Верховный Суд
Республики Беларусь

Интернет-портал судов общей юрисдикции Республики Беларусь

+375 (17) 308-25-01

+375 (17) 215-06-00

220020, г. Минск, ул. Орловская, 76

Определение судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Беларусь от 22.09.2020

6 ноября 2020  307

 Дело № 02н-998/2020  

 ОПРЕДЕЛЕНИЕ

22 сентября 2020 года судебная коллегия по уголовным                    делам Верховного Суда Республики Беларусь рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело в отношении Ш. по протесту заместителя Генерального прокурора Республики Беларусь.

По приговору районного суда от 3 февраля 2017 года, оставленному без изменения апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам городского суда от 18 апреля 2017 года, с учетом изменений, внесенных в данные судебные решения постановлением президиума городского суда от 26 февраля 2020 года, Ш. осужден:

по ч. 1 ст. 328 УК на 3 года лишения свободы;  

по ч. 3 ст. 328 УК на 7 лет 6 месяцев лишения свободы;

по ч. 1 ст. 14, ч. 3 ст. 328 на 7 лет лишения свободы.

В соответствии с ч. 1 ст. 71 УК при повторности данных преступлений, не образующих совокупности, путем поглощения менее строгого наказания более строгим окончательно Ш. назначено 7 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии в условиях усиленного режима.

Производство по уголовному делу в отношении его по ч. 6 ст. 16 ч. 3 ст. 228 УК прекращено.

В период отбывания наказания Ш. освобожден от назначенного наказания в виде лишения свободы на основании ст. 8 Закона Республики Беларусь от 19 июля 2019 года «Об амнистии в связи с 75-летием освобождения Беларуси от немецко-фашистских захватчиков» частично сроком на 1 год, на основании ст. 7 Закона Республики Беларусь от 18 мая 2020 года «Об амнистии в связи с 75-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов»  – частично сроком на 1 год.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Республики Беларусь, выступление заместителя начальника отдела Генеральной прокуроры Республики Беларусь, поддержавшего протест, объяснение защитника – адвоката М., полагавшего, что протест подлежит удовлетворению частично, судебная коллегия

 

УСТАНОВИЛА:

Ш. признан виновным в незаконных без цели сбыта приобретении и хранении наркотических средств; в незаконных с целью сбыта приобретении и хранении особо опасного психотропного вещества; в покушении на незаконное с целью сбыта приобретение особо опасного психотропного вещества.

В протесте ставится вопрос об изменении приговора, апелляционного определения и постановления президиума городского суда в отношении Ш. в связи с несоответствием изложенных в них выводов фактическим обстоятельствам дела и неправильным применением уголовного закона. При этом не оспаривается виновность осужденного в совершении незаконных без цели сбыта приобретения, хранения наркотических средств гашиша и марихуаны, а также незаконного оборота особо опасного психотропного вещества (+)- Лизергид (ЛСД, ЛСД-25) массой сухого остатка не менее 0,0009 г и покушения на незаконный оборот такого вещества массой сухого остатка не менее 0,0082 г. Вместе с тем указывается, что наличие у осужденного цели сбыта психотропного вещества не доказано. Обращается внимание на то, что президиум допустил существенные противоречия в выводах по обстоятельствам договоренности Ш. с неустановленным лицом о пересылке психотропного вещества, а также неправильно указал число, во сколько раз объем этого психотропного вещества превышает крупный размер. Предлагается действия осужденного в части незаконного оборота особо опасного психотропного вещества (+)- Лизергид (ЛСД, ЛСД-25) массой сухого остатка не менее 0,0009 г переквалифицировать с ч. 3       ст. 328 УК на ч. 1 ст. 328 УК; в части незаконного оборота особо    опасного психотропного вещества (+)- Лизергид (ЛСД, ЛСД-25) массой сухого остатка не менее 0,0082 г переквалифицировать с ч. 1 ст. 14, ч. 3   ст. 328 УК на ч. 1 ст. 14, ч. 1 ст. 328 УК; считать Ш. осужденным по ч. 1 ст. 328 УК за незаконные без цели сбыта приобретение, хранение наркотического средства марихуаны массой не менее 1,76 г,  гашиша массами не менее 0,38 г, не менее 0,89 г, не менее 0,87 г и психотропного вещества (+)- Лизергид (ЛСД, ЛСД-25) массой сухого остатка не менее 0,0009 г, по которой назначить ему наказание в виде лишения свободы на срок 5 лет; считать Ш. осужденным по ч. 1 ст. 14, ч. 1 ст. 328 УК за покушение на незаконное без цели сбыта приобретение  психотропного вещества (+)- Лизергид (ЛСД, ЛСД-25) массой сухого остатка не менее 0,0082 г, по которой назначить ему наказание в виде лишения свободы на срок 3 года; в соответствии с ч. 1 ст. 71 УК путем поглощения менее строгого наказания более строгим окончательно назначить осужденному 5 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии в условиях общего режима; в остальной части состоявшиеся судебные решения оставить в силе.

