Верховный Суд
Республики Беларусь

Интернет-портал судов общей юрисдикции Республики Беларусь

+375 (17) 308-25-01

+375 (17) 215-06-00

220020, г. Минск, ул. Орловская, 76

Актуально

  26682 сегодня  138 вчера  12514 30 сентября 2022  82 30 сентября 2022  778 28 сентября 2022  869

Определение судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Беларусь от 13.03.2020 по делу № 02ау-31/2020г.

2 июля 2020  576

                                                                                Дело №02ау-31/2020г.

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

13 марта 2020 года судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Республики Беларусь рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционной жалобе обвиняемого Г. на приговор судебной коллегии по уголовным делам Могилевского областного суда от 31 декабря 2019 года, по которому Г. осужден по п.6 ч.2 ст.139 УК к наказанию в виде лишения свободы на срок 15 лет.

В соответствии с ч.1 ст.73 УК по совокупности приговоров, путем частичного присоединения к назначенному наказанию неотбытой части наказания по приговору суда Могилевского района от 17 ноября 2017 года в виде 1 месяца лишения свободы,  окончательно назначено 15 лет 1 месяц лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии в условиях усиленного режима.

В соответствии с частями 1 и 2 статей 106 УК и 107 УК в отношении Г. применены принудительные меры безопасности и лечения.

Вопросы о вещественных доказательствах, процессуальных издержках разрешены.

Вместе с приговором судом вынесены 3 частных определения в адрес: начальника УВД Могилевского облисполкома, директора КУП «ЖРЭУ Ленинского района г. Могилева», начальника Могилевского межрайонного отдела Следственного Комитета Республики Беларусь по Могилевской области.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда, мнение прокурора отдела Генеральной прокуратуры Республики Беларусь, полагавшего апелляционную жалобу обвиняемого оставить без удовлетворения, а приговор – без изменения, а также о необходимости отмены как необоснованного частного определения этого же суда, вынесенного в адрес начальника Могилевского межрайонного отдела Следственного Комитета Республики Беларусь по Могилевской области, судебная коллегия

у с т а н о в и л а:

Г. признан виновным в умышленном противоправном лишении жизни (убийстве) Б., совершенном с особой жестокостью в период времени с 16 часов 24 июля 2019 года по 16 часов 25 июля 2019 года.

В апелляционной жалобе обвиняемый Г. просит об отмене приговора и прекращении производства по уголовному делу за отсутствием в его действиях состава преступления, предусмотренного п.6 ч.2 ст.139 УК.

В обоснование такой просьбы в жалобе обвиняемый, не отрицая, что лишил жизни Б., указал, что умысла его убивать у него не было, поскольку погибший первым напал на него с ножом, в связи с чем он вынужден был защищаться.  Б. был значительно моложе, сильнее физически, и если бы он не продолжил защищаться, то Б. не составило бы труда забрать у него нож и убить его либо задушить. После того, как Б. прекратил наступать на него и осел в кресло, он погибшему больше ударов не наносил. Угроза со стороны Б. была для него реальной. Суд, правильно установив фактические обстоятельства произошедшего, пришел к неверному выводу о том, что в его, Г., действиях имеется состав преступления, предусмотренный п.6 ч.2 ст.139 УК.

В дополнении к апелляционной жалобе обвиняемый указал, что у него с потерпевшим ссоры не было, первым удар ножом нанес ему Б., но он подставил руку и перехватил нож, которым стал защищаться. Б. продолжал нападать на него, высказывая угрозы, а он прекратил защиту сразу после того, как потерпевший упал. В дополнении к жалобе Г. просит о переквалификации его действий на превышение пределов необходимой обороны.

Рассмотрев уголовное дело, обсудив апелляционную жалобу и дополнение к ней, судебная коллегия находит, что виновность Г. в совершении преступления, за которое он осужден, является доказанной.

Судом установлено, что Г. в процессе совместного распития спиртных напитков с Б. в ходе возникшей ссоры нанес потерпевшему не менее 15 ударов ножом, причинив телесные повреждения, относящиеся по степени тяжести к категории тяжких, от которых потерпевший скончался на месте происшествия.

В соответствии с заключением комплексной судебно-медицинской экспертизы трупа Б. на нем обнаружены телесные повреждения: не менее 3 - в области лица и головы, не менее 7 – в области шеи, не менее 2 – в области грудной клетки, то есть в местах расположения жизненно важных органов, не менее 3 – в области верхних конечностей.

Характер повреждений установлен как колото-резаные и резаные, в том числе одно – проникающее колото-резаное на грудной клетке справа с повреждением мягких тканей, пристеночной плевры и правого легкого.

Смерть Б. наступила от острой кровопотери, в результате множественных колото-резаных и резаных ранений лица, шеи, грудной клетки и верхних конечностей, с повреждением крупного сосуда шеи (левой общей сонной артерии) и правого легкого.

Обвиняемый в жалобе не оспаривает, что все обнаруженные на трупе повреждения причинил Б. именно он, используя в качестве оружия нож.

