Верховный Суд
Республики Беларусь

Интернет-портал судов общей юрисдикции Республики Беларусь

+375 (17) 308-25-01

+375 (17) 215-06-00

220020, г. Минск, ул. Орловская, 76

Расписание заседаний

Интервью первого заместителя Председателя Верховного Суда Республики Беларусь Валерия Калинковича информагентству «БелТА» в преддверии заседания Пленума

6 октября 2021  1333

30 сентября 2021 года состоится заседание Пленума Верховного Суда Республики Беларусь.

На рассмотрение Пленума вынесено сразу несколько значимых вопросов применения судами гражданского и уголовного законодательства.

Пленум рассмотрит вопросы:

  • применения судами законодательства о материальной ответственности работников за ущерб, причиненный нанимателю при исполнении трудовых обязанностей;
  •  судебной практики по делам о преступлениях против интересов службы (ст.ст. 424–428 УК) и по делам о взяточничестве.

Такой подход обусловлен многочисленными изменениями на протяжении последнего времени трудового, уголовного, уголовно-процессуального законодательства, требующими актуализации правоприменительной практики. Верховным Судом изучена и обобщена соответствующая судебная практика и в целях правильного и единообразного применения законодательства Пленум Верховного Суда Республики Беларусь даст судам соответствующие разъяснения.

В преддверии заседания Пленума публикуем интервью первого заместителя Председателя Верховного Суда Республики Беларусь Валерия Леонидовича Калинковича информагентству «БелТА»

О работе судов в пандемию, тонкостях трудовых споров и коррупционных делах

Валерий Калинкович

Валерий Калинкович

Первый заместитель председателя Верховного Суда Республики Беларусь

В конце сентября после длительного перерыва, связанного с коронавирусной пандемией, состоится очередное заседание Пленума Верховного суда. В повестке дня сразу несколько глобальных вопросов. Одновременно будут даны разъяснения как по гражданскому, так и по уголовному судопроизводству. Чем вызвана такая необходимость, а также в целом о том, как белорусская судебная система справляется с вызовами времени, в интервью корреспонденту БЕЛТА рассказал первый заместитель председателя Верховного суда Валерий Калинкович.

 

 

Пандемия не остановила развитие судебной системы

 

 

- Прежде чем перейти непосредственно к теме Пленума, задам несколько вопросов на злобу дня. Как работают суды общей юрисдикции в условиях распространения COVID-19?

 

- На работе судов, как и жизни всего общества, пандемия, естественно,отразилась. Мы подготовили план действий, систему мер, чтобы предупредить распространение инфекции и среди работников, и среди посетителей судов. В зданиях обязателен масочный режим. Залы судебных заседаний наполняются с учетом рекомендаций Минздрава по рассадке, поэтому мы вынуждены несколько ограничивать количество потенциальных слушателей на процессах. Пандемия сказывается и на организации работы: несколько участились случаи отложения судебных разбирательств, приостановление производства по делам из-за длительной болезни участников процесса.

 

С другой стороны, такой режим делает более востребованными (при наличии к тому оснований) средства удаленного доступа для участия в судебных заседаниях. В основном это касается экономических судов, где у сторон больше таких возможностей. И в первой инстанции, и при апелляции, и в Верховном суде при рассмотрении экономических дел стороны достаточно часто удаленно подключаются к заседанию.

 

Можно сказать, в целом мы справляемся. В 2020 году в небольших районных судах было несколько случаев, когда приходилось на несколько дней приостанавливать рассмотрение дел, поскольку большинство трудового коллектива было на больничном или в изоляции в качестве контактов первого уровня. В этом году, насколько мне известно, таких ситуаций не возникало.

 

 

- Судам пришлось столкнуться и с другим вызовом. В связи с общественно-политическими событиями прошлого года внимание к судебной власти особенно пристальное.

