Верховный Суд
Республики Беларусь

Интернет-портал судов общей юрисдикции Республики Беларусь

+375 (17) 308-25-01

+375 (17) 215-06-00

220020, г. Минск, ул. Орловская, 76

Актуально

  28437 6 декабря 2022  74 1 декабря 2022  1123
О назначении судебного разбирательства по уголовному делу по обвинению Сазанович Я.С., Навоши Д.А., Занемонской В.И., Высоцкой О.В., Богдановича Д.А. в совершении преступлений, предусмотренных ч.3 ст.130, ч.3 ст.203-1 УК Республики Беларусь
21 ноября 2022  1579 14 ноября 2022  872 11 ноября 2022  1203

Определение судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Беларусь от 13.07.2021 по делу № 21У2112/А

3 февраля 2022  321

Дело № 21У2112/А

        А П Е Л Л Я Ц И О Н Н О Е  О П Р Е Д Е Л Е Н И Е

13 июля 2021 года судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Республики Беларусь рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционной жалобе обвиняемого Д. на приговор областного суда от 26 апреля 2021 года, по которому Д. осужден по п.6 ч.2 ст.139 УК к лишению свободы сроком на 14 лет с отбыванием наказания в исправительной колонии в условиях усиленного режима.

На основании ст.107 УК к нему применено принудительное лечение от хронического алкоголизма.

Постановлено взыскать с Д. в пользу потерпевшей В.Ю. денежную компенсацию морального вреда в размере 10 000 рублей и государственную пошлину в доход государства в размере 87 рублей.

По делу разрешены вопросы о процессуальных издержках, вещественных доказательствах и имуществе, на которое наложен арест.

Заслушав доклад  судьи Верховного Суда Республики   Беларусь,  мнение прокурора управления Генеральной прокуратуры Республики Беларусь, полагавшего апелляционную жалобу оставить без удовлетворения, а приговор – без изменения, судебная коллегия

У С Т А Н О В И Л А:

Д. признан виновным в умышленном противоправном лишении жизни другого человека (убийстве), совершенном с особой жестокостью.

В апелляционной жалобе и дополнении к ней обвиняемый указал, что приговор является незаконным и необоснованным.

Не оспаривая своей виновности в причинении смерти В. путем удушения ее веревкой, указывает, что ударов потерпевшей руками, ногами, другими предметами не наносил и не причинял ей указанных в приговоре легких телесных повреждений. Доказательства его виновности в совершении таких действий отсутствуют, а выводы суда об этом основаны на предположениях.

Полагает, что из приговора подлежит исключению указание о причинении им данных телесных повреждений В., и указывает, что это обстоятельство повлекло назначение ему чрезмерно строгого наказания.

Потерпевшая В.Ю. не обосновала свои исковые требования о взыскании с него денежной компенсации морального вреда в размере 10 000 рублей и не представила доказательств, подтверждающих причинение ей физических или нравственных страданий. 

Просит приговор изменить. Исключить указание о нанесении им В. большого количества травмирующих воздействий по различным частям тела, причинившим боль, мучения и страдания, снизив срок назначенного наказания, а также отказать В.Ю. в удовлетворении исковых требований о денежной компенсации морального вреда.

Рассмотрев дело, обсудив апелляционную жалобу, судебная коллегия находит виновность обвиняемого в совершенном преступлении доказанной.

Из показаний обвиняемого при досудебном производстве следует, что 9 ноября 2020 года он в квартире В. распивал спиртные напитки с потерпевшей, ее дочерью В.Ю. и Ш. После того, как последний пошел спать, у него возник конфликт с В., в ходе которого он набросил потерпевшей веревку на шею и стал душить. В это время в комнату вошла В.Ю. и стала бить его по различным частям тела. Однако он продолжал душить В. до тех пор, пока В.Ю. не удалось вырвать веревку из его рук. После этого он ушел, а через некоторое время В.Ю. ему сообщила, что потерпевшая перестала подавать признаки жизни.

Указанные и приведенные в  приговоре  показания  обвиняемого  о  совершении умышленных действий по лишению жизни В. подтверждаются другими доказательствами.