Изъятый с места происшествия нож экспертами не исключен как предмет, которым причинены Б. телесные повреждения.

Эти показания Г. нашли подтверждение в заключениях медико-криминалистической и генетических экспертиз, показаниях свидетелей Ц., Р., Б., Я., Ч., М., эксперта Т., протоколе осмотра места происшествия.

Достоверность показаний указанных свидетелей и правильность данной им в приговоре оценки обвиняемый также не оспаривает.

На основании этих и иных исследованных доказательств суд пришел к обоснованному выводу о том, что, нанося удары ножом Б., в том числе в области расположения жизненно важных органов, Г. действовал с прямым умыслом на лишение его жизни, сознавая при этом, что своими действиями по большому количеству причиняемых телесных повреждений, которые являлись прижизненными, он причиняет потерпевшему особые страдания.

Судом дана оценка показаниям Г. о том, что, нанося удары ножом, он защищался от противоправных действий Б., о чем обвиняемым приведены доводы и в апелляционной жалобе.

Анализ показаний обвиняемого позволил суду прийти к правильному выводу о несостоятельности такой позиции Г.

В судебном заседании Г. показал, что в процессе распития спиртного Б. стал требовать у него деньги, на что он ответил отказом. Тогда Б. замахнулся на него ножом, но ему удалось забрать нож, которым он порезал себе пальцы. Этим ножом он нанес Б. удар в область шеи, но «Б. пошел на него», в связи с чем он отмахивался от него ножом до тех пор, пока тот не упал, не подавая признаков жизни.   

Из показаний эксперта Т. следует, что при размахивании ножом, о чем указывает обвиняемый, колото-резаное ранение образоваться не могло.

В ходе досудебного производства Г. давал различные показания о действиях Б. после отобрания у него ножа и нанесения тому удара в шею: то потерпевший пытался его душить, то пытался схватить за одежду, то опасался, что Б. может задушить его.

Обвиняемым были даны и иные показания, свидетельствующие о том, что после отобрания ножа у потерпевшего и нанесения ему удара в шею Б. не высказывал в его адрес угроз и не совершал в отношении него  активных действий по общественно опасному посягательству.

Изложенное свидетельствует о том, что в такой ситуации Б. не представлял угрозы для жизни и здоровья Г., а действия последнего охватывались умыслом на противоправное лишение жизни потерпевшего, а не обороны от него.

Поэтому судебная коллегия соглашается с выводами суда о том, что, лишая Б. жизни, Г. не находился в состоянии необходимой обороны либо превышения ее пределов.

Действия Г. по п.6 ч.2 ст.139 УК квалифицированы правильно.

Назначенное ему наказание как за данное преступление, так и по совокупности приговоров отвечает целям уголовной ответственности. При этом в должной степени учтены обстоятельства, отягчающие его ответственность и то, что он совершил преступление в состоянии уменьшенной вменяемости.

Оснований для отмены либо изменения приговора судебная коллегия не находит.

Вместе с тем частное определение в адрес начальника Могилевского межрайонного отдела Следственного Комитета Республики Беларусь по Могилевской области подлежит отмене.

Как видно из описательной части указанного определения, основанием к его вынесению явилось то, что понятые Ч. и М. не находились в осматриваемом помещении – месте совершения преступления.

Из этого сделан вывод о том, что старшим следователем Могилевского межрайонного отдела Следственного Комитета Республики Беларусь по Могилевской области подполковника юстиции Д. допущены нарушения ст.ст.202, 204 УПК при проведении осмотра места происшествия.

Между тем, давая в приговоре оценку протоколу осмотра места происшествия, суд установил, что не нахождение понятых непосредственно в осматриваемом помещении было вызвано его небольшими размерами, не позволяющими всем участникам осмотра находиться в нем, а также трупным запахом, что не снижает доказательственного значения протокола осмотра места происшествия, поскольку в присутствии понятых с места происшествия был изъят труп Б., вещественные доказательства, вследствие чего суд признал протокол осмотра места происшествия допустимым и достоверным доказательством.

Сделанная судом в приговоре оценка названного доказательства, которая не вызывает сомнений в ее правильности, свидетельствует об отсутствии существенных нарушений при проведении осмотра места происшествия и не ставит под сомнение результаты, полученные в ходе данного осмотра.

Поскольку сделанные в частном определении выводы суда противоречат выводам, содержащимся в приговоре, оно как необоснованное подлежит отмене.                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                       

Руководствуясь ст.386 УПК, судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Республики Беларусь

о п р е д е л и л а:

приговор судебной коллегии по уголовным делам Могилевского областного суда от 31 декабря 2019 года в отношении Г. оставить без изменения, а апелляционную жалобу обвиняемого – без удовлетворения.

Частное определение этого же суда от 31 декабря 2019 года в адрес начальника Могилевского межрайонного отдела Следственного Комитета Республики Беларусь по Могилевской области отменить.

Председательствующий                                                

Судьи                                                                                

В очередном выпуске

Мониторинг массовой информации