Верховный Суд
Республики Беларусь

Интернет-портал судов общей юрисдикции Республики Беларусь

+375 (17) 308-25-01

+375 (17) 215-06-00

220020, г. Минск, ул. Орловская, 76

Актуально

  28437 6 декабря 2022  74 1 декабря 2022  1121
О назначении судебного разбирательства по уголовному делу по обвинению Сазанович Я.С., Навоши Д.А., Занемонской В.И., Высоцкой О.В., Богдановича Д.А. в совершении преступлений, предусмотренных ч.3 ст.130, ч.3 ст.203-1 УК Республики Беларусь
21 ноября 2022  1578 14 ноября 2022  872 11 ноября 2022  1202

Определение судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Беларусь от 27.08.2021 по делу № 103У2112/А

3 февраля 2022  387

                                                                          Дело № 103У2112/А

А П Е Л Л Я Ц И О Н Н О Е   О П Р Е Д Е Л Е Н И Е

27 августа 2021 года судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Республики Беларусь рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционной жалобе обвиняемого Н. на приговор судебной коллегии по уголовным делам областного суда от 21 мая 2021 года, по которому Н. осужден по п.6 ч.2 ст.139 УК на 16 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии в условиях усиленного режима.

Разрешен вопрос о вещественных доказательствах; взысканы процессуальные издержки.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Республики Беларусь, мнение старшего прокурора отдела Генеральной прокуратуры Республики Беларусь, полагавшего приговор изменить, зачесть обвиняемому в срок наказания в виде лишения свободы время содержания под стражей с 28 ноября 2020 года по 26 августа 2021 года из расчета соответствия одного дня содержания под стражей полутора дням лишения свободы и срок отбывания наказания исчислять с 27 августа 2021 года, в остальной части оставить апелляционную жалобу без удовлетворения, а приговор – без изменения, судебная коллегия

У С Т А Н О В И Л А:

по приговору обвиняемый Н. признан виновным в умышленном противоправном лишении жизни другого человека (убийстве), совершенном с особой жестокостью.

В апелляционной жалобе обвиняемый Н., не оспаривая квалификацию своих действий, указывает, что назначенное ему наказание является чрезмерно строгим, не соответствует тяжести преступления и данным о его личности.

Полагает, что при назначении наказания суд не в полной мере учел его признание вины и раскаяние в содеянном, принесение извинений потерпевшей, положительные характеристики, а также то, что он является лицом, пострадавшим от катастрофы на Чернобыльской АЭС. Потерпевшая отказалась от заявления иска и просила о смягчении ему наказания, при этом охарактеризовала погибшую, как вспыльчивого человека.

С учетом изложенного просит приговор изменить и снизить срок назначенного наказания.

Рассмотрев дело и обсудив апелляционную жалобу, судебная коллегия приходит к следующим выводам.

Н. последовательно признавал, что в ночь с 27 на 28 ноября 2020 года, будучи в состоянии алкогольного опьянения, в ответ на примененное его сожительницей Ч. насилие стал наносить последней удары ножом. Подтвердил, что именно от его действий наступила смерть Ч., о чем он по телефону сообщил своей матери, а также вызвал скорую помощь.

В ходе проверки показаний на месте Н. указал обстоятельства и продемонстрировал механизм причинения Ч. телесных повреждений.

Последовательные признательные показания обвиняемого подтверждаются иными доказательствами, исследованными судебной коллегией, в частности: показаниями потерпевшей А., узнавшей о смерти сестры от коллег; показаниями свидетеля Н.О., которой обвиняемый сообщил о совершенном убийстве; показаниями свидетелей Х. и Л., которые прибыли на место происшествия в составе бригады скорой помощи и обнаружили труп женщины с множественными резаными ранами; протоколом осмотра места происшествия, в ходе которого зафиксирована обстановка на месте убийства Ч. и в числе иных предметов изъяты три ножа; результатами экспертных исследований, в соответствии с которыми биологический материал в подногтевом содержимом обеих рук Н. произошел за счет смешения биологического материала его и Ч., биологический материал на рукояти ножа №2 произошел от Н., а на клинке этого ножа – от Ч.

Заключением и дополнительными заключениями судебно-медицинского эксперта установлено, что смерть Ч. наступила от массивной кровопотери, развившейся в результате резаных ран шеи с повреждением гортани, щитовидной железы, пищевода, внутренней яремной вены справа и слева, общей сонной артерии справа и слева, мышц шеи, передней продольной связки позвоночника и колото-резаных ран грудной клетки и живота с повреждением правого и левого легких, правого желудочка сердца, диафрагмы.

Указанные и иные зафиксированные у Ч. телесные повреждения являются прижизненными и образовались в один период времени в результате не менее 31 воздействия предметом, имеющим в своем строении острый край, обушок и лезвие (возможно, ножом), и не менее 7 травмирующих воздействий твердым тупым предметом.

