Верховный Суд
Республики Беларусь

Интернет-портал судов общей юрисдикции Республики Беларусь

+375 (17) 308-25-01

+375 (17) 215-06-00

220020, г. Минск, ул. Орловская, 76

Решение Верховного Суда Республики Беларусь от 29.01.2020 по делу № 12-01/25-2020

7 февраля 2020  215

дело № 12-01/25-2020

Р Е Ш Е Н И Е

Именем Республики Беларусь

29 января 2020 года судебная коллегия по делам интеллектуальной собственности Верховного Суда Республики Беларусь в составе председательствующего судьи ….,

судей…. и ….,

при секретаре судебного заседания ….,

с участием представителя истца – общества с ограниченной ответственностью «С» – М.,

представителей ответчика – открытого акционерного общества «П» – Б. и Н.,

рассмотрев в открытом судебном заседании в помещении Верховного Суда Республики Беларусь гражданское дело по иску общества с ограниченной ответственностью «С» к открытому акционерному обществу «П» о возмещении убытков,

 

У С Т А Н О В И Л А:

истец – общество с ограниченной ответственностью «С» (далее – ООО «С») – в заявлении суду указал, что 19 октября 2018г. заключил с открытым акционерным обществом «П» (далее – ОАО «П», ответчик) в лице антикризисного управляющего ООО «Т»  лицензионный договор №__ (далее – лицензионный договор),  в соответствии с которым предоставил ответчику на условиях неисключительной лицензии право на использование на территории Республики Беларусь словесного товарного знака «I» по свидетельству №__ (далее – товарный знак «I») в отношении товаров 33 класса Международной классификации товаров и услуг (далее – МКТУ): «алкогольные напитки». Лицензионной продукцией, согласно приложению №_ к названному договору, являлся алкогольный напиток «кальвадос». Указанный договор был зарегистрирован в государственном учреждении «Национальный центр интеллектуальной собственности» (далее – патентный орган) 06 декабря 2018г. за №__.

27 декабря 2018г. истец обратился к ответчику за согласованием объема производства продукции по лицензии на январь 2019г. Вместе с тем, ответчик в лице антикризисного управляющего К. письмом от 04 января 2019г. уведомил истца о необходимости расторжения лицензионного договора в связи с отсутствием возможности производства алкогольного напитка «кальвадос» с использованием товарного знака «I».

Полагая, что ответчик в нарушение законодательства и условий договора необоснованно в одностороннем порядке отказался от исполнения лицензионного договора, истец просил взыскать с ответчика причиненный ему реальный ущерб в размере 4 320 руб., затраченных им на приобретение у ООО «З» на основании договора №_ от 3 августа 2018г. по товарно-транспортной накладной от 4 октября 2018г. комплектов этикеток для производства продукции по лицензии, и 245 руб., оплаченных им за регистрацию лицензионного договора в патентном органе.

В судебном заседании представитель истца – ООО «С» –   М. поддержав исковые требования, полагал, что поскольку ответчик отказался от исполнения договора в соответствии со ст. 108 Закона Республики Беларусь «Об экономической несостоятельности (банкротстве)» (далее – Закон), то в силу норм ст.14, п.3 ст.420, п.5 ст.423 ГК Республики Беларусь, ч.4 ст.108 Закона обязан возместить истцу убытки в виде реального ущерба в размере 4 565 (4 320+245) руб. В последующем, в ходе судебного разбирательства, настаивая на удовлетворении иска, пояснил, что оснований для отказа ответчика от исполнения лицензионного договора в соответствии со ст.108 Закона либо условиями лицензионного договора не имелось. Просил взыскать с ответчика в пользу истца судебные расходы по оплате государственной пошлины за подачу иска в суд.

