Верховный Суд
Республики Беларусь

Интернет-портал судов общей юрисдикции Республики Беларусь

+375 (17) 308-25-01

+375 (17) 215-06-00

220020, г. Минск, ул. Орловская, 76

Актуально

  25756 вчера  169
4 августа 2022  795 4 августа 2022  535 4 августа 2022  593 4 августа 2022  595

Постановление Верховного Суда Республики Беларусь от 28.02.2022 по делу № 151АП221/Жн

30 марта 2022  218

ВЕРХОВНЫЙ СУД РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

 ПОСТАНОВЛЕНИЕ

 о рассмотрении жалобы по делу об административном правонарушении

                                                                   28.02.2022                                                                     

Дело №151АП221/Жн

г. Минск

Верховный Суд Республики Беларусь, рассмотрев в открытом судебном заседании жалобу индивидуального предпринимателя К. на постановление экономического суда Брестской области от 18.01.2022 по делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 3 статьи 13.3 Кодекса Республики Беларусь об административных правонарушениях (далее – КоАП), поступившему из инспекции МНС Республики Беларусь по Брестской области,  в отношении индивидуального предпринимателя К., в отсутствие представителей, надлежаще извещенных,

УСТАНОВИЛ:

Постановлением экономического суда Брестской области от 18.01.2022 индивидуальный предприниматель К. (далее – ИП К., предприниматель, заявитель жалобы) признана виновной в совершении административного правонарушения, предусмотренного частью 3 статьи 13.3 КоАП, и на нее наложен штраф в размере 100 базовых величин, что составляет 3 200 рублей, с конфискацией 30 % суммы дохода, полученного от незаконной предпринимательской деятельности, что составляет 10 489,20 рублей.

В поданной жалобе предприниматель ставит вопрос о незаконности и необоснованности вынесенного в отношении нее постановления по делу об административном правонарушении, просит это постановление отменить и дело прекратить, поскольку она не осуществляла предпринимательскую деятельность с привлечением перечисленных в протоколе об административном правонарушении физических лиц и не получала вменяемого ей дохода.

Оспаривая принятое судом решение, ИП К. приводит доводы о том, что она арендовала помещение по ул.Комсомольская, д.00/0 в г.Бресте в целях обеспечения работой своих дочерей, с этой же целью сохраняет статус индивидуального предпринимателя и уплачивает единый налог, хотя сама работает воспитателем в детском дошкольном учреждении с режимом рабочего времени с понедельника по пятницу с 7.30 до 18.00 часов.

Согласно доводам жалобы ИП К. лишь предоставляла арендованное ею помещение в безвозмездное пользование своей дочери Кр. и по ее просьбе – также Л. и О. для осуществления ими собственной деятельности по предоставлению услуг в качестве самозанятых, в каких-либо финансово-хозяйственных отношениях с перечисленными в протоколе об административном правонарушении физическими лицами она не состояла, а об оказываемых ими услугах знала только со слов дочери.

В обоснование своей позиции об отсутствии в ее действиях состава вменяемого правонарушения заявитель жалобы ссылается на решение суда Ленинского района г.Бреста от 29.12.2021, содержание записей в книге замечаний и предложений, уплату О. и Л. в соответствующем периоде единого налога как самозанятыми, а также на объяснения всех физических лиц в части отсутствия их непосредственного контакта с предпринимателем.

Изучив материалы дела, доводы жалобы, суд пришел к следующим выводам.

В соответствии частью 1 статьи 13.9 Процессуально-исполнительного кодекса Республики Беларусь об административных правонарушениях при рассмотрении жалобы (протеста) на не вступившее в законную силу постановление по делу об административном правонарушении суд, должностное лицо, уполномоченные рассматривать жалобу (протест), проверяют законность, обоснованность и справедливость вынесенного постановления по делу об административном правонарушении.

Согласно протоколу об административном правонарушении от 29.12.2021 индивидуальному предпринимателю К. вменяется совершение административного правонарушения, предусмотренного частью 3 статьи 13.3 КоАП, выразившегося в том, что она в период с октября 2020 по 01.11.2021 привлекла для осуществления предпринимательской деятельности 7 физических лиц – Р., О., Л., Ол., Кп., Лс., Г. без оформления с ними трудовых и (или) гражданско-правовых договоров, получив при этом доход в размере 35 114 рублей.