Судебная коллегия пришла к обоснованному выводу, что обвиняемый, нанеся ножом и неустановленным твердым тупым предметом Ч. не менее 38 ударов по различным частям тела, в том числе в области расположения жизненно важных органов, действовал с прямым умыслом на убийство потерпевшей.

Способ лишения Ч. жизни, очевидно для обвиняемого связанный с причинением потерпевшей особых страданий путем нанесения множественных телесных повреждений различными травмирующими предметами, свидетельствует о проявлении Н. особой жестокости.

Наличию у Н. телесных повреждений судебная коллегия дала оценку и пришла к правильному выводу о том, что со стороны Ч. не было общественно опасного посягательства, а обвиняемый не находился в состоянии необходимой обороны.

Исследованные судебной коллегией и приведенные в приговоре доказательства получили надлежащую оценку с точки зрения относимости, допустимости и достоверности, а в их совокупности – достаточности для разрешения дела.

Действия обвиняемого Н. правильно квалифицированы по п.6 ч.2 ст.139 УК.

Как следует из заключения психолого-психиатрической экспертной комиссии, обвиняемый в период времени, относящийся к инкриминируемому ему деянию, в состоянии аффекта или ином эмоциональном состоянии, которое могло бы существенно ограничить его сознание и деятельность, не находился.

Несмотря на имеющееся на момент проведения экспертизы психическое расстройство (заболевание) – расстройство адаптации, смешанная тревожно-депрессивная реакция, Н. может сознавать значение своих действий и руководить ими. В период времени, относящийся к инкриминируемому ему деянию, Н. мог в полной мере сознавать значение своих действий и руководить ими.

С учетом заключения экспертной комиссии, данных о личности Н., других материалов дела обвиняемый в отношении содеянного верно признан вменяемым.

При назначении Н. наказания судебной коллегией в соответствии с законом учтены характер и степень общественной опасности совершенного преступления, мотивы и цели содеянного.

С достоверностью установлено и обвиняемым не оспаривается, что во время совершения убийства Ч. он находился в состоянии алкогольного опьянения. Такое состояние правильно признано обстоятельством, отягчающим ответственность.

Вопреки доводам апелляционной жалобы судебной коллегией в должной мере учтены конкретные обстоятельства совершенного преступления, поведение обвиняемого после его совершения и наличие смягчающего ответственность обстоятельства – чистосердечного раскаяния в содеянном. Также учтены данные о личности обвиняемого, в том числе характеризующие его материалы и то, что он является лицом, пострадавшим от катастрофы на Чернобыльской АЭС.

При таких обстоятельствах назначенное обвиняемому наказание является справедливым по виду и сроку. Оснований для снижения срока наказания, о чем обвиняемый просит в апелляционной жалобе, не имеется.

Существенных нарушений уголовно-процессуального закона в ходе досудебного и судебного производства не допущено.

Оснований к отмене приговора не имеется.

Вместе с тем приговор подлежит изменению по следующим основаниям.

Согласно Закону Республики Беларусь от 26 мая 2021 года № 112-З «Об изменении кодексов по вопросам уголовной ответственности», ст.75 УК, предусматривающая правила зачета сроков содержания под стражей и домашнего ареста, изложена в новой редакции.

В частности, п.2 ч.1 ст.75 УК предусмотрено, что один день содержания под стражей соответствует полутора дням лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии в условиях усиленного режима.

Данная норма закона, как улучшающая положение обвиняемого, в силу ч.2 ст.9 УК имеет обратную силу.

Поскольку судом постановлено меру пресечения обвиняемому – содержание под стражей оставить до вступления приговора в законную силу, то срок отбывания наказания ему следует исчислять со дня вступления приговора в законную силу. В этот срок надлежит зачесть время содержания обвиняемого под стражей на основании положений п.2 ч.1 ст.75 УК, а именно с 28 ноября 2020 года по 26 августа 2021 года из расчета соответствия одного дня содержания под стражей полутора дням лишения свободы.

Руководствуясь ст.386 УПК, судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Республики Беларусь

О П Р Е Д Е Л И Л А:

приговор судебной коллегии по уголовным делам областного суда от 21 мая 2021 года в отношении Н. изменить.

Исключить указание об исчислении ему срока отбывания наказания с 21 мая 2021 года и зачете в срок наказания времени содержания под стражей с 28 ноября 2020 года по 20 мая 2021 года из расчета соответствия одного дня содержания под стражей одному дню лишения свободы.

Срок отбывания наказания Н. исчислять с 27 августа 2021 года.

На основании п.2 ч.1 ст.75 УК зачесть ему в срок наказания в виде лишения свободы время содержания под стражей с 28 ноября 2020 года по 26 августа 2021 года из расчета соответствия одного дня содержания под стражей полутора дням лишения свободы.

В остальной части приговор оставить без изменения, а апелляционную жалобу – без удовлетворения.

Председательствующий                                                      

Судьи                                                                                     

В очередном выпуске

Мониторинг массовой информации