 

- Действительно, повышенное внимание к работе судов было вызвано рассмотрением административных и уголовных дел, связанных с протестной активностью. Ряд судов, как правило города Минска и Минской области, некоторых других регионов, в прошлом году испытал повышенную нагрузку: увеличилось число дел об административных правонарушениях против общественного порядка, а также связанных с несанкционированными массовыми мероприятиями, неповиновением законным требованиям должностных лиц.

 

Наша статистика за первое полугодие 2021 года свидетельствует: судебная нагрузка фактически вернулась к той, которая наблюдалась за аналогичный период прошлого года. На том же уровне осталось и количество рассмотренных судами уголовных дел. Практически не изменилась структура назначаемых судами наказаний, в числе которых преобладают не связанные с лишением свободы.

 

Что касается дел об административных правонарушениях, их число серьезно сократилось по сравнению с первым полугодием 2020 года. Основные категории правонарушений, которые традиционно составляли основу судебной нагрузки по этому направлению, прежние: бытовые проявления в виде причинения легких телесных повреждений, мелкое хулиганство, мелкое хищение.

 

Несколько снизилось количество поступивших на рассмотрение гражданских споров. В их основе - те насущные вопросы и проблемы, с которыми люди порой не могут, к сожалению, разобраться сами. По-прежнему это разводы, имущественные, жилищные, алиментные споры, трудовые конфликты.

 

Аналогичная ситуация и в экономическом правосудии: число поступивших в экономические суды обращений несколько уменьшилось по сравнению с первым полугодием 2020 года. При этом немного подросло количество обращений по процедурам банкротства, но это достаточно сложное и длительное производство. Незначительный прирост по административным правонарушениям в сфере экономики - всего на 500 дел.

 

Статистические показатели, которые у нас традиционно характеризуют качество работы судов, в принципе не ухудшились по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Можно констатировать, что, несмотря на все вызовы современности, судебная система продолжает работать стабильно, уверенно, строго выполняя свои задачи.

 

Конечно, делать это нашим людям приходится в условиях, как вы говорите, повышенного внимания. К сожалению, порой такое внимание приобретает характер полного беззакония со стороны деструктивных сил. За 2020 год и первое полугодие 2021-го мы имеем серьезный всплеск таких преступлений, как оскорбление судей и членов их семей. В основном это политизированное и, откровенно говоря, бескультурное давление. Нецензурная ругань в социальных сетях и Telegram-каналах свидетельствует о недостатке культуры тех людей, которые этим занимаются.

 

Впрочем, были проявления и серьезнее. В прошлом году отмечены три случая, а в этом два, когда повреждалось или портилось имущество судей - автотранспорт, кому-то забор раскрасили, нанесли нецензурные надписи. Правоохранители этими ситуациями занимаются, есть конкретные уголовные дела, выявлены виновники. Некоторые дела суды уже рассматривают.

 

И судейский корпус, и работники аппарата судов с достоинством выдерживают давление, проявления хамства. Они четко ориентированы на выполнение своего служебного долга. Константу нашей работы составляют четкое и внимательное отношение к людям, осуществление правосудия с хорошим качеством и в разумные сроки, обеспечение доступности для обращения человека в суд, эффективная проверка судами вышестоящей инстанции законности и обоснованности вынесенных решений.

 

 

- Судебная система уверенно двигается вперед. Какие достижения вы бы отметили?

 

- С этого года запустили в работу очень серьезный модуль - Единый информационный модуль судов общей юрисдикции, связанный с судебным делопроизводством. Сегодня каждое движение по каждому рассматриваемому в судах делу отражается не в бумажных журналах, карточках, к которым многие привыкли, а в компьютерной системе. Благодаря этому практически в режиме реального времени мы имеем полную картину по движению того или иного дела, можем определить, не лежит ли оно без внимания неоправданно длительный срок. Это дисциплинирует наших работников и способствует лучшему пониманию того, что происходит у спорящих сторон.

