Верховный Суд
Республики Беларусь

Интернет-портал судов общей юрисдикции Республики Беларусь

+375 (17) 308-25-01

+375 (17) 215-06-00

220020, г. Минск, ул. Орловская, 76

Актуально

  25755 вчера  169
4 августа 2022  795 4 августа 2022  535 4 августа 2022  593 4 августа 2022  594

Определение судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Беларусь от 25.02.2020 по делу № 02ау-22/2020

31 марта 2020  666

                                                                              Дело № 02ау-22/2020

А П Е Л Л Я Ц И О Н Н О Е   О П Р Е Д Е Л Е Н И Е

25 февраля 2020 года судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Республики Беларусь рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционной жалобе обвиняемого А. на приговор Гомельского областного суда от 11 декабря 2019 года, по которому А. осужден:

по ч. 1 ст. 14 и п.п. 6, 12 ч. 2 ст. 139 УК на 13 лет лишения свободы;

по ч. 1 ст. 205 УК на 3 месяца ареста.

В соответствии с ч. 3 ст. 72 УК по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний окончательно ему назначено 13 лет 1 месяц лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии в условиях усиленного режима.

Постановлено взыскать с А. в пользу Р. материальное возмещение морального вреда в размере 60 000 рублей, возмещение материального ущерба в размере 630 рублей и государственную пошлину в доход государства в размере 108 рублей.

Разрешены вопросы о процессуальных издержках, вещественных доказательствах и имуществе, на которое наложен арест.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Республики Беларусь, объяснение защитника – адвоката Ш., поддержавшего апелляционную жалобу обвиняемого А., мнение прокурора отдела Генеральной прокуратуры Республики Беларусь, полагавшего оставить апелляционную жалобу без удовлетворения, а приговор – без изменения, судебная коллегия

         У С Т А Н О В И Л А:

по приговору А. признан виновным в покушении на умышленное противоправное лишение жизни другого человека (убийство), совершенном с особой жестокостью, из корыстных побуждений, а также в тайном похищении имущества (краже).

В апелляционной жалобе А. просит приговор изменить, переквалифицировать его действия с ч. 1 ст. 14 и п.п. 6, 12 ч. 2 ст. 139 УК на ч.1 ст.14 и ч. 1 ст. 139 УК, по которой назначить 9 лет лишения свободы, а также уменьшить размер компенсации морального вреда до 15 000 рублей. Полагает, что выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. Его действия квалифицированы неправильно. Не отрицая факта причинения телесных повреждений потерпевшей, утверждает, что умысла на совершение преступления с особой жестокостью не имел и корыстными побуждениями не руководствовался. Считает назначенное наказание слишком строгим, не соответствующим его личности и тяжести наступивших последствий. Суд не учел отсутствие отягчающих обстоятельств и наличие смягчающих обстоятельств – его чистосердечного раскаяния и того, что ранее он к уголовной ответственности не привлекался. Размер компенсации морального вреда не соответствует принципам разумности и справедливости, определен без учета характера наступивших последствий и отсутствия у него какого-либо дохода или имущества.

          Потерпевшая Р. в возражениях на апелляционную жалобу просит оставить ее без удовлетворения.

Рассмотрев дело, обсудив апелляционную жалобу, судебная коллегия находит, что приговор является законным и обоснованным.

Вопреки приведенным в апелляционной жалобе доводам, выводы суда о совершении А. преступлений, за которые он осужден, подтверждены исследованными в судебном заседании и приведенными в приговоре доказательствами.

Как следует из показаний потерпевшей Р., она сдавала квартиру А. и двум его землякам. В марте 2019 года в очередной раз она не получила арендную оплату в оговоренный срок. Для решения данного вопроса они с обвиняемым договорились встретиться 20 марта 2019 года на парковке возле универмага «Гомель», куда она прибыла на своем автомобиле «Пежо 308». При встрече А. не отдал ей деньги за квартиру, а сказал, что их снимают в банкомате ребята, которых нужно подождать. Далее они спокойно разговаривали, находились в салоне автомобиля, обвиняемый – на переднем пассажирском сиденье, а она – на водительском сиденье. Неожиданно она почувствовала удар острым предметом в шею. Закричав от боли, она выскочила из автомобиля и побежала в сторону освещенного перекрестка, где могли находиться люди. При этом зажимала рукой рану на шее, из которой текла кровь. Однако А. догнал ее, одной рукой стал удерживать, а второй – наносить удары чем-то острым в голову, лицо, шею. Она руками пыталась закрываться от ударов и кричала. Когда А. отвлекся на проходившую мимо женщину, ей удалось вырваться. Пробежав несколько метров, она упала и стала терять сознание. Помнит, что указанная женщина находилась рядом и отгоняла обвиняемого. Затем подошла знакомая – Ш. и стала оказывать ей помощь. Приехавшие сотрудники скорой медицинской помощи доставили ее в больницу. В последующем выяснилось, что из салона автомобиля после встречи с А. пропали ее сумка с находившимися в ней имуществом и денежными средствами на общую сумму 630 рублей.  