Представители ответчика – ОАО «П» – Б. и Н. иск не признали, аргументируя тем, что вопреки требованиям п.2.6 лицензионного договора между сторонами не были определены условия и порядок приобретения комплектующих материалов для производства лицензионной продукции. Однако истцом был передан ответчику со ссылкой на договор ответственного хранения №_ от 26 октября 2018г. по товарно-транспортной накладной от 26 октября 2018г. комплект этикеток. Этикетки находятся на складе ответчика, в связи с чем в последующем истцу было предложено их забрать, поскольку, по утверждению представителей ответчика, такого договора или других договоров на приобретение ответчиком комплектующих (этикеток) для производства лицензионной продукции не заключалось. Представитель ответчика Б. также пояснила, что письмом от 04 января 2019г. ответчик предложил истцу расторгнуть договор, на что последний не согласился, поэтому лицензионный договор прекратил свое действие  31 декабря 2019г. в связи с истечением его срока.  Представители ответчика полагали, что заявленный иск удовлетворению не подлежит.

Заслушав объяснения юридически заинтересованных в исходе дела лиц, показания свидетелей Л. и Ч., проверив и исследовав письменные доказательства по делу, судебная коллегия приходит к следующему.

Согласно п.1 и п.3 ст.390 ГК Республики Беларусь договором признается соглашение двух или нескольких лиц об установлении, изменении или прекращении гражданских прав и обязанностей.

К обязательствам, возникшим из договора, применяются общие положения об обязательствах (статьи 288 - 389), если иное не предусмотрено правилами настоящей главы и правилами об отдельных видах договоров, содержащимися в законодательстве.

Согласно ст.290 ГК Республики Беларусь обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями законодательства, а при отсутствии таких условий и требований - в соответствии с обычно предъявляемыми требованиями.

В силу ст.291 ГК Республики Беларусь односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускаются, если иное не вытекает из законодательства или договора.

В соответствии с п.2 ст. 983 ГК Республики Беларусь обладатель исключительного права на объект интеллектуальной собственности вправе передать это право другому лицу полностью или частично, разрешить другому лицу использовать объект интеллектуальной собственности и вправе распорядиться им иным образом, если это не противоречит настоящему Кодексу или иному закону.

В силу ч.1 и ч.3 п.1 ст.985 ГК Республики Беларусь по лицензионному договору сторона, обладающая исключительным правом использования объекта интеллектуальной собственности (лицензиар), предоставляет другой стороне (лицензиату) разрешение использовать соответствующий объект интеллектуальной собственности.

Лицензионный договор и изменения в лицензионный договор регистрируются в патентном органе в случаях и порядке, определяемых законодательством.

Согласно ч.1, ч.3 и ч.4 ст.108 Закона Республики Беларусь «Об экономической несостоятельности (банкротстве)» управляющий вправе исполнить обязательства должника, в отношении которого открыто конкурсное производство, или отказаться от исполнения его обязательств в порядке, установленном настоящей статьей и гражданским законодательством.

Управляющий может отказаться от исполнения договора должника, направив письменное уведомление сторонам договора, только в отношении договора, не выполненного сторонами полностью или частично, если:

исполнение договора должника повлечет для должника убытки по сравнению с исполнением аналогичных договоров, заключаемых при сравнимых обстоятельствах;

договор заключен на срок более одного года или рассчитан на получение должником положительных результатов только по истечении одного года со дня заключения договора либо в долгосрочной перспективе;

исполнение договора должника повлечет дополнительные убытки;

имеются иные обстоятельства, увеличивающие в процессе исполнения договора неплатежеспособность должника или препятствующие ее восстановлению.                                                                                               

Контрагент по договору должника вправе требовать возмещения реального ущерба, причиненного отказом управляющего от исполнения договора.

В ходе судебного разбирательства установлено, что определением экономического суда Брестской области от 04 августа 2016г. в отношении ответчика  – ОАО «П» – по представлению концерна «Б» было открыто конкурсное производство и  управляющим назначено общество с ограниченной ответственностью  «Т» (далее – ООО «Т»). Решением экономического суда Брестской области от 14 марта 2017г.  ОАО «П» признано экономически несостоятельным, введена его санация сроком до 14 сентября 2018г.  Определением названного суда от 13 сентября 2017г. срок санации был продлен до 19 сентября 2019г., а в последующем, как следует из объяснений представителей ответчика, этот срок был продлен на 5 лет.

