Верховный Суд
Республики Беларусь

Интернет-портал судов общей юрисдикции Республики Беларусь

+375 (17) 308-25-01

+375 (17) 215-06-00

220020, г. Минск, ул. Орловская, 76

Актуально

  25564
4 августа 2022  603 4 августа 2022  431 4 августа 2022  464 4 августа 2022  511 28 июля 2022  1682

Определение судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Беларусь от 16.09.2019 по делу № 02н - 729 / 2019     

31 октября 2019  1242

                                                                                  Дело 02н - 729 / 2019         

О П Р Е Д Е Л Е Н И Е

16 сентября 2019 года судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Республики Беларусь  рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по протесту заместителя Генерального прокурора Республики Беларусь на приговор суда Ивановского района от 25 января 2019 года, по которому О., признан невиновным и по ч.1 ст.205 УК оправдан за недоказанностью его участия в совершении преступления.  

Частными постановлениями суда от 25 января 2019 года обращено внимание начальников ОВД Ивановского райисполкома и Ивановского РОСК на допущенные при досудебном производстве нарушения уголовно-процессуального закона.

Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Брестского областного суда от 19 марта 2019 года приговор в отношении О. оставлен без изменения, а апелляционный протест - без удовлетворения.

Постановлением президиума Брестского областного суда от 25 мая 2019 года оставлен без удовлетворения протест прокурора Брестской области.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда, выступление прокурора отдела Генеральной прокуратуры Республики Беларусь, поддержавшей протест, судебная коллегия

У С Т А Н О В И Л А:

по приговору О. признан невиновным в тайном похищении имущества (краже) и оправдан за недоказанностью его участия в совершении этого преступления.

В протесте заместителя Генерального прокурора ставится вопрос об отмене приговора и частных постановлений суда Ивановского района от 25 января 2019 года, апелляционного определения судебной коллегии по уголовным делам Брестского областного суда от 19 марта 2019 года и постановления президиума Брестского областного суда от 25 мая 2019 года в отношении О. и передаче уголовного дела на новое судебное разбирательство ввиду несоответствия выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела и существенного нарушения уголовно-процессуального закона.

В обоснование протеста указывается, что оправдательный приговор постановлен без исследования и оценки всех доказательств в их совокупности. Не учтены обстоятельства, которые могли существенно повлиять на решение суда. Выводы суда носят односторонний и избирательный характер. Судом не учтено, что показания О. являются противоречивыми, не согласуются с проверенными в судебном заседании объективными данными, последовательными и не содержащими противоречий показаниями потерпевшего и свидетелей. Эти противоречия судом в полной мере не оценены.

В протесте отмечается, что доводы О. об отсутствии у него умысла на хищение и о его желании вернуть имущество собственнику опровергаются характером его поведения после случившегося, свидетельствующем об обратном, что подтверждено видеозаписью камеры наблюдения. Однако приобщенная к материалам дела запись камеры видеонаблюдения, вопреки требованиям ст.337 УПК, судом не исследовалась.

Рассмотрев дело и обсудив протест, судебная коллегия находит протест подлежащим удовлетворению.

Постановленный приговор и последующие судебные решения подлежат отмене по следующим основаниям.

В соответствии со ст.413 УПК основаниями к отмене приговора при рассмотрении уголовного дела в порядке надзора являются несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела, существенное нарушение уголовно-процессуального закона. Определение апелляционной и постановление надзорной инстанций подлежат отмене, если вышестоящим судом неосновательно оставлен без изменения приговор, а также если при рассмотрении дела в вышестоящем суде были допущены нарушения закона, которые повлияли или могли повлиять на правильность вынесенного им определения или постановления.

В соответствии с ч.2 ст.18 УПК решение о виновности либо невиновности обвиняемого суд выносит лишь на основе достоверных доказательств, подвергнутых всестороннему, полному, объективному исследованию и оценке.

В соответствии с ч.1 ст.105 УПК каждое доказательство подлежит оценке с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все собранные доказательства в их совокупности – с точки зрения достаточности для разрешения уголовного дела в судебном разбирательстве.

Согласно ч.1 ст.362 УПК в описательно-мотивировочной части оправдательного приговора излагаются обстоятельства уголовного дела, установленные судом; доказательства, послужившие основанием для оправдания обвиняемого; мотивы, объясняющие, почему суд признает недостоверными или недостаточными доказательства, на которых было основано утверждение о виновности обвиняемого в совершении преступления.