Аналогичные сведения Р. сообщила после произошедшего своему брату и отцу, что усматривается из показаний данных свидетелей.

Согласно показаниям свидетеля А-ч, проходя возле автостоянки универмага «Гомель», она услышала женский крик, а затем увидела выскочившую из автомобиля и убегающую девушку. За ней побежал парень, догнал ее и начал удерживать. Девушка кричала. Она, А-ч, сказала парню отпустить ее, иначе вызовет милицию. Однако парень не отпускал девушку. Она позвонила в милицию и направилась к парню с девушкой. Тогда парень оставил ее и побежал на автостоянку. К девушке подошла прохожая и стала оказывать ей помощь.

Этой прохожей оказалась Ш., которая показала, что видела, как парень удерживал потерпевшую, которая кричала, и оставил ее, когда к ним направилась женщина. Когда она, Ш., подошла к Р. и начала оказывать ей медицинскую помощь, последняя сообщила, что ей нанес несколько ударов ножом в голову и шею парень, который снимает у нее квартиру.

Об этом же потерпевшая рассказала и З. – фельдшеру бригады скорой медицинской помощи, прибывшей по вызову на место происшествия, что следует из показаний данного свидетеля.

Свидетель К. пояснил, что наблюдал через окно своей квартиры, как возле универмага «Гомель» парень удерживал девушку, которая вырывалась и кричала. Затем она упала и осталась лежать. Парень побежал к автомобилю «Пежо 308», достал из него сумку и убежал с ней.

Свидетель Г. указала, что 20 марта 2019 года она по предложению А. обращалась к Р. с просьбой отсрочить ему плату за жилье, но потерпевшая отказалась.

А-ва – мать обвиняемого, указала, что последний звонил ей 18 марта 2019 года, просил выслать деньги для оплаты жилья и сообщил, что потратил средства, собранные им и другими жильцами для передачи хозяйке квартиры.

Из показаний М. и М-ва, снимавших у Р. квартиру совместно с А., усматривается, что свою часть арендной платы за текущий месяц они передали обвиняемому для передачи потерпевшей до 20 марта 2019 года.

Кроме того, данные свидетели и Р-ов показали, что им известно со слов А. о том, что он делал ставки в букмекерских конторах.

По заключениям экспертов, у Р. обнаружены колото-резаная рана боковой поверхности шеи справа с повреждением наружной яремной вены, проникающая в гортаноглотку; резаные раны в лобной области, в центре подбородочной области и преддверии носа справа; колото-резаные раны в скуловой области справа и на боковой поверхности шеи справа; царапины над внутренними концами бровей, на крыле носа справа; в проекции угла нижней челюсти справа, на ладонных поверхностях кистей; ссадины в лобно-височной области справа и в области тела нижней челюсти. Данные телесные повреждения образовались не менее чем от 12 травмирующих воздействий острым предметом и не менее чем от               2 травмирующих воздействий тупым предметом. Возможность образования царапин, резаных и колото-резаных ран от действия ножа не исключается.

В соответствии с заключением эксперта при исследовании ДНК, выделенной из пятен крови на фуфайке А., выявлены генетические характеристики, совпадающие с генотипом Р.

По заключению эксперта в автомобиле потерпевшей в салоне обнаружены следы ее крови, а на внутренней ручке двери – след пальца руки А.

Обвиняемый не отрицал, что нанес несколько ударов ножом в шею и голову Р.

Согласно заключению комиссии экспертов, А. в период времени, относящийся к инкриминируемому ему деянию, хроническим психическим расстройством (заболеванием), временным расстройством психики, слабоумием, иным болезненным состоянием психики не страдал, мог сознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими, в том числе мог в полной мере сознавать значение своих действий и руководить ими.

Содержащиеся в заключении выводы сделаны соответствующими специалистами, достаточно мотивированы, основаны на изучении данных о личности обвиняемого и других материалов дела, в связи с чем суд обоснованно признал его вменяемым в отношении содеянного.

Суд всесторонне, полно, объективно проверил собранные по делу доказательства, дал им оценку в соответствии со ст. 105 УПК и обоснованно признал их достаточными для установления виновности А. в покушении на убийство Р., совершенном с особой жестокостью, из корыстных побуждений, а также в краже ее имущества.

Мотивы, по которым суд принял одни доказательства и отверг другие, в том числе показания обвиняемого в части непризнания вины в совершенных преступлениях, приведены в приговоре и основаны на материалах дела.

Суд правильно признал достоверными те доказательства, которые согласуются между собой.

Вопреки приведенным в жалобе доводам показания свидетеля Г. получили оценку в совокупности с другими доказательствами и выводы суда не опровергают.

