Верховный Суд
Республики Беларусь

Интернет-портал судов общей юрисдикции Республики Беларусь

+375 (17) 308-25-01

+375 (17) 215-06-00

220020, г. Минск, ул. Орловская, 76

Актуально

  28324 1 декабря 2022  626
О назначении судебного разбирательства по уголовному делу по обвинению Сазанович Я.С., Навоши Д.А., Занемонской В.И., Высоцкой О.В., Богдановича Д.А. в совершении преступлений, предусмотренных ч.3 ст.130, ч.3 ст.203-1 УК Республики Беларусь
21 ноября 2022  1405 14 ноября 2022  814 11 ноября 2022  1153 11 ноября 2022  2019

Определение судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Беларусь от 19.02.2021 по делу № 2-35/2020/А

25 марта 2021  292

Дело 2-35/2020/А

А П Е Л Л Я Ц И О Н Н О Е О П Р Е Д Е Л Е Н И Е

19 февраля 2021 года судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Республики Беларусь рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционной жалобе обвиняемого А. на приговор судебной коллегии по уголовным делам областного суда от 28 декабря 2020 года, по которому А. осужден по п.6 ч.2 ст.139 УК на 16 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии в условиях усиленного режима.

В соответствии с ч.1 ст.107 УК к А. применены принудительные меры безопасности и лечения от хронического алкоголизма.

По приговору разрешены вопросы о вещественных доказательствах и процессуальных издержках.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда, а также мнение прокурора отдела Генеральной прокуратуры Республики Беларусь, полагавшего приговор оставить без изменения, а апелляционную жалобу – без удовлетворения, судебная коллегия

У С Т А Н О В И Л А:

по приговору А. признан виновным в умышленном противоправном лишении жизни другого человека (убийстве), совершенном с особой жестокостью.

В апелляционной жалобе обвиняемый А. просит приговор отменить и производство по делу прекратить.

В обоснование жалобы указывает, что приговор является незаконным и необоснованным. Умысла на лишение жизни П. не имел. Нанес потерпевшему два удара кулаком в область лица, от которых последний упал на пол, а затем - еще не более пяти ударов в область грудной клетки. Насилие применял, чтобы П. встал и ушел из квартиры, однако инкриминируемое количество ударов потерпевшему не наносил. Ссылается на показания свидетеля П.Л., которая наблюдала нанесение им потерпевшему пяти-шести ударов костылем. Отмечает, что обращался к соседу, чтобы он помог вызвать скорую помощь. Признает, что поступил неправильно и какой-либо необходимости наносить удары потерпевшему не было, о произошедшем сожалеет. Просит учесть, что за преступления против жизни и здоровья ранее к уголовной ответственности не привлекался, по месту жительства участковым инспектором характеризуется положительно.

Рассмотрев дело, обсудив апелляционную жалобу, судебная коллегия находит, что виновность А. в совершении указанных в приговоре преступных действий исследованными доказательствами подтверждена.

Доводы апелляционной жалобы о несоответствии выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела, отсутствии у обвиняемого умысла на убийство П. с особой жестокостью и необходимости прекращения производства по делу являются необоснованными.

Судом установлено, что в период с 11 часов 30 минут 22 июня 2020 года до 5 часов 30 минут 23 июня 2020 года А., находясь в состоянии алкогольного опьянения в квартире по месту жительства, в ходе возникшей ссоры с П., действуя с особой жестокостью, с целью убийства нанес ему не менее 26 ударов руками и костылем в область головы, туловища и конечностей.

В результате этих действий потерпевшему была причинена сочетанная закрытая травма лица, шеи, туловища и конечностей с переломами хрящей гортани, хрящей и костей носа, множественными ранами и кровоподтеками, сопровождавшаяся активным наружным кровотечением из ран лица, осложнившаяся травматическим шоком, от которого наступила смерть П. через непродолжительное время на месте происшествия.

Изложенные выводы суда соответствуют фактическим обстоятельствам дела и основаны на совокупности достаточных, допустимых и достоверных доказательств, исследованных в судебном заседании, которые получили надлежащую оценку в приговоре.

В судебном заседании А. признал факт нахождения в период с 11 часов 30 минут 22 июня 2020 года до 5 часов 30 минут 23 июня 2020 года в квартире по месту жительства, где совместно с П., а также П.Л. распивал спиртные напитки. Из показаний обвиняемого следует, что между ним и потерпевшим возник конфликт, в ходе которого он нанес П. два удара кулаком в лицо. В ходе дальнейшего употребления спиртных напитков потерпевший упал на пол. Желая, чтобы П. встал и ушел, он стал костылем толкать потерпевшего. Затем, разозлившись, нанес последнему четыре-шесть ударов в область грудной клетки и головы, очевидцем которых явилась П.Л. После нанесенных ударов потерпевший остался лежать неподвижно на полу, а он лег спать.

Свои показания об обстоятельствах избиения П. в помещении кухни, где происходила ссора, А. подтвердил в ходе их проверки 25 июня 2020 года, продемонстрировав механизм и локализацию нанесения потерпевшему ударов руками и костылем.

