Верховный Суд
Республики Беларусь

Интернет-портал судов общей юрисдикции Республики Беларусь

+375 (17) 308-25-01

+375 (17) 215-06-00

220020, г. Минск, ул. Орловская, 76

Расписание заседаний

Банкротство – мера крайняя: интервью судьи Верховного Суда Республики Беларусь Виктора Шильченка

30 марта 2022  7333

Проект нового Закона Республики Беларусь «Об урегулировании неплатежеспособности» направлен не так давно в Палату представителей Национального собрания Республики Беларусь. В проекте закона реализованы основные требования, поставленные Главой государства, о смещении акцентов на защиту прав предприятий, оказавшихся в сложной финансовой ситуации, снятии излишней нагрузки с судов, возложении координации процесса на Правительство и местные исполнительные и распорядительные органы власти.

Потребность корректировки института экономической несостоятельности назревала давно и обусловлена как наработанной правоприменительной практикой, так и необходимостью создания условий для восстановления экономической деятельности и платежеспособности жизнеспособных предприятий, оздоровлению экономики в целом.

На что нацелен проект закона и что изменится после его принятия недавно в эфире программы «Актуальный микрофон» на Первом канале Белорусского радио рассказал судья Верховного Суда Республики Беларусь Виктор Федорович Шильченок.

Публикуем расширенную версию беседы.

 

-Виктор Федорович, что такое банкротство по действующему законодательству?

 

-Для того, чтобы разобраться, что же сегодня представляет собой институт экономической несостоятельности (банкротства), необходимо обратиться к Закону Республики Беларусь от 13 июля 2012 года «Об экономической несостоятельности (банкротстве)», который действует в настоящее время с учетом последних изменений и дополнений, внесенных в октябре 2016 года.

В этом законе даны определения понятиям банкротства и экономической несостоятельности.

Банкротство — это неплатежеспособность, имеющая или приобретающая устойчивый характер, признанная решением экономического суда о банкротстве с ликвидацией должника – юридического лица, или прекращением деятельности должника – индивидуального предпринимателя.

При этом неплатежеспособность – неспособность в полном объеме удовлетворить требования кредитора (или кредиторов) по платежным обязательствам, а также по обязательствам, вытекающим из трудовых и связанных с ними отношений.

То есть только после вынесения экономическим судом решения по делу об открытии ликвидационного производства юридическое лицо признается банкротом.

В то же время, если по результатам рассмотрения дела экономическим судом установлена неплатежеспособность юридического лица, имеющая или приобретающая устойчивый характер, но принято решение об открытии процедуры санации, то имеет место экономическая несостоятельность юридического лица.

 

 

- Сколько сейчас в производстве экономических судов дел об экономической несостоятельности (банкротстве)? Много ли среди этого числа предприятий, имеющих значение для экономики и социальной сферы страны?

 

- В производстве экономических судов Республики Беларусь в настоящее время находится 1315 принятых к производству дел данной категории. Из них абсолютное большинство - 90% процентов - дела о банкротстве частных организаций и индивидуальных предпринимателей.

В настоящее время осуществляется банкротство 209 индивидуальных предпринимателей. Кроме того, к производству судов в текущем году уже принято 282 дела.

Следует отметить, что за последние пять лет количество находившихся в производстве экономических судов дел данной категории уменьшалось с 5131 дела в 2017 году до 3328 дел в 2021 году. Также фактически в три раза уменьшился остаток неоконченных дел по сравнению с 2017 годом.

Хочу обратить внимание, что традиционно наибольшее количество дел об экономической несостоятельности (банкротстве) рассматривается в экономическом суде города Минска (40%).

Статистическими данными по итогам работы за 2021 год отмечен некоторый рост поступления обращений с заявлениями об экономической несостоятельности (банкротстве) (на 10%). Однако он обусловлен не ростом убыточных предприятий, а неоднократными обращениями с заявлениями одних и тех же субъектов хозяйствования, поскольку первоначально поданные ими заявления возвращались из-за некачественной их подготовки, а по ряду случаев вообще отсутствовали основания для обращения с такими заявлениями.