В п.8 постановления Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 28 сентября 2006 года № 8 "О практике постановления судами оправдательных приговоров" дано разъяснение, что постановление оправдательного приговора только на основании немотивированных сомнений в допустимости, достоверности и достаточности доказательств, подтверждающих обвинение, недопустимо.

Эти требования при принятии решения об оправдании О. за недоказанностью его участия в совершении кражи в должной мере суд первой инстанции не выполнил.

О. обвинялся в том, что в период времени с 13 часов 30 минут до 13 часов 50 минут 26 августа 2018 года, находясь в помещении санитарного узла здания АЗС № 76 РУП «Белорусьнефть-Брестоблнефтепродукт», расположенной на территории Ивановского района Брестской области, из временно оставленной Б. без присмотра мужской сумки тайно похитил кожаный кошелек с находившимися в нем денежными средствами, причинив потерпевшему ущерб на общую сумму 465 рублей 70 копеек.

Как усматривается из приговора, суд привел в нем представленные доказательства – показания О., потерпевшего Б., свидетелей, сведения о телефонных соединениях, протоколы осмотра и другие источники доказательств, однако лишь исследовал и оценил каждое доказательство в отдельности на предмет подтверждения виновности обвиняемого в инкриминируемом преступлении.

При этом суд пришел к выводу, что каждое такое доказательство с очевидностью не изобличает О. в совершении кражи и не опровергает его показаний об отсутствии умысла на хищение, намерении возвратить чужое имущество и принятии к этому необходимых мер.

Таким образом, в нарушение требований ч.1 ст.105 УПК суд постановил оправдательный приговор без исследования и оценки всех имеющихся доказательств в их совокупности, о чем обоснованно указано в протесте.

Признав достоверными показания О. о том, что найденный на полу в помещении санитарного узла АЗС кошелек он взял для последующей передачи его владельцу по указанному в документах адресу и с этой целью поехал в г. Брест, однако вследствие поломки автомашины на автодороге отдал ранее незнакомому и неустановленному следствием человеку, суд не оценил в полной мере показания обвиняемого на предмет их последовательности и непротиворечивости, а также согласованности с пояснениями потерпевшего и свидетелей об обстоятельствах, имеющих существенное значение для правильного разрешения дела.

Так, при досудебном производстве на допросе в качестве подозреваемого от 30 августа 2018 года О. дал показания, что после передачи на автодороге кошелька незнакомому лицу, следующему в г. Брест, отправился домой в г. Береза и в этот день куда-либо еще, в том числе в направлении г. Бреста, не ездил. Записку в кошельке потерпевшего не оставлял.

Будучи допрошенным дополнительно в качестве подозреваемого 4 сентября 2018 года О. отказался отвечать на вопросы о том, ездил ли он 26 августа 2018 года в г. Брест и оставлял ли у входной двери квартиры потерпевшего кошелек.

После предъявления 23 ноября 2018 года обвинения О. отказался дать пояснения по результатам почерковедческой экспертизы, согласно которой рукописный текст оставленной в кошельке записки выполнен им.

В ходе судебного заседания обвиняемый признал написание записки потерпевшему, а также пояснил, что в указанный день после телефонного разговора со свидетелем Ж., сообщившим о его розыске сотрудниками милиции по подозрению в краже, ездил из г. Береза по направлению г. Бреста для того, чтобы найти владельца кошелька и разрешить возникшую ситуацию. Однако, доехав до агрогородка Пески в Кобринском районе, остановился на трассе, так как пошел дождь, а затем вернулся обратно.

В ходе судебного следствия О. относительно цели поездки по направлению г. Бреста заявлял и о том, что надеялся встретить на трассе незнакомого мужчину, которому в этот день передал кошелек. Хотел забрать кошелек и сам отвезти в г. Брест владельцу. Предполагая, что примерно в это время незнакомый мужчина будет проезжать в направлении г. Бреста, простоял на трассе около двух часов.

Из показаний потерпевшего Б., признанных судом достоверными, следует, что забытый в помещении санитарного узла АЗС кошелек находился в закрытом на молнии глубоком кармане сумки, оставленной на перилах. Когда через несколько минут он вернулся за ней, то обнаружил в том же месте сумку, замок кармана которой был поврежден, а кошелек из него похищен. Категорически утверждал о том, что сумку не ронял и самостоятельно кошелек из нее выпасть не мог.

