Верховный Суд
Республики Беларусь

Интернет-портал судов общей юрисдикции Республики Беларусь

+375 (17) 308-25-01

+375 (17) 215-06-00

220020, г. Минск, ул. Орловская, 76

Решение Верховного Суда Республики Беларусь от 17.03.2020 по делу № 12-01/46-2020

27 марта 2020  605

дело № 12-01/46-2020

Р Е Ш Е Н И Е

Именем Республики Беларусь

17 марта 2020 года судебная коллегия по делам интеллектуальной собственности Верховного Суда Республики Беларусь в составе

председательствующего судьи….,

судей …. и …., 

при секретаре судебного заседания ….,

с участием истицы К., ее представителя патентного поверенного Л.,      

представителя ответчика – индивидуального предпринимателя Ш. –адвоката Г.,

ответчицы – индивидуального предпринимателя К., ее представителя патентного поверенного Р.,

рассмотрев в открытом судебном заседании в помещении Верховного Суда Республики Беларусь гражданское дело по иску К. к индивидуальному предпринимателю Ш. и индивидуальному предпринимателю К. о пресечении нарушения исключительного права на товарный знак  «S» по свидетельству Республики Беларусь №__ и взыскании компенсации в связи с  нарушением исключительного права на товарный знак «S» по свидетельству  Республики Беларусь № __,

У С Т А Н О В И Л А:

истица К. в заявлении суду указала, что является владельцем товарного знака «S» по свидетельству Республики Беларусь №__ (далее – товарный знак №__), зарегистрированного 11 марта 2019г. в Государственном реестре товарных знаков и знаков обслуживания Республики Беларусь (далее – Реестр товарных знаков) в отношении услуг 44 класса Международной классификации товаров и услуг (далее – МКТУ): медицинские услуги; услуги в области гигиены и косметики для людей.

По мнению истицы, ответчики – индивидуальные предприниматели Ш. и К. – нарушают принадлежащее ей исключительное право на указанное средство индивидуализации, поскольку без ее согласия используют соответственно обозначения  «С» и «S.S.», сходные до степени смешения с товарным знаком №__, при оказании услуг, однородных услугам, в отношении которых он зарегистрирован. Сходство до степени смешения обозначений «С» и «S.S.» с товарным знаком №__ обусловлено их фонетическим и семантическим тождеством, а однородность услуг - одинаковым назначением, условиями реализации и кругом потребителей. При использовании ответчиками вышеназванных обозначений, как полагает истица, существует вероятность возникновения у потребителей представления об оказании этих услуг одним лицом.

Ссылаясь на указанные обстоятельства, истица просила суд обязать ответчиков прекратить нарушение исключительного права на товарный знак            №__, запретив им оказание на территории Республики Беларусь услуг с использованием обозначений, сходных до степени смешения с названным средством индивидуализации. Также просила взыскать в ее пользу с ответчиков компенсацию в размере по 2000 рублей с каждого и в возмещение судебных расходов по уплате государственной пошлины солидарно 740 рублей.

В заявлении суду от 4 марта 2020г. истица уточнила заявленные требования и просила суд запретить ответчикам – ИП Ш. –  использовать обозначения «…@tut.by» и «С», а ИП К. – соответственно обозначения «S» и «С» при оказании услуг 44 класса МКТУ: услуги в области гигиены и косметики для людей. Взыскать в ее пользу с ответчиков компенсацию в размере по 74 базовых величины с каждого, что составляет 1 998 рублей. Взыскать с каждого ответчика в возмещение судебных расходов по уплате государственной пошлины 370 рублей и оплате помощи представителя 500 рублей.

В ходе судебного разбирательства истица и ее представитель патентный поверенный Л. иск поддержали и дали суду объяснения, аналогичные доводам, изложенным в заявлениях суду.