Если же говорить о находящихся в банкротстве юридических лицах, имеющих значение для экономики и социальной сферы страны, то к таким организациям, как правило, относятся государственные предприятия, организации, имеющие долю государственной собственности в уставном фонде, а также градообразующие и приравненные к ним организации, бюджетобразующие организации. Сейчас в производстве судов находится 123 таких дела. Среди них можно назвать такие известные в свое время субъекты хозяйствования, как «Ковры Бреста», «Витебский комбинат шелковых тканей», «Осиповичский вагоностроительный завод», «Дельта-банк», находящиеся в процедуре ликвидации, а также ряд организаций, находящихся в процедуре санации.

 

- Кто сейчас по действующему законодательству может быть признан банкротом?

 

- В соответствии с Гражданским кодексом и действующим Законом в настоящее время могут быть признаны экономически несостоятельными (банкротами) в судебном порядке юридические лица, являющиеся коммерческими организациями, за исключением казенных предприятий, а также юридические лица, действующие в форме потребительского кооператива либо благотворительного или иного фонда, если они не в состоянии удовлетворить требования кредиторов.

При этом в ГК закреплен общий принцип, что в первую очередь признание юридического лица экономически несостоятельным (банкротом) влечет его санацию, и лишь при невозможности удовлетворить требования кредиторов - ликвидацию.

Также может быть признан экономически несостоятельным (банкротом) в судебном порядке индивидуальный предприниматель, который не в состоянии удовлетворить требования кредиторов, связанные с осуществлением им предпринимательской деятельности.

В предложенном проекте закона данный подход по субъектному составу не изменен. В нем также сохраняется преемственность по лицам, вопрос о неплатежеспособности или банкротстве которых может быть поставлен. Однако существенно изменяются основания и условия для подачи заявления должника о несостоятельности или заявления должника о банкротстве, а также порядок подачи заявлений кредиторами о банкротстве.

 

 

-А чем вообще вызвана необходимость корректировки института экономической несостоятельности?

 

-Эта потребность продиктована как наработанной правоприменительной практикой, так и необходимостью решения задач по созданию условий для восстановления экономической деятельности и платежеспособности жизнеспособных предприятий, оздоровления экономики в целом.

Очень важно, и на это в свое время обращал внимание Глава государства, усилить роль местных исполнительных органов, отраслевых министерств в предупреждении несостоятельности и банкротства как в досудебном порядке, так и при рассмотрении дел данной категории.

По проекту закона функции координации деятельности по финансовому оздоровлению предприятий и организаций переходят к Правительству Республики Беларусь и местным исполнительным и распорядительным органам. Запланирован уход от полного судебного сопровождения. Отраслевые госорганы в отношении подведомственных организаций, исполкомы в отношении коммунальных предприятий и всех санируемых предприятий на своей территории организуют досудебное и судебное оздоровление, дают оценку деятельности управляющих, чьи кандидатуры ими представлены.

 

-Такое внимание со стороны исполнительной власти будет только к предприятиям госсектора?

 

- Не только. И в этом-то и новация. В проекте закона предусматривается, что местные исполнительные и распорядительные органы по ходатайству организаций, не являющихся государственными (или с долей государственной собственности) и находящимися на их территории, согласуют меры по предупреждению несостоятельности и банкротства в отношении таких организаций, мониторинг их исполнения, а также оказывают содействие в реализации таких мер. Кроме того, решение о мерах по предупреждению несостоятельности и банкротства частных организаций эти местные исполнительные органы могут принять самостоятельно, ориентируясь на потребности и интересы региона.

 

-Очевидно, что эти меры - своего рода социальная защита работников таких предприятий, не так ли?

 

- Да, через их реализацию удовлетворяется запрос общества на дополнительную социальную защиту трудовых коллективов. Усиление роли и полномочий местных исполнительных органов в этом процессе как раз направлено на сохранение трудового ресурса и потенциала работников. Согласитесь, что для экономики региона важны все предприятия – и государственные, и частные.

 

- Какими еще полномочиями планируется наделить местные исполнительные и распорядительные органы?