Сопоставив показания обвиняемого с другими исследованными доказательствами, суд пришел к обоснованному выводу о совершении А. убийства П. при указанных в приговоре обстоятельствах.

Так, из показаний свидетеля П.Л. следует, что в дневное время 22 июня 2020 года она в помещении кухни по месту жительства А. принимала участие в распитии спиртных напитков совместно с ним и П. Явилась очевидцем того, как А. нанес костылем пять-шесть сильных ударов в область лица и груди лежащему на полу потерпевшему. Избиение обвиняемым находившегося на полу в кухне П. происходило и утром 23 июня 2020 года, что она наблюдала после возвращения в дом обвиняемого.

В ходе следственного эксперимента 9 октября 2020 года П.Л. продемонстрировала, как А. наносил удары костылем П.

Осмотром места происшествия от 23 июня 2020 года в квартире, где проживал А., обнаружен труп П. с повреждениями головы, туловища и конечностей.

По заключению судебно-медицинских экспертов при осмотре трупа П. выявлены телесные повреждения в виде: закрытого перелома хрящей и костей носа, переломов хрящей щитовидного и гортани; ушибленных ран лица, множественных и обширных кровоподтеков, а также ссадин лица, шеи, грудной клетки, живота и конечностей.

Смерть потерпевшего наступила в результате сочетанной закрытой травмы лица, шеи, туловища и конечностей, сопровождавшейся активным наружным кровотечением, осложнившейся развитием травматического шока.

Все обнаруженные у П. телесные повреждения, образовавшиеся в результате не менее 26 травматических воздействий, участвовали в развитии травматического шока, а поэтому находятся в прямой причинной связи со смертью потерпевшего и имеют признак тяжких телесных повреждений.

Учитывая характер, расположение и ударный механизм образования данных телесных повреждений за 6-12 часов к моменту наступления смерти П., последние не могли образоваться при падении тела потерпевшего с высоты собственного роста на плоскости.

обстоятельствах, воспроизведенных А. в ходе проверки его показаний на месте, могла образоваться лишь часть телесных повреждений, обнаруженных при экспертизе трупа П.

По заключению судебно-генетической экспертизы кровь на костылях А. (полимерной манжете опорной планки) может происходить от П.

Экспертным исследованием также установлено, что образование у потерпевшего ушибленных ран в области головы возможно в результате воздействия ограниченной поверхности продолговатой цилиндрической формы, имеющейся на изъятых у А. костылях.

Приведенными выше экспертными заключениями в совокупности с другими исследованными доказательствами, исключающими причастность иных лиц к избиению потерпевшего, опровергаются доводы жалобы А. о нанесении П. в ходе убийства меньшего количества травматических воздействий.

Оценив исследованные доказательства, суд пришел к правильному выводу о наличии в действиях А. умысла на убийство П. с особой жестокостью.

Устанавливая указанный умысел обвиняемого, суд исходил из совокупности всех обстоятельств содеянного, учитывал способ совершения преступления, количество, характер и локализацию телесных повреждений, а также его поведение после совершения преступления.

суд обоснованно учел, что А. нанес потерпевшему большое количество травматических воздействий в виде не менее 26 ударов руками и костылем по различным частям тела, в том числе в область расположения жизненно важных органов – голову, грудную клетку, причинив множество прижизненных телесных повреждений, от которых развился травматический шок.

Умышленно нанося удары руками и костылем, А. сознавал общественно опасный характер своих действий, направленных на лишение жизни потерпевшего, и наступление его смерти, а также особо жестокий характер избранного им способа лишения жизни.

Из материалов дела также следует, что после совершения преступления обвиняемый не оказал потерпевшему помощь и на протяжении длительного промежутка времени не предпринимал мер к вызову скорой медицинской помощи.

Установленные судом обстоятельства совершения А. противоправных действий, количество травматических воздействий и множество причиненных потерпевшему телесных повреждений свидетельствуют об отсутствии в сложившейся ситуации со стороны П. общественно опасного посягательства, от которого обвиняемый имел бы право защищаться путем причинения ему вреда.

Содеянное А. суд правильно квалифицировал по п.6 ч.2 ст.139 УК.

По заключению экспертов, проводивших комплексную психолого-психиатрическую экспертизу, А. в период времени, относящийся к инкриминируемому деянию, мог сознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими.

Обвиняемый в период инкриминируемого деяния не находился в состоянии аффекта.

Как страдающий синдромом зависимости от алкоголя (хроническим алкоголизмом) А. нуждается в применении к нему принудительных мер безопасности и лечения.

Оценив заключение экспертов, суд обоснованно признал обвиняемого в отношении содеянного вменяемым.

Наказание А. назначено в соответствии с требованиями ст.62 УК, с учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления, данных о его личности и всех установленных обстоятельств.

наказание является справедливым и отвечает целям уголовной ответственности.

Обстоятельства уголовного дела исследованы объективно, всесторонне и полно.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену или изменение приговора, не допущено.

Руководствуясь ст.386 УПК, судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Республики Беларусь

о п р е д е л и л а:

приговор судебной коллегии по уголовным делам областного суда от 28 декабря 2020 года в отношении А. оставить без изменения, а апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи

В очередном выпуске

Мониторинг массовой информации