 

В прошлом году были внесены очень важные поправки в процессуальное законодательство. Теперь не только экономические суды, в которых это было раньше, но и суды районного и областного звена могут фиксировать ход судебного процесса либо в аудио-, либо в аудиовидеорежиме, с составлением не длинного бумажного протокола, а краткого документа, который представляет собой аннотацию сделанной записи. Систему записи не обманешь. Это не только дисциплинирует всех, кто к правосудию причастен, - и суд, и стороны, и прокурора, и адвоката, - но и устраняет возможность для необоснованных нареканий на суды. Более того, это значительно облегчает рассмотрение дела вышестоящими судами.

 

Мы расширяем возможности нашей информационной системы в плане взаимодействия с информационными системами других госорганов страны. В частности, в этот список добавился Фонд социальной защиты населения, Единый государственный регистр юридических лиц и индивидуальных предпринимателей (ЕГР). Так суды могут проще и быстрее получить информацию для разрешения конкретных дел.

 

Развиваются возможности интернет-портала судов общей юрисдикции. Например, добавилось расписание заседаний по всем судам. Это было непросто, но мы все же запустили его.

 

По инициативе Верховного суда было изменено законодательство по уплате госпошлины. Предоставлена возможность оплачивать госпошлину потенциальным участникам процесса, в том числе физическим лицам, через ЕРИП. Это не только избавило людей от необходимости собирать бумажные квитанции и носить их с собой, боясь потерять, но и открыло новые возможности для субъектов хозяйствования при обращении в экономические суды. Теперь весь пакет документов, включая сведения об уплате госпошлины, можно предоставить в экономический суд по интернету. Статистика свидетельствует, что такой способ субъекты хозяйствования выбирают все чаще.

 

 

 

Суды нацелены на мирное урегулирование споров

 

 

- Какие меры по снижению судебной нагрузки, на ваш взгляд, наиболее эффективны? Часто ли применяется медиация? В целом нацелены ли суды на мирное урегулирование споров, использование примирительных процессуальных механизмов?

 

- У нас, к сожалению, институт досудебной медиации пока не получил широкого распространения. Мы не можем никого заставить пойти в медиацию. Можем лишь предлагать людям сесть, поговорить и выяснить, есть ли точки соприкосновения, чтобы обойтись без судебных разбирательств.

 

Окончить судебное дело миром можно и на стадии судебных разбирательств. За первое полугодие суды освободили от уголовной ответственности 620 человек, в том числе по 241 делу - в связи с примирением обвиняемого и потерпевшего. Еще по 198 делам до примирения не дошло, но суды за преступления небольшой и средней тяжести нашли возможность вместо уголовного наказания оштрафовать виновного. Казалось бы, штраф предусмотрен и Уголовным кодексом, но, если человек освобождается от уголовной ответственности, он не получает судимости - правовые последствия такого взыскания гораздо мягче.

 

За полугодие прекращено 8,13 тыс. гражданских дел в связи с отказом истца от иска. Речь о ситуациях, когда иск предъявлен, но противная сторона удовлетворила требования истца, не дожидаясь судебного решения, и конфликт урегулирован. Более чем по 2,5 тыс. судебных споров заключены мировые соглашения. В совокупности это свыше 10 тыс. потенциальных споров и конфликтов, которые на стадии судебного разбирательства были урегулированы, как мы надеемся, к обоюдному удовлетворению сторон.

 

Что касается экономических споров, за полугодие в результате примирительных процедур, которые проводят сами экономические суды, заключено 825 соглашений о примирении, 155 мировых соглашений, больше чем по сотне дел истцы отказались от исков. То есть более 1 тыс. спорных ситуаций урегулированы мирно.

 

- Согласно последним поправкам в уголовное законодательство, некоторые дела могут разрешаться при помощи медиативной процедуры. Есть ли данные, сколько медиаций уже проведено?

