путем осознанного воздействия на органы управления автомобиля, двигаясь на высокой скорости в темное время суток с выключенным светом фар, целенаправленно выехал на нем за пределы проезжей части дороги на тротуар и умышленно направил автомобиль в сторону находившихся у входа в кафе в г.п.Г. А.А., Г.П., Д.Р., К.В., Л.А., К.Д., К.М., Д.Р., К.А., К.П., Д.С., Н.Д., М.А. и иных неустановленных лиц, совершив наезд на часть из них, после чего с места преступления скрылся.

Доводы жалоб обвиняемого и защитника-адвоката Л.Э. об отсутствии у П. умысла на убийство при отягчающих обстоятельствах являются необоснованными, поскольку опровергаются совокупностью доказательств.

Факт управления автомобилем и совершения наезда им на потерпевших обвиняемым не отрицается.

Его показания в судебном заседании о том, что он хотел только напугать стоявших возле кафе людей, подъехать к ним на автомобиле и остановиться, для чего принимал меры к остановке автомобиля, обоснованно признаны недостоверными.

Так, из протокола осмотра видеозаписи с камеры видеонаблюдения, установленной в г.п.Г., ул.К., 29, усматривается, как П. в ночное время суток, управляя автомобилем «AUDI A6» и двигаясь на высокой скорости без включенных фар освещения, преодолев дорожный бордюр, сторонясь препятствий в виде деревьев и столба освещения, выехал с проезжей части дороги на тротуар и целенаправленно направил автомобиль на группу людей, стоявших у входа в кафе, и совершил на них наезд. При этом несколько граждан успело среагировать и отпрыгнуть в сторону, часть из них оказалась на капоте автомобиля, с которого они во время движения упали на тротуар и зеленую зону, а автомобиль, не останавливаясь, продолжил движение дальше.

Указанные обстоятельства также подтверждаются показаниями свидетелей К.Н., Ф., К.Е., М.Д., согласно которым они были очевидцами, как двигавшийся на высокой скорости автомобиль целенаправленно совершил наезд на группу людей, стоявших у входа в кафе, после чего, не останавливаясь, продолжил движение.

Из показаний потерпевших К.Д., А.А., Г.П., К.В., Д.Р., Л.А., М.А. следует, что во время их нахождения возле кафе на них был совершен наезд автомобилем, который двигался с высокой скоростью.

Согласно  показаниям  потерпевших  Д.С.,  К.М., К.А., К.П., Д.Р., Н.Д., им удалось увернуться от надвигавшегося на них на высокой скорости автомобиля и таким образом избежать наезда.

Вопреки доводам жалоб существенных противоречий в показаниях потерпевших и свидетелей судом не установлено и они обоснованно признаны достоверными.

О том, что автомобиль под управлением П. двигался на высокой скорости, свидетельствуют и значительные повреждения кузова и лобового стекла автомобиля, образовавшиеся в результате наезда на потерпевших, что подтверждается протоколом осмотра автомобиля.

Кроме того, на это указывают характер, локализация и степень тяжести причиненных потерпевшим телесных повреждений.

Так, согласно экспертным заключениям, А.А. и К.В. причинены менее тяжкие телесные повреждения по признаку длительного расстройства здоровья на срок свыше трех недель, но не более четырех месяцев. А. - в виде закрытого неполного перелома головки левой малоберцовой кости, кровоподтеков левой локтевой области, левой коленной области, правой голени, ссадины правой подвздошной области, а К.Д. – закрытого перелома наружного мыщелка правой большеберцовой кости, ушибленной раны лобной области справа, кровоподтека век правого глаза, ссадины лица;

Г.П. – легкие телесные повреждения по признаку кратковременного расстройства здоровья на срок свыше шести дней, но не более трех недель в виде ушибленной раны теменной области справа, ссадины лица слева, переходящей на прилежащие участки левой височной области, кровоподтеков век левого глазного яблока, левого бедра и левой голени;

Д.Р., Л.А., К.А. – телесные повреждения, не повлекшие за собой кратковременного расстройства здоровья или незначительной стойкой утраты трудоспособности, в виде многочисленных кровоподтеков нижних и верхних конечностей, суставов, ссадин лица;

М.А. и К.М. – побои.