Указанными действиями были нарушены требования пункта 1 статьи 22 Гражданского кодекса Республики Беларусь, пункта 2 Указа Президента Республики Беларусь от 18.06.2005 №285 «О некоторых мерах по регулированию предпринимательской деятельности» (далее – Указ №285) к порядку осуществления предпринимательской деятельности.

Рассмотрев настоящее дело об административном правонарушении, экономический суд Брестской области признал доказанным факт совершения ИП К. правонарушения по части 3 статьи 13.3 КоАП, придя к выводу о ведении ею через привлеченных физических лиц предпринимательской деятельности в нарушение установленного Указом №285 запрета.

Как следует из материалов дела, К. была зарегистрирована индивидуальным предпринимателем с 06.10.2020, а 09.10.2020 ею как арендатором заключен договор аренды №1 с индивидуальным предпринимателем П. (арендодатель), предметом которого выступали нежилые помещения №2 площадью 42 кв.м на первом этаже по адресу: ул.Комсомольская, 00/0 в г.Бресте, с уплатой арендной платы по ставке 15 евро за 1 кв.м (пункты 2, 9 договора).

В помещениях по данному адресу находился салон красоты «N», на входной двери салона размещались сведения об УНП, зарегистрированного за ИП К., в нем имелась книга учета проверок и книга замечаний и предложений, оформленные также на ИП К.

Из книги замечаний и предложений следует, что на поступавшие от клиентов салона «N» жалобы на некачественно оказанные мастерами услуги, ответы давала ИП К., все ответы были одинакового содержания о том, что соответствующие услуги были оказаны физическими лицами, работающими в салоне по договорам аренды и осуществляющими расчет самостоятельно.

В материалы дела предпринимателем представлены договоры безвозмездного пользования на часть нежилого помещения общей площадью 5 кв.м., распложенного по адресу: г.Брест, ул.Комсомольская, 00/0, заключенные ИП К. с Кр. (договор №1 от 01.11.2020), с О. (договор №2 от 01.07.2021) и с Л. (договор №3 от 07.07.2021).

В указанном салоне оказывались услуги: по маникюру и педикюру (мастера Р., О., Кп., Лс.), по наращиванию ресниц (мастера Л., Ол.), парикмахера (мастер Г.).

Будучи неоднократно опрошенными в ходе ведения административного  процесса  в  качестве свидетелей Р., О., Л., Ол., К., Лс. и Г. давали пояснения, которые последовательны, не противоречивы и согласуются между собой, а также с иными доказательствами по делу, относительно их поступления на работу в принадлежащий на законном основании ИП К. салон красоты «N» в качестве мастеров по соответствующему виду услуг и порядка оказания ими этих услуг посетителям данного салона.

Из указанных пояснений усматривается, что их прием в салон красоты «N»   производился  при   посредничестве  дочери  предпринимателя – Кр., надлежащее письменное оформление их приема согласно требованиям законодательства не производилось, самостоятельное ведение ими деятельности не оговаривалось и не предусматривалось, при оказании своих услуг они подчинялись распоряжениям Кр., полностью организовывавшей деятельность данного салона и осуществлявшей контроль за ней, оплата клиентами оказанных услуг производилась в пользу Кр. либо с использованием карт-счета ИП К., то есть все выполняемые Р., О., Л., Ол., К., Лс. и Г. действия не носили самостоятельный характер.

Доводы жалобы о том, что ИП К. не занималась предпринимательской деятельностью, являясь наемным работником в детском дошкольном учреждении, на правильность выводов суда о признании ее субъектом вменяемого правонарушения не влияют, поскольку действующее законодательство не предусматривает обязательность личного ведения предпринимателем своей деятельности либо участия в ней, позволяя привлекать для осуществления такой деятельности на договорной основе ограниченное количество других лиц, в том числе и передавать полномочия по управлению такой деятельностью.