Количество нанесенных А. ударов и характер причиненных Р. телесных повреждений правильно установлены судом на основании заключений экспертов.

Наличие у обвиняемого умысла на убийство потерпевшей с собой жестокостью и из корыстных побуждений суд убедительно мотивировал в приговоре.   

С учетом совокупности всех обстоятельств содеянного А., который умышленно нанес предметом, схожим с ножом, первый удар в шею Р., причинив колото-резаную рану шеи с повреждением  яремной вены и гортаноглотки, являющуюся тяжким телесным повреждением по признаку опасности для жизни, а затем, когда потерпевшая пыталась убежать, догнал ее и нанес еще несколько ударов указанным предметом в жизненно важный орган – голову, суд пришел к правильному выводу о том, что обвиняемый имел прямой умысел на убийство потерпевшей.

Преступление до конца А. не довел по не зависящим от него обстоятельствам, так как потерпевшая оказала активное сопротивление, вмешались проходящие мимо граждане и ей своевременно была оказана медицинская помощь.

А. умышленно наносил большое количество ударов предметом, схожим с ножом, в лицо и шею Р., повлекших причинение ей телесных повреждений на видимых частях тела. Поэтому суд обоснованно признал, что обвиняемый сознавал то, что своими действиями причиняет особые мучения и страдания потерпевшей, и желал этого, то есть действовал с особой жестокостью.

Характер действий А., который имел непогашенные долги, для решения вопроса о просроченном им платеже за пользование квартирой явился на встречу с Р. без денежных средств для такой оплаты, но с предметом, схожим с ножом, и применил данный предмет в отношении потерпевшей неожиданно для ее, свидетельствует о том, что мотивами совершения им данного преступления были корыстные побуждения – намерение избавить себя от материальных затрат по возмещению потерпевшей платы за пользование квартирой.

С учетом изложенного содержащиеся в апелляционной жалобе доводы об отсутствии у обвиняемого умысла на убийство Р. с особой жестокостью и из корыстных побуждений являются необоснованными.

А. не отрицал, что он после нанесения ударов Р. возвратился к ее автомобилю и завладел ее сумкой с находившимся в ней имуществом, которыми в последующем распорядился по своему усмотрению.

Учитывая такие действия обвиняемого, суд пришел к обоснованному выводу о том, что он завладел имуществом потерпевшей с корыстной целью.

Его преступные действия суд правильно квалифицировал по ч. 1     ст. 14 и п.п. 6, 12 ч. 2 ст. 139, ч. 1 ст. 205 УК.

Приведенные в апелляционной жалобе доводы о несогласии с такой квалификацией действий А. являются необоснованными.   

Нельзя признать обоснованными и доводы обвиняемого о строгости назначенного наказания.

При его назначении суд руководствовался требованиями ст. 62 УК. При этом в должной мере учел характер и степень общественной опасности содеянного, наступившие последствия, конкретные обстоятельства дела, данные, характеризующие личность обвиняемого, отсутствие обстоятельств, смягчающих и отягчающих его ответственность.

Доводы А. о необходимости признания смягчающими обстоятельствами его чистосердечное раскаяние в содеянном и не- привлечении ранее к уголовной ответственности являются необоснованными.

Как следует из показаний А. в ходе досудебного производства и в судебном разбирательстве, свою вину в совершении преступлений, установленных судом, обвиняемый признал частично, выдвигал различные версии произошедшего с потерпевшей и не совершал действий по заглаживанию причиненного ей вреда. Такое отношение к содеянному свидетельствует об отсутствии у обвиняемого раскаяния.

Непривлечение А. ранее к уголовной ответственности не является обстоятельством, которое согласно ст. 63 УК должно признаваться смягчающим ответственность.

То, что обвиняемый ранее не судим, суд учел при назначении наказания, о чем указал в приговоре.

Назначенное А. наказание за каждое преступление и по их совокупности соответствует целям уголовной ответственности и является справедливым.

Размер компенсации морального вреда, взысканной с А. в пользу Р., судом достаточно мотивирован и обоснованно определен с учетом степени причиненных потерпевшей физических и нравственных страданий, материального положения обвиняемого, конкретных обстоятельств дела, а также требований разумности и справедливости.

Поэтому приведенные в апелляционной жалобе доводы о необходимости уменьшения размера компенсации морального вреда являются несостоятельными.

Оснований для удовлетворения апелляционной жалобы, отмены или изменения приговора не имеется.

Руководствуясь ст. 386 УПК, судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Республики Беларусь

О П Р Е Д Е Л И Л А:

приговор Гомельского областного суда от 11 декабря 2019 года в отношении А. оставить без изменения, а апелляционную жалобу – без удовлетворения.

Председательствующий

                                                         

Судьи                                                                                    

В очередном выпуске

Мониторинг массовой информации