Об умышленных действиях обвиняемого свидетельствует и то обстоятельство, что по заключению автотехнической экспертизы неисправностей тормозной системы и рулевого управления автомобиля «AUDI A6» не установлено.

Таким образом, факт направления П. автомобиля, двигавшегося на высокой скорости, на потерпевших и умышленного совершения на них наезда достоверно установлен судом.

То обстоятельство, что не была определена конкретная скорость автомобиля, которым управлял обвиняемый при наезде на потерпевших, не свидетельствует о его невиновности, поскольку его действия носили умышленный характер.

Доводы жалоб обвиняемого и его защитника о том, что П. предпринимал попытки к остановке транспортного средства, опровергаются видеозаписью, из которой усматривается, что автомобиль снижает скорость, и в нем загораются стоп-сигналы только после совершенного наезда на потерпевших, а затем с ускорением уезжает с места происшествия.

Указанные обстоятельства согласуются и с первоначальными показаниями самого обвиняемого, в которых он указывал, что нажал на тормоз только после того, как почувствовал, что наехал на людей.

Указание в протоколе осмотра места происшествия о том, что следы колес транспортного средства относятся к следам торможения, является предположением и опровергается следовой картиной, согласно которой следы колес на тротуаре образовались частично наслоением вещества темного цвета и частично взрыхлением грунта. Указанная следовая картина соответствует траектории движения автомобиля, который двигался, в том числе, и по зеленой зоне, что отражено как в процессуальном документе, так и зафиксировано на видеозаписи.

Утверждения в жалобах об отсутствии у П. опыта вождения автомобиля с автоматической трансмиссией, в связи с чем он перепутал педали тормоза и газа опровергаются фактическими действиями обвиняемого, который до совершения своих преступных действий управлял автомобилем и совершил на нем поездку с г.Б. в гп.Г., показаниями свидетеля Я. о том, что во время поездки П. затруднений в управлении автомобилем не испытывал, а также наличием у обвиняемого удостоверения на право управления транспортными средствами различных категорий.

То обстоятельство, что П. ранее был лишен права управления транспортными средствами, не свидетельствует об отсутствии у него водительского опыта, поскольку он повторно сдал экзамены на знание Правил дорожного движения и практическое вождение и получил водительское удостоверение с различными категориями.

 Устанавливая наличие у обвиняемого умысла, направленного на убийство одновременно двух и более лиц общеопасным способом, суд обоснованно исходил из того, что в качестве орудия преступления им было выбрано транспортное средство массой не менее 1540 кг, являющееся источником повышенной опасности, управляя которым на высокой скорости в темное время суток с выключенным светом фар умышленно направил его в сторону большого скопления людей и, совершив наезд, причинил части потерпевших телесные повреждения различной степени тяжести.

Установленные судом фактические обстоятельства свидетельствуют о том, что обвиняемый сознавал наступление общественно опасных последствий в виде смерти неограниченного круга лиц и желал этого.

На это указывают и последующие его действия, выразившиеся в том, что после совершенного наезда он не остановился, как того требуют Правила дорожного движения, не вызвал сотрудников ГАИ, не оказал помощь потерпевшим, а уехал с места преступления.

Довести свой преступный умысел, направленный на убийство А.А., Г.П., Д.Р., Д.С., Н.Д., К.А., К.П., М.А., Л.А. и иных неустановленных в ходе следствия лиц, до конца, как об этом правильно указал суд, П. не смог по независящим от его воли обстоятельствам, поскольку часть потерпевших смогла увернуться от двигавшегося на них автомобиля, а другим была своевременно оказана медицинская помощь.

Телесные повреждения различной степени тяжести не опровергает обоснованные выводы суда о наличии у обвиняемого умысла на убийство, поскольку причинены они были потерпевшим умышленными действиями обвиняемого.

Как следует из материалов дела, обвиняемый с большинством потерпевших и иными находившимися возле кафе лицами знаком не был, ссор, конфликтов во время исследуемых событий у него с потерпевшими и иными лицами не происходило, что указывает на отсутствие каких-либо неправомерных действий с их стороны по отношению к П., которые могли бы спровоцировать совершение им наезда на них транспортным средством.