 

- В уголовном праве это достаточно серьезная новелла. Мы пока не имеем на этот счет особой статистики. Вообще медиация любит тишину. Потому что речь о том, чтобы и совершивший преступление осознал свою неправоту, в результате медиации добровольно принял на себя обязательства загладить вред, и пострадавший от преступления простил своего обидчика. На практике это и раньше встречалось, только не называлось медиацией. С этим связаны вопросы возмещения вреда, сглаживания последствий преступления.

 

Более того, в моем понимании этот институт должен иметь первостепенное значение именно на досудебных стадиях, когда уголовное дело еще только родилось, когда социальный конфликт гораздо быстрее должен быть урегулирован. Уголовное дело при такой медиации (я не говорю, конечно, о серьезных преступлениях), в нашей системе уголовного процесса, по сути, и до суда-то в этом случае доходить вряд ли должно.

 

 

 

Споры о коллективной материальной ответственности одни из сложнейших

 

 

- Давайте подробнее поговорим о теме Пленума. В повестке сразу несколько глобальных вопросов. Это редкость, когда Пленум одновременно рассматривает вопросы и гражданского, и уголовного судопроизводства. Чем обусловлен такой подход?

 

- Нигде не регламентировано, сколько вопросов выносить на Пленум. Некогда два вопроса на Пленуме было практически нормой. Это было в начале XXI века, когда значительно обновилась законодательная база и нам приходилось принимать очень много практически новых постановлений.

 

Сейчас оба вопроса - касаемо трудового законодательства и применения законодательства о борьбе с коррупцией - стали результатом планового изучения судебной практики. В последние годы в наше законодательство - и трудовое, и уголовное, в акты по борьбе с коррупцией - неоднократно вносились изменения. Одна из задач Верховного суда, определенная законом, как раз в том, чтобы анализировать судебную практику и при необходимости давать в порядке судебного толкования разъяснения по применению законодательства. Практика и по одному, и по другому вопросу изучалась с учетом обновленного законодательства. Результаты показали, что ряд вопросов нуждается в разъяснении именно на Пленуме Верховного суда.

 

Тем более по всей тематике, которая будет рассматриваться, действующие постановления Пленума принимались достаточно давно, в условиях несколько другого законодательства. С того времени и жизнь, и правовая мысль ушли достаточно далеко вперед. Поэтому эти два вопроса решено вынести на Пленум, и мы в этом ничего чрезвычайного не видим.

 

- Планируется рассмотреть вопрос применения судами законодательства о материальной ответственности работников за ущерб, причиненный нанимателю при исполнении трудовых обязанностей. Почему тема стала актуальной?

 

- Это один из сложнейших разделов трудового законодательства. Нормативное регулирование двоякого направления. С одной стороны, наниматель как субъект, который занимается производственной и не только деятельностью, должен реализовать свое право на возмещение ущерба, если работник умышленно или по неосторожности такой вред причинил. С другой стороны, законодательство о труде содержит целую систему мер, которые защищают работника от необоснованных материальных претензий нанимателя. Как раз по всей этой палитре нормативного регулирования в 2019 году в Трудовой кодекс были внесены серьезные изменения, в том числе после анализа судебной практики. Верховный суд участвовал в подготовке этого законопроекта, мы также вносили предложения. Надо посмотреть, как эти новеллы сегодня работают и какие из них вызывают на практике больше всего трудностей и у судов, и у сторон.

 

 

Казалось бы, в масштабе страны дел этой категории совсем не много: ежегодно в суды поступает 2,5 тыс. Тем не менее они всегда отличались повышенной сложностью. Суду приходится вникать в тонкости чисто трудовых взаимоотношений между нанимателем и работником по условиям контрактов, соглашений и допсоглашений.

 

Как показывает практика, далеко не всегда наниматели обеспечивают четкость правовых документов, которые регулируют взаимные права и обязанности. Потом очень сложно разобраться, кто все-таки должен отвечать за причиненный вред - то ли работник, то ли его начальник, то ли вообще руководитель того или иного субъекта хозяйствования. Когда вопросы материальной ответственности в контрактах и коллективных договорах прописаны размыто, каждая сторона трактует их в свою пользу. Суд должен все проанализировать и рассудить спор, а это не всегда просто.