 

- Помимо того, о чем мы уже упомянули, местные исполнительные и распорядительные органы смогут представлять в суд кандидатуру управляющего в производстве по делу о несостоятельности или банкротстве градообразующих или приравненных к ним организаций, не являющихся государственными (с долей государства), а также в отношении организаций, не являющихся государственными (с долей государства) при предварительном согласовании плана санации.

 

- А какие еще социальные гарантии предусмотрены проектом закона?

 

-Как дополнительную гарантию по социальной защите работников можно рассматривать, с моей точки зрения, и обязательное включение в состав комитета кредиторов представителя работников должника. Важность данного положения в том, что теперь в деле управляющий фактически становится подотчетным комитету и собранию кредиторов. То есть через своего представителя работники предприятия смогут контролировать работу управляющего.

 

 

- Санация по-прежнему будет широко распространена как инструмент финансового оздоровления? Как изменится сама процедура санации?

 

- Санация не будет применяться к должникам, у которых отсутствуют финансовые предпосылки оздоровления. В то же время судам будет предоставляться право на утверждение исполнимого и гарантированного плана санации, одобренного государственным органом, которому подчинено предприятие, несмотря на несогласие кредиторов.

В целом для государственных предприятий проектом устанавливается особый порядок начала процедур несостоятельности. Минимальный размер требований кредитора устанавливается в госсекторе в размере 30 тысяч и более базовых величин, в частном секторе – 500 базовых величин. Само начало дела о несостоятельности будет возможно только при условии принятия министерством, концерном или исполкомом решения о нецелесообразности досудебного оздоровления, а также согласования или подачи в суд заявления о несостоятельности.

Важно, что при этом вводится регулярное рассмотрение данными органами согласованных планов санации и ликвидации.

Несостоятельным, а не банкротом, может быть признан должник, который, осознавая тяжесть своего финансового положения, инициировал свою санацию, не дожидаясь обращения кредиторов в суд с заявлением о его банкротстве.

 

-Какова дальнейшая судьба предприятия после процедуры санации, если она оказалась неуспешной. Когда происходит ликвидация?

 

- По проекту Закона экономический суд, рассмотрев заявление должника о несостоятельности, при наличии оснований выносит решение о признании должника несостоятельным и введении санации на срок, не превышающий тридцати шести месяцев. Срок санации может быть продлен судом по ходатайству управляющего, государственного органа, согласовавшего план санации должника, в том числе при утверждении изменений и (или) дополнений в план санации, но не более чем на двадцать четыре месяца.

После того как прошла санация должника и подведены итоги санации, экономический суд вправе прекратить производство по делу о несостоятельности, либо принять решение о признании должника банкротом и об открытии ликвидационного производства, либо определение о продлении срока санации, которые могут быть обжалованы (опротестованы).

При этом экономическим судом выносится решение о признании должника банкротом, если собранием кредиторов принято решение о заявлении в суд ходатайства об открытии ликвидационного производства, а такое решение может быть принято, если санация оказалась неуспешной и оснований для продления санации не имеется.

 

-На Ваш взгляд, стоит ли прилагать массу усилий всех заинтересованных, чтобы предприятие, оказавшееся на грани банкротства, спасти? Всегда ли это выгодно экономически? Не проще ли сразу избавиться от бесперспективных активов?

 

-Универсального ответа на данный вопрос по каждому должнику нет. Так как финансовое состояние должников, перспективы оздоровления в силу объективных обстоятельств различны, поэтому именно собственники организаций должны в первую очередь должны определиться с судьбой своих организаций. Задача при проведении процедур оздоровления состоит в том, чтобы предложенные бизнес-планы были исполнимы, реалистичны. Однако, когда в сложном финансовом положении оказываются государственные организации, организации частной формы собственности, имеющие значение для конкретного региона, которые обеспечивают занятость и производство, то в таких случаях, конечно, необходимо приложить максимум усилий, чтобы сохранить организации, трудовые коллективы, учитывая мнение местных органов власти.

 

- Поднимая сегодняшнюю тему, нельзя не затронуть банкротство сельскохозяйственных организаций.

 

- Да, действительно, такие дела находятся на особом контроле, учитывая значимость данных организаций для сельскохозяйственных регионов нашей страны.

