Верховный Суд
Республики Беларусь

Интернет-портал судов общей юрисдикции Республики Беларусь

+375 (17) 308-25-01

+375 (17) 215-06-00

220020, г. Минск, ул. Орловская, 76

Определение судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Беларусь от 26.05.2020 по делу № 02ау – 72 / 2020

10 июля 2020  576

Дело № 02ау – 72 / 2020

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

26 мая 2020 года судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Республики Беларусь рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционной жалобе обвиняемого на приговор Могилёвского областного суда от 28 февраля 2020 года, которым Б. осуждён по п.п.2,6 ч.2 ст.139 УК на 16 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии в условиях усиленного режима.

В соответствии со ст.107 УК применено принудительное лечение от хронического алкоголизма.

Приговором разрешены вопросы о судьбе вещественных доказательств и процессуальных издержках.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда, мнение старшего прокурора отдела Генеральной прокуратуры Республики Беларусь,
полагавшего апелляционную жалобу оставить без удовлетворения, а приговор – без изменения, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Б. по приговору суда признан виновным в убийстве с особой жестокостью своего заведомо престарелого, находившегося в беспомощном состоянии отца – Б.В., 19 августа 1949 года рождения, совершённом в период времени с 13 часов 25 минут 13 сентября до 1 часа 25 минут 14 сентября 2019 года в квартире по месту своего проживания в г. Бобруйске.  

В апелляционной жалобе обвиняемый, не отрицая факт избиения им отца 13 сентября 2019 года, утверждает, что нанёс тому только 12 ударов кулаками и ногами в лицо, по груди и рёбрам, но при этом не имел умысла на его убийство.  Утверждает, что очень любил отца и не мог его убить, поскольку фактически находился на материальном содержании у него, не наносил ему ударов в область сердца, не использовал для травмирования нож. Предполагает, что остальные телесные повреждения, возникшие от количества ударов, превышающего признаваемые им 12, мог нанести кто-либо иной, когда он уходил из квартиры. В подтверждение доводов о неспособности убить отца ссылается на показания свидетелей, которые могут подтвердить, что отец на него не жаловался. Признавая, что смерть погибшего всё же наступила от его действий, просит об изменении приговора, переквалификации содеянного на ч.3 ст.147 УК и смягчении наказания.

Рассмотрев дело, обсудив апелляционную жалобу обвиняемого, судебная коллегия находит приговор законным и обоснованным.

Виновность обвиняемого в убийстве заведомо престарелого Б.В., находившегося в беспомощном состоянии, совершённом с особой жестокостью, доказана.

Так, обвиняемый не отрицал в ходе досудебного производства и в судебном заседании, что он 13 сентября 2019 года по месту своего жительства, будучи обозлённым на отца, нанёс ему несколько ударов кулаком в область лица, груди и по рёбрам.

В то же время в ходе досудебного производства обвиняемый признавал, помимо нанесения им ударов кулаком, также нанесение им ударов отцу ногой по туловищу.

Заключениями экспертов установлено наличие на обуви обвиняемого, а также на предметах обстановки квартиры и постельных принадлежностях следов крови, произошедшей от погибшего. Экспертом установлен механизм образования этих следов, в том числе в виде брызг.

Количество, характер, локализация причинённых телесных повреждений, время, механизм их образования и степень тяжести, а также причина смерти Б.В., которой явился травматический шок, развившийся в результате множественных переломов рёбер с разрывами лёгких, кровоподтёков, ссадин, ран и кровоизлияний в мягкие ткани, установлены заключениями судебно-медицинского эксперта.

При этом экспертами установлено, что телесные повреждения у Б.В., соответствующие по сроку возникновения времени совершения обвиняемым преступления и непосредственно состоящие в причинной связи с наступившей смертью, образовались в результате не менее 56 травматических воздействий, в том числе не менее 13 – в область головы.