Представитель ответчика – ИП Ш. – адвокат Г. иск не признала, аргументируя тем, что обозначение «С», используемое ее доверителем с февраля 2017г. в названии и на вывеске ногтевой студии «С» при оказании услуг в области гигиены и косметики для людей, а также в рекламе названных услуг в сети Интернет, не сходно до степени смешения с товарным знаком №__, вследствии выполнения этих обозначений различными алфавитами (кириллица и латиница) и отличия количества слов,  их составляющих. Просила в случае отказа в удовлетворении иска к ИП Ш. взыскать с истицы в пользу ответчика в возмещение расходов по оплате помощи представителя 701 рубль 40 копеек.

Ответчица ИП К. и ее представитель патентный поверенный Р. иск не признали. Представитель ответчицы указал, что его доверитель не нарушала исключительное право на названное средство индивидуализации, поскольку использовала обозначение «S.S.» при оказании услуг по обучению парикмахерскому искусству и визажу в салоне красоты, расположенном в г.Минске. Эти услуги, по его мнению, относятся к услугам 41 класса МКТУ и не однородны услугам 44 класса МКТУ, для которых зарегистрирован товарный знак. Просил в случае отказа в удовлетворении иска к ИП К. взыскать с истицы в пользу ответчицы в возмещение расходов по оплате помощи представителя 900 рублей.

Заслушав объяснения юридически заинтересованных в исходе дела лиц, проверив и исследовав письменные доказательства по делу, судебная коллегия приходит к следующему.

В соответствии с п.3 ст. 11 ГК Республики Беларусь защита гражданских прав осуществляется путем пресечения действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения.

   Согласно п.1 ст. 1017 ГК Республики Беларусь товарным знаком и знаком обслуживания (далее - товарный знак) признается обозначение, способствующее отличию товаров, работ и (или) услуг одного лица от однородных товаров, работ и (или) услуг других лиц.

   В силу ст.1019 ГК Республики Беларусь владелец товарного знака имеет исключительное право использовать товарный знак и распоряжаться этим исключительным правом, а также право запрещать использование товарного знака другим лицам.

  Никто не может использовать охраняемый на территории Республики Беларусь товарный знак без разрешения его владельца.

  В соответствии с п.3 ст.3 Закона Республики Беларусь «О товарных знаках и знаках обслуживания» (далее – Закон)  нарушением исключительного права на товарный знак признается использование товарного знака или обозначения, сходного с ним до степени смешения, без разрешения владельца товарного знака, выражающееся в совершении действий, предусмотренных пунктом 1 статьи 20 настоящего Закона, в отношении однородных товаров, а также неоднородных товаров, обозначенных товарным знаком, признанным общеизвестным в Республике Беларусь.

  Согласно п.1 ст. 20 Закона использование товарного знака для индивидуализации товаров, в отношении которых зарегистрирован товарный знак, осуществляется в том числе путем применения товарного знака:

  1.1. на товарах, которые производятся, предлагаются к продаже, продаются или иным образом вводятся в гражданский оборот, хранятся, перевозятся или ввозятся на территорию Республики Беларусь в целях введения в гражданский оборот, а также на этикетках, упаковках таких товаров;

  1.2. на документации, связанной с введением товаров в гражданский оборот;

  1.3. при выполнении работ и (или) оказании услуг;

  1.4. в рекламе, печатных изданиях, на вывесках, при демонстрации экспонатов на выставках и ярмарках, проводимых в Республике Беларусь;

  1.5. в глобальной компьютерной сети Интернет (в том числе в доменном имени, при иных способах адресации).

  В силу п.1 и п.3 ст.29 Закона за нарушение исключительного права на товарный знак виновные лица несут ответственность в соответствии с законодательными актами Республики Беларусь.

  Владелец товарного знака или лицо, которому предоставлено право использования товарного знака по договору исключительной лицензии, могут по своему выбору требовать от лица, нарушившего исключительное право на товарный знак, вместо возмещения убытков выплаты компенсации в размере от одной до пятидесяти тысяч базовых величин, определяемом судом с учетом характера нарушения.