Данные показания Д. согласуются с протоколом оперативно-розыскного мероприятия «слуховой контроль» от 12 февраля 2021 года, зафиксировавшего, что обвиняемый, находясь в СИЗО-2, сообщал сокамерникам, что убийство В. совершил он.

 При исследовании фонограммы указанного оперативно-розыскного мероприятия в судебном заседании Д. подтвердил, что эти события имели место.

 При осмотре места происшествия в квартире обнаружен труп В. с признаками насильственной смерти, фрагменты бечевы, на одном из которых по заключению эксперта выявлен биологический материал потерпевшей.

Согласно выводам экспертов, смерть В. наступила от механической асфиксии вследствие сдавливания органов шеи петлей в период времени с около 19 часов до 22 часов 9 ноября 2020 года.

При исследовании трупа потерпевшей также обнаружены легкие телесные повреждения, не повлекшие за собой кратковременного расстройства здоровья или незначительной утраты трудоспособности, в виде кровоподтеков на правой задне-боковой поверхности грудной клетки, на передне-внутренней поверхности правого предплечья, на задней поверхности левого плеча, на тыльной поверхности левой кисти, два кровоподтека и ссадина на задней поверхности левого предплечья, ссадины на кончике носа, на задне-внутренней поверхности правого предплечья, на задней поверхности правого лучезапястного сустава, кровоизлияния в мягкие ткани свода черепа в левой лобно-теменной области, которые причинены в результате не менее 10 травмирующих воздействий тупых твердых предметов, каковыми могут быть кулаки, ноги и другие тупые твердые предметы.

Возможность развития механической асфиксии в результате сдавливания шеи при обстоятельствах, указанных Д., не исключается. 

Дав оценку всем доказательствам в совокупности, суд пришел к обоснованному выводу о том, что все телесные повреждения, обнаруженные на трупе В., причинены обвиняемым. Вывод суда основан на анализе обстоятельств дела, сопоставлении показаний Д., В.Ю., Ш. и других доказательств.

Из показаний потерпевшей В.Ю., свидетеля Ш. следует, что до исследуемых событий телесные повреждения у В. отсутствовали.

По выводам экспертов указанные легкие телесные повреждения как в своей совокупности, так и каждое в отдельности не могли быть получены при падении с высоты собственного роста, что опровергает предположение в жалобе о возможности их получения потерпевшей в результате падения.

При этом судом достоверно установлено, что насилие к потерпевшей применялось только обвиняемым, а из заключений экспертов следует, что все телесные повреждения, выявленные у В., могли быть причинены в один временной интервал. 

Доказательств, которые свидетельствовали бы о причастности других лиц к этому преступлению, материалы дела не содержат.

Поэтому утверждение в жалобе обвиняемого о меньшем количестве травматических воздействий, применявшихся им в отношении погибшей, следует признать не соответствующим фактическим обстоятельствам дела.

Суд пришел к обоснованному выводу, что, нанося удары руками, ногами, другими предметами, сдавливая шею В., обвиняемый препятствовал доступу воздуха в легкие и осознавал характер своих действий, предвидел неизбежность наступления смерти потерпевшей и желал этого.

Количество причиненных В. телесных повреждений, способы их нанесения в присутствии близкого потерпевшей лица – ее дочери В.Ю. свидетельствуют об умысле Д. на причинение потерпевшим особых страданий, а В. и мучений, что указывает на проявление им особой жестокости.

Правильно суд установил и мотив убийства, которое было совершено на почве личных неприязненных отношений.

В соответствии с выводами экспертов обвиняемый в период времени, к которому относится инкриминируемое ему деяние, обнаруживал и в настоящее время обнаруживает психические расстройства (заболевания) в форме расстройства личности и поведения в результате употребления алкоголя, синдрома зависимости от алкоголя. По своему психическому состоянию во время инкриминируемого деяния мог сознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими.

В состоянии аффекта или ином эмоциональном состоянии, которое лишало бы его способности в полной мере сознавать значение своих действий и руководить ими, не находился.

Как страдающий хроническим алкоголизмом нуждается в принудительном лечении.

Правильность выводов экспертов сомнений не вызывает, поэтому обвиняемый обоснованно признан судом вменяемым в отношении содеянного и к нему правильно в соответствии со ст.107 УК применено принудительное лечение от хронического алкоголизма.