 

Есть разные виды материальной ответственности работника перед нанимателем: индивидуальная и коллективная (бригадная). Споры, в которых фигурирует коллективная ответственность, одни из наиболее сложных при рассмотрении. Такая ответственность предполагает, что члены коллектива должны друг другу доверять, но и проверять. В ряде случаев с "доверять" все нормально, а с "проверять" - не очень. И потом, когда работникам магазина предъявляется сумма недостачи, все начинают перекладывать вину друг на друга. Закон предусматривает определенный алгоритм расчета подлежащего возмещению вреда, если при этом, конечно, наниматель создал работникам соответствующие условия для сохранности имущества.

 

Закон четко определил, что представляет собой сам вред, который подлежит возмещению, - это реальный ущерб (дано такое законодательное определение). Благодаря этому меньше поводов для интерпретаций. Закон достаточно четко обозначил, что является ущербом, установлены подходы к его исчислению. В ст.400 Трудового кодекса определено противоправное поведение работника, вокруг которого раньше также было немало споров. Закон в этой части стал более конкретным, он облегчает жизнь правоприменителю.

 

Сегодня Трудовой кодекс предусматривает общие правила о презумпции невиновности работника в причинении вреда. По общему правилу наниматель, который предъявляет иск к работнику, должен доказать, что тот виноват в нанесении ущерба. Только в ряде случаев, при той же коллективной материальной ответственности, уже работник должен доказывать отсутствие своей вины.

 

Кроме того, между действиями работника, обусловленными именно исполнением трудовых обязанностей, и наступлением ущерба должна быть прямая причинная связь. Суд должен проверить доказательства нанимателя и сказать, действительно ли такая связь есть. В ряде случаев Трудовой кодекс предусматривает ограниченную материальную ответственность работника, причем она может устанавливаться и в коллективном договоре, и в соглашениях. Эти нюансы также надо учитывать при разрешении таких дел.

 

Учитывая обстоятельства причинения вреда, суд может снизить размер возмещения, но это должно быть мотивировано обстоятельствами. Например, наниматель в плане организации работы чего-то не сделал или были какие-то причины, которые не являются извинительными, но не позволили работнику принять все меры для сохранности имущества.

 

У нанимателя есть и другие механизмы возместить ущерб, причиненный работником. Если сумма не превышает трех месячных заработков сотрудника, наниматель может издать приказ об удержании с него этой суммы. Тогда уже несогласный работник вправе обратиться в суд и отстаивать свою, как он считает, невиновность в причинении вреда.

 

Есть вопросы, связанные с материальной ответственностью руководителей. Например, это касается случаев, когда ущерб причинен незаконным увольнением человека, которого впоследствии суд восстановил на работе и которому взыскали зарплату за вынужденный прогул. Естественно, такие суммы идут субъекту хозяйствования в убыток. Встает вопрос, кто за них должен отвечать. Ущерб может быть нанесен неверными управленческими действиями или решениями руководителя, что в итоге привело к утрате имущества. Условно говоря, построили склад, забыли закрыть на замок, и из этого склада все вынесли. Не исключено, что в этом случае виноват руководитель.

 

В разработке постановления Пленума участвуют наши ведущие ученые, представители иных государственных органов, в компетенции которых решать в данном случае трудовые вопросы. Предполагается, что действующее постановление по этой теме будет обновлено. Новая редакция будет соответствовать законодательству, которое действует сегодня, и тем запросам, которые судебная система и общество предъявляют к высшей судебной инстанции.

 

 

- Какие тенденции выявлены в результате анализа и обобщения судебной практики по трудовым спорам?