Объективность фиксации телесных повреждений на трупе, достоверность выводов судебно-медицинских экспертов о прижизненном характере выявленных на трупе повреждений, их количестве сомнений не вызывает. Заключения являются научно обоснованными и мотивированными.

Из показаний свидетеля П. следует, что накануне произошедшего 12 сентября 2019 года она общалась с Б.В. и видимых телесных повреждений у него не наблюдала, Б.В. на состояние здоровья ей не жаловался. В разговоре по телефону поздно вечером 13 сентября обвиняемый ей признался, что избил отца.

Свидетели Ш. и О. подтвердили, что, придя около 2-х часов ночи 14 сентября 2019 года с обвиняемым в его квартиру, увидели лежавшего на полу пожилого мужчину, который издавал какие-то звуки и пытался двигаться. Лицо мужчины было в крови. На их вопросы обвиняемый не отрицал, что он избил отца «для профилактики». Уходя из квартиры, О. увидел, как обвиняемый ещё нанёс лежавшему на полу потерпевшему удары в область лица и грудной клетки.

Принимая во внимание изложенное, а также отсутствие в материалах уголовного дела данных о возможной причастности к причинению потерпевшему телесных повреждений кого-то иного, помимо самого обвиняемого, суд пришёл к обоснованному выводу о травмировании Б.В. только обвиняемым.

Доводы обвиняемого об отсутствии у него умысла на убийство Б.В. несостоятельны. Ссылка в жалобе на то, что он очень любил отца и не мог его убить, противоречит фактическим обстоятельствам дела, опровергается фактами неоднократных избиений им беспомощного отца, о которых дали показания свидетели П. и О.

Приведёнными в приговоре доказательствами бесспорно установлен умышленный характер действий обвиняемого, подвергшего жестокому избиению заведомо престарелого, находившегося в беспомощном состоянии потерпевшего. Обвиняемый, избивая Б.В., нанося многочисленные удары, в том числе и в область головы, сознавал возможность наступления смерти потерпевшего и желал наступления его смерти, которая фактически и наступила на месте.

Суд обоснованно признал, что особая жестокость, с которой совершено убийство, выразилась в нанесении большого количества сильных ударов в область головы и туловища потерпевшего, причинении множественных телесных повреждений в процессе лишения его жизни, причинявших особые страдания. Вывод о беспомощном состоянии погибшего убедительно мотивирован. Осведомлённость обвиняемого о престарелом возрасте погибшего сомнений не вызывает. 

Дав надлежащую оценку собранным доказательствам в совокупности, суд пришёл к правильному выводу о виновности Б. в совершении преступления, предусмотренного п.п.2,6 ч.2 ст.139 УК.

Психическое состояние обвиняемого исследовано судом с достаточной полнотой. Нет оснований сомневаться в правильности вывода стационарной комплексной судебной психолого-психиатрической экспертной комиссии о том, что обвиняемый мог сознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими, поскольку не страдал каким-либо психическим заболеванием, слабоумием, временным расстройством психики и не страдает в настоящее время, не находился в состоянии аффекта. Поэтому суд обоснованно признал Б. вменяемым.

Обоснованным и не вызывающим сомнений в своей объективности является также вывод комиссии экспертов о том, что обвиняемый страдает хроническим алкоголизмом и нуждается в принудительном лечении от него.

Наказание Б. назначено в пределах санкции закона и соответствует характеру и тяжести совершённого им преступления, относящегося к категории особо тяжких, данным, отрицательно характеризующим его личность. Отягчающим ответственность обвиняемого обстоятельством суд обоснованно признал совершение преступления лицом, находящимся в состоянии алкогольного опьянения.

Смягчающих ответственность обстоятельств по делу не установлено.

На основании изложенного, руководствуясь ст.386 УПК, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

приговор Могилёвского областного суда от 28 февраля 2020 года в отношении Б. оставить без изменения, а апелляционную жалобу обвиняемого – без удовлетворения.

Председательствующий    

                                                    

Судьи Верховного Суда

 

В очередном выпуске

Мониторинг массовой информации