При вынесении обжалуемого постановления суд правомерно исходил из того, что находясь в отношениях близкого родства с предпринимателем, Кр. помимо непосредственного оказания услуг в салоне своей матери также выступала от ее имени при ведении хозяйственной деятельности салона «N», создавая своими действиями обстановку, при которой у любого добросовестного участника гражданских правоотношений не могло возникнуть обоснованных сомнений в наличии у Кр. полномочий представлять законного владельца данного салона, а сама ИП К. сознательно способствовала поддержанию такой видимости, что в силу части второй пункта 1 статьи 183 Гражданского кодекса Республики Беларусь образует представительство из обстановки и лишает заявителя жалобы права ссылаться на отсутствие с данными лицами прямых финансово-хозяйственных, а также трудовых или гражданско-правовых взаимоотношений.

Получение ИП К. дохода от осуществления незаконной предпринимательской деятельности следует как из ее правового положения законного владельца салона красоты «N», так и в связи с получением наличных денежных средств ее представителем либо самим предпринимателем на карт-счет, открытый на имя К., предоставлявшийся клиентам при осуществлении расчетов в безналичной форме, что подтверждено показаниями свидетелей, а также их записями в письменном и электронном виде.

При этом обозначенные в жалобе мотивы, которыми руководствовалась ИП К., регистрируясь индивидуальным предпринимателем, арендуя помещение, уплачивая арендную плату и единый налог по ставке, предусмотренной для предоставления услуг парикмахерскими и салонами красоты, а также последующее распоряжение полученными от осуществления запрещенной деятельности денежными средствами, правового значения для рассмотрения настоящего дела не имеют и на правильность квалификации ее действий по части 3 статьи 13.3 КоАП не влияют.

Что касается доводов о передаче арендованного ею помещения в безвозмездное пользование Кр, Л. и О., которые, по мнению ИП К., самостоятельно предоставляли соответствующие услуги в качестве самозанятых, то они обоснованно не были приняты во внимание как не соответствующие пояснениям самих Л. и О., указывавших на формальное подписание ими таких договоров, и установленному налоговым органом порядку оказания услуг привлеченными физическими лицами в салоне. Кроме того, согласно имеющимся в деле сведениям об уплате единого налога с физических лиц, не осуществляющих предпринимательскую деятельность, по виду деятельности «парикмахерские и косметические услуги, услуги по маникюру и педикюру» такой налог во вменяемом периоде уплачивался лишь в отношении О., за которую необходимые денежные средства вносила Кр.

Решение суда Ленинского района г.Бреста от 29.12.2021, которым Р. отказано в установлении факта трудовых отношений с ИП К., совершение вмененного предпринимателю правонарушения не опровергает. Поскольку фактическое допущение ИП К. к осуществлению приносящей прибыль экономической деятельности перечисленных в протоколе физических лиц налоговым органом достоверно доказано, что влечет признание такой предпринимательской деятельности незаконной и образует состав правонарушения по части 3 статьи 13.3 КоАП, то установление конкретного характера правоотношений, сложившихся между ИП К. и привлеченными ею лицами (являются ли они по своей сути трудовыми либо носят гражданско-правовой характер), выходит за пределы рассмотрения настоящего дела и наличие состава правонарушения не отменяет.

Что касается информации из книги замечаний и предложений, на которую указывает заявитель жалобы в обоснование своих доводов о непричастности к правонарушению, то содержание записей в данной книге определялось самой ИП К., надлежащих доказательств того, что даваемые ей ответы осуществлялись с ведома и согласия физических лиц, услуги которых обжаловались, представлено не было, соответственно такие записи правильно оценены как направленные на поддержание видимости перед третьими лицами самостоятельности деятельности этих лиц.

При таких обстоятельствах, состав вменяемого ИП К. правонарушения установлен, порядок и сроки привлечения ее к административной ответственности не нарушены, а наказание назначено согласно санкции соответствующей статьи КоАП и в определенных ею пределах.

         Принимая во внимание изложенное, оснований для отмены постановления экономического суда Брестской области от 18.01.2022 не имеется.

Руководствуясь статьями 13.9 – 13.11 Процессуально-исполнительного кодекса Республики Беларусь об административных правонарушениях, суд

ПОСТАНОВИЛ:

Постановление экономического суда Брестской области от 18.01.2022 по делу №151АП221 в отношении индивидуального предпринимателя К. оставить без изменения, а ее жалобу – без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу с момента его принятия и может быть обжаловано в порядке, установленном статьей 13.12 Процессуально-исполнительного кодекса Республики Беларусь об административных правонарушениях.

В очередном выпуске

Мониторинг массовой информации