 

- Недостатки в деятельности нанимателя, причины, по которым работники причиняют вред своим нанимателям, ошибки, которые выявляются в деятельности администрации субъектов хозяйствования при оформлении трудовых отношений, а потом при решении материальных вопросов, достаточно типичны. Это может быть связано с тем, что не все субъекты хозяйствования желают тратиться на должное юридическое сопровождение своей работы. В кадровой службе должен быть как минимум один специалист по трудовому законодательству, чтобы понимал все тонкости и вовремя подсказывал руководству, как правильно поступать. Хорошо, если руководство этого юриста будет слышать. С другой стороны, работник, который наряду с другими принимает коллективную материальную ответственность за материальные ценности, должен понимать: если кто-то из коллег окажется нечистым на руку, вполне возможно, что отвечать за его действия в материальном плане придется всем. Некоторые этому удивляются.

 

По большому счету, чтобы все стороны понимали свои права и обязанности, нужен нормальный правовой ликбез. Кстати, это интервью я как раз рассматриваю как возможность обратить внимание людей: прежде чем документ подписывать, надо его прочитать, если не понял, то вникнуть. Ничего зазорного в этом нет. Человек, вступая в любые правоотношения, должен сначала для себя прояснить все позитивные и негативные стороны того решения, которое он принимает.

 

 

Не следует экономику регулировать Уголовным кодексом там, где это должны делать креативные менеджеры

 

 

- На заседании Пленума планируется принять сразу два постановления по практике применения судами уголовного и уголовно-процессуального закона при рассмотрении дел о коррупционных преступлениях. Расскажите подробнее об этих проектах.

 

- Первоначально серьезно изучалась не только судебная, но и следственная практика. В этом участвовали и Следственный комитет, и Генпрокуратура. Здесь мы также имеем дело с несколько обновившимся законодательством.

 

Вопросы и предварительного расследования, и судебного рассмотрения дел о преступлениях, связанных с коррупцией, одни из наиболее сложных в уголовном судопроизводстве. Помимо того, было ли само преступление, необходимо детально устанавливать и правильно определять статус обвиняемого. Нужно выяснить, является ли обвиняемый должностным лицом, каков круг его полномочий, как он должен был действовать в той или иной управленческой ситуации в соответствии с требованиями нормативных актов, которыми руководствовался, по каким причинам от этих требований отступил, каковы последствия этого отступления и мотивы. Если говорить о таких преступлениях, как злоупотребление служебными полномочиями, их превышение, то необходимый элемент состава преступления - использование своих служебных полномочий вопреки интересам службы в разных формах, при разных квалифицирующих признаках.

 

По этим вопросам есть два действующих постановления Пленума. Одно - по делам о взяточничестве - было принято еще в 2003 году. А постановление о преступлениях против интересов службы - в 2004-м. В них на протяжении прошедших лет по мере обновления законодательства, конечно, вносились технические изменения и дополнения, но настало время комплексно пересмотреть эти два постановления. Их также предлагается изложить в новых редакциях, уделив особое внимание проблемам, которые наиболее важны при рассмотрении таких дел и представляют, как показывает обобщение, наибольшую сложность на практике. Например, имело ли место получение взятки или это все-таки другое противозаконное деяние, которое совершается без использования служебных полномочий должностного лица.

 

Дела о коррупционных преступлениях особенно сложны. Приходится вникать в тонкости трудовых, производственных и управленческих процессов почти во всех сферах экономики - начиная от сельского хозяйства до биржевой торговли нефтепродуктами. Было у нас и такое дело, и, для того чтобы его рассмотреть, суду пришлось изучать формирование котировок на международных биржах. Необходимо было понять, имеют ли под собой почву обвинения в том, что руководитель предприятия получал откаты.

 

 

В проекте постановления Пленума предлагаются общие алгоритмы, которые должны помочь правоприменителям правильно мыслить и приходить к выводам, которые основаны на законе и на материалах дела. Например, опеределять, когда имеет место получение взятки, а когда простое мошенничество, в том числе с участием должностного лица.