Определением экономического суда Брестской области от 08 ноября 2018г. управляющим в деле о банкротстве ОАО «П» был назначен К.

Далее  судебной коллегией установлено, что ООО «С» на основании договора уступки №_ от 30 мая 2018г. является владельцем словесного товарного знака «I», зарегистрированного в Государственном реестре товарных знаков и знаков обслуживания Республики Беларусь (далее – Реестр товарных знаков) за  №_ в отношении, в том числе, товаров 33 класса МКТУ: «алкогольные напитки (за исключением пива)» со сроком действия по 17 августа 2021г., что подтверждается выпиской из Реестра товарных знаков от 12 декабря 2019г.

19 октября 2018г. между ООО «С» (лицензиар) и ОАО «П» в лице антикризисного управляющего ООО «Т» (лицензиат) был заключен лицензионный договор, согласно которому лицензиар за вознаграждение предоставил лицензиату на  срок действия настоящего договора (до 31 декабря 2019г.) неисключительную лицензию на использование товарного знака «I» в отношении товаров 33 класса МКТУ: «алкогольные напитки» путем их производства и реализации на территории Республики Беларусь.

В соответствии с п.2.6 лицензионного договора лицензиат обязался приобретать комплектующие материалы (этикетка, укупорка, бутылка) только у определенного уполномоченного лицензиаром поставщика, либо у лицензиара с учетом действующего законодательства Республики Беларусь о закупках.

Пунктом 7.3 лицензионного договора предусмотрен односторонний отказ от исполнения договора одной из сторон полностью или частично в следующих случаях:

лицензиаром, если лицензиат использует предоставленные права в отношении товарного знака не в соответствии с условиями договора; по другим основаниям, предусмотренным договором и действующим законодательством Республики Беларусь;

лицензиатом, если исключительное право на товарный знак будет передано лицензиаром иному лицу, либо если в течение 10 дней после получения требования лицензиата лицензиар не предоставит лицензиату документальное подтверждение о том, что лицензиар является правообладателем товарного знака.

В силу п. 7.5 лицензионного договора допускается односторонний отказ от его исполнения любой из сторон по любому основанию, указанному в договоре, при условии направления предварительного письменного уведомления об этом другой стороне за 2 месяца до предполагаемой даты расторжения договора. При этом лицензиар обязуется произвести выборку всей изготовленной по договору продукции, а также комплектующих, закупленных лицензиатом для ее производства за свой счет.

В соответствии с Приложением №_ к лицензионному договору стороны согласовали цену на комплектующие (этикетки).

В силу п.7.1 и п.4.5 лицензионный договор вступает в силу с даты его регистрации в патентном органе. Расходы, связанные с его регистрацией, внесением в него изменений и дополнений, возложены на истца (лицензиара).

Указанный договор на основании заявления ООО «С» от 19 ноября 2018г. был зарегистрирован 6 декабря 2018г. патентным органом в Государственном реестре лицензионных договоров, договоров уступки и договоров  залога прав на объекты интеллектуальной собственности Республики Беларусь (далее – Реестр договоров) за № _ со сроком действия по 31 декабря 2019г.; расходы по регистрации лицензионного договора были оплачены истцом в размере 245руб. 

Указанные обстоятельства подтверждаются письмом патентного органа от 7 декабря 2018г. в адрес ООО «С», выпиской из Реестра договоров от 12 декабря 2019г. и платежным поручением №_ от 12 ноября 2018г. на сумму 245 руб.  

Далее судебной коллегией установлено, что после заключения лицензионного договора лицензиатом (ответчиком) договор на приобретение комплектующих, в том числе этикеток, у истца (лицензиара) в соответствии с законодательством Республики Беларусь о закупках не заключался. Каких-либо сведений о необходимости приобретения комплектующих (этикеток) у хозяйствующих субъектов, уполномоченных лицензиаром (истцом), последним в адрес ответчика не направлялось.