Инцидент между Я. и потерпевшим Д. не затрагивал личные интересы П. и был фактически разрешен до того момента, когда они направились к автомобилю, на котором обвиняемый впоследствии совершил свои преступные действия.

Установленные судом фактические обстоятельства свидетельствуют о том, что при совершении покушения на убийство одновременно двух и более лиц, общеопасным способом обвиняемый руководствовался исключительно хулиганскими побуждениями, противопоставляя себя окружающим, демонстрируя пренебрежение к общепринятым правил поведения, выражая тем самым явное неуважение к обществу.

Вопреки доводам жалоб обвиняемого и его защитника квалифицирующие признаки покушения на убийство нашли свое подтверждение и действия П. судом правильно квалифицированы по ч.1 ст.14, п.п.1, 5, 13 ч.2 ст.139 УК.

Оснований для иной квалификации, о чем указывается в жалобах, не имеется.

По заключению комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы П. в период инкриминируемого ему деяния в состоянии аффекта не находился и психическим расстройством (заболеванием) не страдал, мог сознавать фактический характер своих действий и руководить ими. Поэтому он обоснованно признан судом в отношении содеянного вменяемым.

Наказание обвиняемому назначено в соответствии с требованиями ст.62 УК об индивидуализации наказания, с учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления, данных о личности, наличия как смягчающего, так и отягчающих ответственность обстоятельств, а поэтому соответствует целям уголовной ответственности.

Обоснованность признания судом в качестве обстоятельства, отягчающего ответственность, – совершение преступления в состоянии алкогольного опьянения сомнений не вызывает.

Факт употребления спиртного обвиняемым не отрицался и подтверждается свидетельскими показаниями на досудебной стадии производства Я. об употреблении ими в кафе спиртного и А.Ж. – бармена кафе о том, что П. и Я. неоднократно заказывали водку.

Поскольку нахождение обвиняемого в момент совершения преступления в состоянии алкогольного опьянения нашло свое подтверждение вышеуказанными доказательствами, то определение конкретного содержания абсолютного этилового спирта в выдыхаемом воздухе в промиллях или на литр выдыхаемого воздуха при проведении освидетельствования правового значения не имеет. К тому же от прохождения такого освидетельствования в установленном порядке П. отказался, чему в приговоре дана надлежащая оценка.

Оснований для признания наказания не справедливым вследствие чрезмерной его строгости не имеется.

Осуждение лица, совершившего преступление, в силу ст.44 УК является основанием для взыскания с него как имущественного ущерба, так и материального возмещения морального вреда.

Удовлетворяя заявленные исковые требования потерпевших о взыскании имущественного вреда и материального возмещения морального вреда, суд правильно исходил как из размера причиненного вреда, так и характера причиненных потерпевшим физических и нравственных страданий, а также с учетом требований разумности и справедливости. Поэтому оснований для уменьшения взысканных сумм не имеется.

Что же качается доводов жалоб об исключении из акта описи телевизора «LD» и стиральной машины «Samsung», то они удовлетворению не подлежат, поскольку нарушений уголовно-процессуального закона при совершении указанного процессуального действия органами предварительного расследования не допущено. Описанное имущество обнаружено по месту жительства обвиняемого и его супруга каких-либо заявлений о принадлежности имущества третьим лицам не заявляла. Вопрос же о принадлежности телевизора и стиральной машины Н. в судебном заседании исследовался и данному обстоятельству в приговоре дана соответствующая оценка.

Решение суда об оставлении имущества под арестом до исполнения приговора в части имущественных взысканий является обоснованным.

Существенных нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену или изменение приговора не установлено.

Приговор является законным и обоснованным, оснований для его отмены и прекращения производства по делу судебная коллегия не находит.

Руководствуясь ст.386 УПК, судебная коллегия

                                        определила:

приговор судебной коллегии по уголовным делам областного суда от 21 декабря 2021 года в отношении П. оставить без изменения, а апелляционные жалобы – без удовлетворения.

Председательствующий                                                 

Судьи                                                                                 

В очередном выпуске

Мониторинг массовой информации