 

В целом коррупционные преступления одни из наиболее латентных. Без содействия тех, кто дает взятки, их очень трудно выявлять. Недаром предусмотрено освобождение от ответственности взяткодателя, в отношении которого имело место вымогательство взятки. Впрочем, сегодня закон пошел несколько дальше. Примечание к ст.431 УК несколько поменялось. Раньше, чтобы давший взятку освобождался от ответственности, достаточно было добровольно заявить о содеянном. Сегодня требуется еще и активно способствовать раскрытию или расследованию этого преступления. То есть человек не просто должен сообщить, что дал взятку, а принять меры, чтобы изобличить взяткополучателя. Хотя решения об освобождении от ответственности принимаются практически во всех случаях на досудебных стадиях, суд, рассматривая такое дело, должен понимать, что произошло при предварительном следствии.

 

Если говорить о таких преступлениях, как злоупотребление служебными полномочиями, превышение служебных полномочий, бездействие должностного лица (это основная триада коррупционных преступлений), предполагается дать развернутые разъяснения по самому понятию превышения власти. Здесь необходимо разграничивать корыстную либо в сугубо личных целях незаконную административную деятельность и попытки решить экономические проблемы смелыми, может быть, нестандартными методами. Не следует экономику регулировать Уголовным кодексом там, где она должна регулироваться креативными менеджерами, которые добиваются позитивных результатов.

 

Перед судом стоит задача (это прописано в УПК), чтобы ни один невиновный не был привлечен к уголовной ответственности и осужден. Важно, чтобы уже на ранних стадиях производства уголовного дела отсекалась вероятность того, что невиновный попадет в жернова уголовно-правовой машины. Если нет признаков состава преступления, это должно определяться как можно раньше. Это мы учитываем, готовя разъяснения исходя из судебной практики.

 

На Пленуме затронем аспекты, связанные с тем, причинен ли субъекту действиями конкретного должностного лица ущерб, достиг ли он тех размеров, которые влекут уголовное наказание. Это и вопросы о том, совершались ли должностным лицом определенные действия из корыстной или иной личной заинтересованности, какие в целом последствия они за собой повлекли, насколько они тяжкие. Известно, что тяжкие последствия в виде катастрофы, естественно, предполагают повышенную уголовную ответственность.

 

 

Эффективность судебной системы достойная

 

 

- Насколько эффективна сегодня судебная система Беларуси?

 

- Эффективность, в моем понимании, на макроуровне, определяется тем, насколько в целом та или иная система справляется с задачами и с каким качеством. Один из показателей качества - сколько вынесенных судами первой инстанции решений обжалуется в вышестоящих судах. Удельный вес обжалованных приговоров невелик - каждый четвертый. По гражданским делам это всего несколько процентов от вынесенных судебных решений, по экономическим - порядка 10%. То есть сегодня, по нашим оценкам, эффективность работы судебной системы достойная.

 

Вместе с тем нам есть куда двигаться и в плане качества, и в плане убедительности судебных документов. Мы сейчас наполняем открытый общедоступный банк данных судебных решений. Одно из серьезных направлений для совершенствования - аргументированность, убедительность документов. Не только привычная фигура судьи в мантии, но и судебные документы тоже становятся лицом суда, что особенно заметно в условиях информатизации.

 

Индикатором отношения людей к судебной системе, качеству правосудия выступают обращения граждан и юридических лиц. Имею в виду не процессуальные обращения (с исками, жалобами и т.д.). Речь о тех, в которых содержатся нарекания на работу в конкретном суде, отношение к людям. Из года в год (правда, не так существенно, как нам бы хотелось) количество обоснованных нареканий на организацию работы судов со стороны граждан постепенно сокращается. Отчасти это следствие сознательности наших людей, отчасти - внедрения в правосудие электронных технологий.

БЕЛТА

В очередном выпуске

Мониторинг массовой информации