Кроме того, из показаний потерпевшего при досудебном производстве на допросе от 5 октября 2018 года, которые он подтвердил и в ходе очной ставки с обвиняемым, также усматривается, что 22 сентября 2018 года к нему домой приезжал О. и просил прощения за совершенную кражу кошелька. При этом говорил о том, что кошелек он похитил именно из сумочки, оставленной на поручнях в помещении санитарного узла АЗС. Также О. признался и в том, что после того, как он узнал, что его уже разыскивают по подозрению в данной краже, то подбросил 26 августа 2018 года кошелек под дверь квартиры Б.

Эти показания потерпевшего при досудебном производстве судом, как видно из протокола судебного заседания, не исследовались и никакой оценки в приговоре не получили.

Свидетель Ж. показал, что около 16 часов 26 августа 2018 года сотрудник милиции сообщил ему, что О. подозревается в хищении кошелька на АЗС. После этого он позвонил обвиняемому, сообщил эту информацию, но тот ответил, что ничего не брал.

В судебном заседании свидетель Б-кая уверенно заявила, что видела именно обвиняемого в вечернее время 26 августа 2018 года на лестничной площадке дома потерпевшего.  

Из показаний О. также следует, что обнаруженный на полу в санитарном узле АЗС кошелек он поднял, а затем проверял его содержимое, в том числе водительское удостоверение с фотографией Б., которое там же рассмотрел при хорошем искусственном освещении. Кошелек в помещении санузла он положил в левый карман своих брюк, после чего направился к выходу.

Никакой сумки при этом на установленных в этом помещении перилах не видел. Когда вышел на стоянку АЗС, то посмотрел на находившихся там лиц, но мужчины, схожего с изображением на фотографии, не видел.

Однако из видеозаписи камеры наблюдения АЗС усматривается, что, выйдя из помещения санитарного узла, О. посмотрел в сторону ожидавшего в непосредственной близости от двери Б., вернувшегося за забытой сумкой, а затем удалился в противоположном от него направлении и немедленно покинул территорию АЗС. При этом, спрятав в кармане кошелек, не обратился ни к потерпевшему, ни к другим лицам с вопросом о возможной принадлежности этого имущества, а также не поставил в известность сотрудников АЗС.

Таким образом, показания О. об отсутствии у него умысла на хищение кошелька надлежащим образом не проверены, не сопоставлены с другими доказательствами, в том числе с объективно совершенными им действиями, запечатленными камерой видеонаблюдения.

Из протокола судебного заседания видно, что судом, в нарушение ст.337 УПК, исследовался только протокол осмотра диска с записью камер видеонаблюдения АЗС № 76, сама видеозапись, признанная вещественным доказательством, и дающая наиболее полное представление о действиях О. на месте происшествия, не исследовалась и соответственно оценки не получила.

Указанные нарушения не были учтены судебной коллегией по уголовным делам и президиумом Брестского областного суда.

При таких обстоятельствах приговор в отношении О., которым он признан невиновным и по ч.1 ст.205 УК оправдан за недоказанностью его участия в совершении преступления, и последующие постановления нельзя признать законными и обоснованным и они подлежит отмене, а уголовное дело - передаче на новое судебное разбирательство.

При новом рассмотрении уголовного дела суду необходимо учесть изложенное, обеспечить всестороннее, полное и объективное исследование обстоятельств дела, должным образом проверить все представленные доказательства, дать им надлежащую оценку в совокупности и в зависимости от установленного принять по делу законное и обоснованное решение.

В связи с отменой приговора подлежат отмене и частные постановления суда первой инстанции.

На основании изложенного, руководствуясь ст.412 УПК, судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Республики Беларусь

О П Р Е Д Е Л И Л А:

приговор и частные постановления суда Ивановского района от 25 января 2019 года, апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Брестского областного суда от 19 марта 2019 года и постановление президиума Брестского областного суда от 25 мая 2019 года в отношении О. отменить, уголовное дело передать на новое рассмотрение со стадии судебного разбирательства в тот же суд в ином составе суда.

Председательствующий        

                                        

Судьи     

В очередном выпуске

Мониторинг массовой информации