Всесторонне, полно и объективно исследовав имеющиеся по делу доказательства, дав им надлежащую оценку, суд пришел к обоснованному выводу о наличии в действиях Д. состава преступления, предусмотренного п.6 ч.2 ст.139 УК

Данная юридическая квалификация действий обвиняемого является правильной.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, при судебном разбирательстве не допущено.

Наказание назначено Д. в соответствии с требованиями ст.62 УК об индивидуализации наказания, с учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления, всех данных о его личности, отягчающего ответственность обстоятельства, признание которого судом мотивировано в приговоре, соответствует обстоятельствам содеянного и целям уголовной ответственности, а поэтому является справедливым.

Судебная коллегия соглашается с выводом суда первой инстанции о том, что в связи со смертью В. ее дочери В.Ю. причинен моральный вред – глубокие нравственные страдания, связанные с потерей близкого человека.

Согласно ч.2 ст.152 ГК при определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд должен учитывать и степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред.

Также, исходя из требований п.2 ст.970 ГК, размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости.

Разрешая заявленный гражданский иск В.Ю. о взыскании с обвиняемого денежной компенсации морального вреда, суд указанные требования закона выполнил.

Взысканная судом сумма денежной компенсации морального вреда в размере 10 000 рублей отвечает требованиям разумности, справедливости и установлена с учетом понесенных потерпевшей нравственных страданий, связанных со смертью матери, а также иных заслуживающих внимания обстоятельств.

Поэтому утверждение в жалобе о завышенном размере компенсации морального вреда, подлежащей взысканию с Д. в пользу В.Ю., является необоснованным.

В то же время приговор подлежит изменению в связи с изменением законодательства.

Законом Республики Беларусь от 26 мая 2021 года N 112-З "Об изменении кодексов по вопросам уголовной ответственности", вступившим в силу 19 июня 2021 года, внесен ряд изменений и дополнений в Уголовный, Уголовно-процессуальный, Уголовно-исполнительный кодексы.

Так, в соответствии с новой редакцией ст.75 УК при зачете срока содержания под стражей в срок наказания один день содержания под стражей соответствует полутора дням лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии в условиях общего и усиленного режима.

Согласно ч.2 ст.9 УК закон, устраняющий преступность деяния, смягчающий наказание или иным образом улучшающий положение лица, совершившего преступление, имеет обратную силу, то есть распространяется на лиц, совершивших соответствующее деяние до вступления такого закона в силу.

Новый закон подлежит применению к обвиняемому.

Поэтому из резолютивной части приговора подлежит исключению указание об исчислении Д. срока отбывания наказания с 26 апреля 2021 года и зачете в срок отбытого наказания времени содержания под стражей с 10 ноября 2020 года по 25 апреля 2020 года.

Срок отбывания наказания Д. следует исчислять со дня вступления приговора в законную силу.

Надлежит зачесть в срок наказания время содержания обвиняемого под стражей из расчета соответствия одного дня содержания под стражей полутора дням лишения свободы.

В остальной части приговор следует оставить без изменения, а апелляционную жалобу – без удовлетворения.

На основании изложенного, руководствуясь ст.386 УПК Республики Беларусь, судебная коллегия

О П Р Е Д Е Л И Л А:

приговор областного суда от 26 апреля 2021 года в отношении Д. изменить.

Исключить из приговора указание об исчислении Д. срока отбывания наказания с 26 апреля 2021 года и зачете в срок наказания времени содержания под стражей с 10 ноября 2020 года по 25 апреля 2021 года.

Срок отбывания наказания Д. исчислять с 13 июля 2021 года.

В соответствии с пунктом 2 части 1 статьи 75 УК зачесть в срок наказания время содержания Д. под стражей с 10 ноября 2020 года по 12 июля 2021 года из расчета соответствия одного дня содержания под стражей полутора дням лишения свободы.

В остальной части приговор оставить без изменения, а апелляционную жалобу – без удовлетворения.

 

Председательствующий

 

 

Судьи

 

 

 

В очередном выпуске

Мониторинг массовой информации