Указанные обстоятельства юридически заинтересованными в исходе дела лицами не оспаривались.

Вместе с тем, по товарно-транспортной накладной от 26 октября 2018г. со ссылкой на договор ответственного хранения №__ от 26 октября 2018г. истец направил ответчику комплект этикеток. В судебном заседании представители ответчика отрицали факт заключения указанного договора.  Истцом экземпляр данного договора (оригинал или копия) суду не представлен. Кроме того, в предварительном судебном заседании представитель истца пояснил, что комплект этикеток был предоставлен ответчику безвозмездно.

Судебной коллегией также установлено, что в декабре 2018г. истец – ООО «С» – обратился к ответчику – ОАО «П» – с запросом на производство в январе 2019г. алкогольного напитка «кальвадос» с использованием товарного знака «I».

Ответчик 4 января 2019г. сообщил истцу о невозможности производства указанного алкогольного напитка и направил ему предложение о расторжении лицензионного договора.  Как пояснила в ходе судебного разбирательства представитель ответчика Б., истцу предлагалось расторгнуть лицензионный договор по соглашению сторон, с чем истец не согласился.

В судебном заседании представитель истца М., неоднократно уточняя основания заявленного иска в связи с непоследовательностью его доводов в данной части, конкретных правовых оснований для его удовлетворения указать не смог. Вместе с тем, представитель истца утверждал, что ответчик должен возместить истцу расходы в размере 245 руб., понесенные им на регистрацию лицензионного договора в патентном органе, а также расходы в размере 4 320 руб., которые понесены истцом до заключения с ответчиком лицензионного договора в связи с приобретением этикеток по договору №_ от 3 августа 2018г., заключенному с ООО «З». Однако, не отрицал, что лицензионный договор действовал до 31 декабря 2019г., оснований для одностороннего отказа ответчика от исполнения лицензионного договора в соответствии с его условиями и положениями ст. 108 Закона в данном случае не имелось. Его доверитель, истец, каких-либо действий по расторжению лицензионного договора не предпринимал.

Судебная коллегия, оценив вышеизложенное, приходит к выводу, что правовых оснований для удовлетворения требования истца – ООО «С» – не имеется.

При этом судебная коллегия исходит из того, что лицензионный договор на использование товарного знака «I» не был расторгнут в установленном законом порядке. В данном случае лицензионный договор прекратил свое действие 31 декабря 2019г. в связи с истечением его срока. Условиями указанного договора не были предусмотрены какие-либо обязательства ответчика по возмещению истцу расходов по приобретению им комплектующих (этикеток) до заключения между сторонами 19 октября 2018г. лицензионного договора и возмещению расходов на регистрацию лицензионного договора в патентном органе. Кроме того, каких-либо иных договоров, связанных с приобретением комплектующих (этикеток) для производства лицензионной продукции и возложением на ответчика обязанности по возмещению их стоимости, между сторонами заключено не было. Более того, судебная коллегия полагает, что комплектующие (этикетки) могут быть переданы ответчиком истцу по первому требованию последнего.

При таких обстоятельствах судебная коллегия считает, что в удовлетворении иска ООО «С» к ОАО «П» следует отказать.

В связи с отказом в удовлетворении иска не подлежит взысканию государственная пошлина, уплаченная истцом за подачу иска в суд.

Руководствуясь ст.ст.302-306 ГПК Республики Беларусь, судебная коллегия

Р Е Ш И Л А:

 

обществу с ограниченной ответственностью «С» в иске к открытому акционерному обществу «П» о возмещении убытков и взыскании государственной пошлины отказать.

Решение вступает в законную силу немедленно после его провозглашения, обжалованию и опротестованию в апелляционном порядке не подлежит.

 

Председательствующий судья                                

Судьи                                                                                                                                                                                                                        

В очередном выпуске

Мониторинг СМИ

Google переводчик