Рассмотрев дело, обсудив протест, судебная коллегия находит, что протест не подлежит удовлетворению.

Вопреки приведенным в протесте доводам, выводы суда, изложенные в приговоре и апелляционном определении, с учетом изменений, внесенных в данные судебные решения постановлением президиума городского суда, соответствуют фактическим обстоятельствам дела, уголовный закон применен правильно.

Материалами дела подтверждено и в протесте не оспаривается то, что Ш. незаконно без цели сбыта приобрел и хранил наркотические средства марихуану массой не менее 1,76 г и гашиш массами не менее 0,38 г, не менее 0,89 г и не менее 0,87 г, которые обнаружены в квартире по месту его жительства.

В протесте не оспаривается и правильность установления судом фактов совершения Ш. незаконных приобретения и хранения  особо опасного психотропного вещества (+)- Лизергид (ЛСД, ЛСД-25) массой сухого остатка не менее 0,0009 г, изъятого по месту его жительства, а также покушения на незаконное приобретение такого же особо опасного психотропного вещества массой сухого остатка не менее 0,0082 г, то есть в крупном размере, обнаруженного при таможенном досмотре в международном почтовом отправлении.

С приведенными в протесте доводами о недоказанности наличия у осужденного цели сбыта указанного особо опасного психотропного вещества нельзя согласиться.

Как следует из заключения комиссии экспертов, Ш. наркоманией не страдает.

Из его показаний усматривается, что потребителем особо опасного психотропного вещества (+)- Лизергид (ЛСД, ЛСД-25) он не являлся.

Согласно протоколу медицинского освидетельствования, следы данного вещества в биосредах осужденного не обнаружены.

Объем особо опасного психотропного вещества (+)- Лизергид (ЛСД, ЛСД-25), на незаконное приобретение которого покушался Ш., является значительным – превышает установленный законодательством крупный размер данного вещества.

Также значительным является общее количество (27) частей бумаги («марок»), содержащих это особо опасное психотропное вещество.

Учитывая совокупность приведенных обстоятельств, суд обоснованно пришел к выводу о доказанности наличия у Ш. цели сбыта указанного особо опасного психотропного вещества массами сухого остатка не менее 0,0009 г и не менее 0,0082 г.

 Согласно ч. 1 ст. 301 УПК судебное разбирательство уголовного дела проводится только в отношении обвиняемого и лишь по тому обвинению, которое ему предъявлено в установленном настоящим Кодексом порядке.

Обвинение в совершении незаконного сбыта наркотических средств, психотропных веществ Ш. не предъявлялось.

В связи с этим доводы о том, что суд не учел отсутствие информации о совершении осужденным сбыта таких веществ, являются необоснованными.

Вопреки приведенным в протесте доводам, выводы президиума  городского суда в обоснование отмены приговора в части осуждения Ш. по ч. 6 ст. 16, ч. 3 ст. 228 УК в связи с отсутствием в деле доказательств предоставления Ш. своих анкетных данных и адреса неустановленному лицу для незаконного перемещения особо опасного психотропного вещества через границу, а также о доказанности совершения осужденным покушения на незаконные с целью сбыта приобретение этого вещества не содержат противоречий.

Эти выводы основаны на материалах дела, из которых усматривается, что Ш. предоставил неустановленному лицу свои анкетные данные и адрес для пересылки незапрещенного в обороте вещества и получил его в первом почтовом отправлении. Особо опасное психотропное вещество было направлено осужденному по тому же адресу в последующих почтовых отправлениях.

Приведенного в протесте вывода о том, что Ш. не договаривался с неустановленным лицом о пересылке особо опасного психотропного вещества, в постановлении президиума не содержится.

В этом постановлении действительно неправильно указана кратность превышения установленного крупного размера особо опасного психотропного вещества, на незаконное приобретение которого покушался Ш.

Однако данное обстоятельство не ставит под сомнение вывод суда о наличии у осужденного цели сбыта указанного вещества, поскольку такой вывод подтвержден совокупностью исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре доказательств.

При назначении Ш. наказания суд учел характер и степень общественной опасности совершенных преступлений, данные о личности осужденного, мотивы и цели содеянного, отсутствие смягчающих и отягчающих обстоятельств.

Назначенное ему наказание соответствует целям уголовной ответственности и является справедливым.

Оснований к отмене или изменению судебных решений не имеется.

 Руководствуясь ст. 412 УПК, судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Республики Беларусь

ОПРЕДЕЛИЛА:

протест заместителя Генерального прокурора Республики Беларусь оставить без удовлетворения.

Председательствующий

                                                          

Судьи                                                                                    

В очередном выпуске

Мониторинг массовой информации