По данным судебной статистики на начало марта текущего года в производстве экономических судов находилось 24 дела об экономической несостоятельности (банкротстве) сельскохозяйственных организаций.

При этом одна сельхозорганизация находится в процедуре санации, по 19 открыто ликвидационное производство, по остальным назначены судебные разбирательства.

Также осуществляется банкротство 9 крестьянских (фермерских) хозяйств.

В последнее время количество должников данной категории в экономических судах уменьшилось, да и по областям их количество различно.

Для поддержки сельскохозяйственных организаций Главой государства были в свое время приняты Указ № 253 от 04.07.2016 «О мерах финансовому оздоровлению сельскохозяйственных организаций» и Указ № 399 от 02.10.2018 «О финансовом оздоровлении сельскохозяйственных организаций». Само название этих законодательных актов говорит о их направленности.

После принятия первого из упомянутых указов на конец 2017 года процедуру оздоровления (санации) проходило 80 сельскохозяйственных организаций, а в отношении 21 организации было открыто ликвидационное производство.

Вместе с тем каждый регион исходя из показателей работы самостоятельно определял сельскохозяйственные организации, в отношении которых необходимо было применение судебной процедуры.

Например, в Гомельской области принято решение не включать в указанный перечень сельскохозяйственные организации, ограничившись внесудебными процедурами, а в Гродненской области в указанный перечень было включено 30 сельхозорганизаций.

Применение Указа № 253 с введением судебной процедуры экономической несостоятельности (банкротства) в отношении ряда убыточных сельскохозяйственных организаций позволило части организаций, в отношении которых принималось решение о санации, продолжить свою хозяйственную деятельность с учетом разработанных бизнес-планов. Тем самым была оказана поддержка со стороны государства и предоставлена возможность восстанавливать свою платежеспособность с сохранением производства.

С принятием Указа №399 вводились дополнительные внесудебные инструменты и механизмы оздоровления неплатежеспособных сельскохозяйственных организаций, предусматривающие реструктуризацию задолженности.

Санируемые сельскохозяйственные организации, которые не имели задолженности перед государственным внебюджетным фондом социальной защиты населения (за исключением пени, штрафов), подлежали включению в перечень неплатежеспособных сельскохозяйственных организаций, подлежащих финансовому оздоровлению. Данные перечни согласно Указу №399 утверждались облисполкомами.

То есть часть сельскохозяйственных организаций, включенных в перечень, получила возможность продолжить свою деятельность согласно разработанным бизнес-планам во внесудебном порядке, так как производство по делам об экономической несостоятельности (банкротстве) в этом случае подлежало прекращению.

Благодаря поддерживающим законодательным мерам часть сельскохозяйственных организаций вышли из процедуры банкротства и продолжили свою деятельность.

Следует отметить, что, конечно, не всегда удается сохранить организацию в том виде, в котором она приходит в банкротство, но цель процедуры банкротства, напомню, прежде всего сохранить производство и трудовые коллективы. Ведь зачастую эти организации в небольших населенных пунктах являются единственными, обеспечивающими занятость населения и поддерживающими инфраструктуру местности. Поэтому важность их банкротства с участием местных исполнительных и распорядительных органов, от которых во многом тоже зависит судьба этих предприятий, чрезвычайно высока.

Именно на это, я повторюсь, и направлен проект закона – на усиление значения и роли местных исполнительных органов и отраслевых министерств.

 

 

-В деле об экономической несостоятельности (банкротстве) важна роль антикризисного управляющего. Останется ли процессуальный контроль суда за деятельностью антикризисного управляющего в новом законе? Какие новшества появятся в работе антикризисных менеджеров?

 

- Я бы отметил, что суд и сейчас не является контролирующим органом. Экономический суд в деле о несостоятельности или банкротстве, в первую очередь, призван осуществлять защиту прав и законных интересов лиц, участвующих в деле, путем осуществления правосудия. В связи с этим в деле суд контролирует ход судебного разбирательства и разрешает возникающие в деле споры (жалобы), в том числе на действия управляющего.

Орган государственного управления по делам о несостоятельности и банкротстве осуществляет контроль за соблюдением управляющими требований законодательства об урегулировании неплатежеспособности.

Проектом закона устанавливаются принципы системы вознаграждения управляющих, мотивирующие на восстановление предприятия в санации, а при отсутствии экономических предпосылок – на реализацию предприятия инвестору с сохранением производства. 

Кроме того, совершенствуется деятельность юридических лиц-управляющих в целях повышения качества их работы и недопущения ухода от ответственности вследствие недобросовестности. Новацией является и обязанность получения аттестата управляющего не только для руководителя, но и для ключевых работников такого юридического лица.

Вводится запрет на передачу полномочий руководства деятельностью юридического лица – управляющего и полномочий управляющего в делах о несостоятельности и банкротстве.

Управляющий становится подотчетен собранию (комитету) кредиторов, а в случае его представления государственным органом также этому органу.

 

Источник фото: РИА новости

 

-В некоторых странах уже довольно давно действует институт банкротства физических лиц. Еще пару лет назад, обсуждая возможность этого нововведения у нас, мы говорили, что в нашей стране это не востребовано. Как обстоят дела сегодня? Возможно ли банкротство физлиц (не индивидуальных предпринимателей) в Беларуси? Каково Ваше мнение?

 

-В настоящее время в России, в некоторых странах восточной Европы действительно введен институт банкротства в отношении физических лиц. Для введения такого института необходимо изучить в целом экономические показатели по стране. Отмечу, что для нашей страны до недавнего времени характерен был низкий уровень неплатежеспособности (закредитованности населения), имелась хорошая культура возврата долгов, что отмечалось в том числе международными экспертами всемирного банка. Думаю, что вводить институт банкротства физических лиц сегодня преждевременно.

 

- Новый закон будет называться «Об урегулировании неплатежеспособности». Из названия исключено слово «банкротство». С чем это связано?

 

- Такое изменение названия закона не случайно. Потребностью общества является наличие работающих организаций (предприятий), которые обеспечивают занятость и доход людям, а государству - налоги. Однако в силу разных причин вести эффективно бизнес получается не всегда и не у всех субъектов хозяйствования. Цивилизованное правовое регулирование выхода субъектов предпринимательской деятельности из сложного финансового состояния как раз и призван обеспечить институт неплатежеспособности.

Глобальная цель при этом - улучшение финансового положения должника до такого состояния, которое позволит ему рассчитаться с кредиторами полностью или частично, а если это не удалось, то наиболее справедливое распределение ограниченных, недостаточных средств должника между кредиторами.

Практика применения действующего закона показала, что содержащиеся в нем нормы не всегда и не в полном мере позволяли эффективно решать обозначенные задачи. В большинстве случаев на практике подача заявления об экономической (несостоятельности) банкротстве приводит к ликвидации юридических лиц.

Поэтому изменение названия проекта Закона призвано подчеркнуть приоритет включаемых в законопроект норм по принятию в первую очередь своевременных мер по финансовому оздоровлению предприятий и организаций. То есть основная задача - предупредить несостоятельность и банкротство, в том числе во внесудебном порядке, а если это не получится, то принять меры, направленные на сохранение деятельности организации и производства.

Меняется также и роль экономического суда. Должна повыситься оперативность рассмотрения дел данной категории, сама процедура будет более прозрачна и публична.

Таким образом, изменено не только название закона, меняется идеология и подход к экономической несостоятельности (банкротству).

Процедура оздоровления предприятий будет менее сложной, поскольку состоится уход от полного судебного сопровождения, начиная от непосредственного рассмотрения дела о несостоятельности и заканчивая реализацией уже принятого судебного решения. Несомненно, это скажется на повышении оперативности экономического правосудия и позволит снизить судебную нагрузку.

В то же время за экономическими судами сохраняется функция разрешения вопросов, которые могут возникать на стадии санации или ликвидационного производства между кредиторами и управляющими.

Фактически процедура банкротства станет публичной и подконтрольной обществу в лице трудовых коллективов, кредиторов и собственников.

 

Подготовлено Юлией Лясковой

В очередном выпуске

Мониторинг массовой информации