В ходе судебного разбирательства установлено, что истица К. является владельцем товарного знака «S» по свидетельству №__, зарегистрированного 11 марта 2019г. в Реестре товарных знаков с приоритетом от 07 декабря 2017г. в отношении услуг 44 класса МКТУ: медицинские услуги; услуги в области гигиены и косметики для людей.

В качестве товарного знака №__ зарегистрировано обозначение «S».

Правовая охрана указанному средству индивидуализации предоставлена по 07 декабря 2027г.

Сведения о предоставлении данному обозначению правовой охраны были опубликованы в официальном бюллетене государственного учреждения «Национальный центр интеллектуальной собственности» 15 мая 2019г.

Данные обстоятельства, кроме объяснений представителей юридически заинтересованных в исходе дела лиц, подтверждаются: свидетельством             №__ на товарный знак «S»; выпиской из Реестра товарных знаков от 23 января 2020г.

По делу также установлено, что ответчики – ИП Ш. и ИП К. – зарегистрированы соответственно Полоцким и Минским горисполкомами в Едином государственном регистре юридических лиц и индивидуальных предпринимателей Республики Беларусь (далее – ЕГР) 14 ноября 2007г. и 16 января 2012г. Согласно выпискам из базы данных ЕГР видами деятельности ИП Ш. является деятельность в области автомобильного грузового транспорта, а ИП К. – консультирование по вопросам коммерческой деятельности и управления. 

Из письма ООО «Н» от 06 марта 2020г. следует, что на имя ответчицы К. 4 января 2017г. было зарегистрировано доменное имя …..by со сроком действия регистрации по 4 января 2021г., которое, как пояснил ее представитель патентный поверенный Р., использовалось ответчицей для адресации к одноименному интернет-сайту.

Судом установлено, что ИП Ш. в г. Полоцке на объекте бытового обслуживания – ногтевой студии «С» с февраля 2017г. оказывает услуги маникюра, педикюра, окраски и оформления бровей, наращивания ресниц, татуажа, макияжа с использованием словесного обозначения «С», выполненного в кириллице, как в стандартном, так и в особом графическом исполнении. Обозначение «С» используется ответчиком в особом графическом исполнении в названии, на вывеске, указателях, визитках ногтевой студии «С». В период с 11 марта 2019г. по 31 декабря 2019г. ответчик использовал обозначение «С» в стандартном шрифтовом исполнении в сети Интернет на сайте ...by при продвижении вышеназванных услуг. Также ответчик в адресе электронной почты «…@tut.by», размещенном на визитках и в рекламе услуг на вышеназванном интернет-сайте, использует обозначение «s», выполненное в латинице стандартным шрифтом.

Указанные обстоятельства представителем ответчика адвокатом Г. не оспаривались.

 Кроме объяснений истицы и ее представителя патентного поверенного Л., указанное подтверждается: уведомлением Полоцкого райисполкома от 22 февраля 2017г.  о согласовании режима работы ногтевой студии «С»; фотографическими изображениями, содержащими изображение вывески, указателя и визитки ногтевой студии «С», в том числе перечень оказываемых студией услуг; визиткой этой студии; справкой от 10 марта 2020г. об оплате ИП Ш. оказываемых услуг в сети Интернет на сайте ….by и скриншотами страниц названного интернет-ресурса.

Из объяснений в ходе судебного разбирательства представителя ответчицы – ИП К. – патентного поверенного Р. следует, что ответчица  с  мая 2017г. по декабрь 2019г. в г. Минске по адресу:_____ оказывала услуги по обучению парикмахерскому искусству и визажу, проводила мастер-классы с использованием обозначения «S.S.». Для индивидуализации своих услуг в указанный период она использовала принадлежащий ей интернет-сайт ….by, размещая на нем информацию об оказании этих услуг, что подтверждается, по  мнению данного представителя, скриншотом страницы интернет-сайта ….by, содержащей отзывы клиентов ИП К. об оказанных названных услугах в школе красоты «S.S.».

В обоснование требований к ИП Ш. о пресечении нарушения исключительного права на товарный знак и взыскании компенсации истица и ее представитель патентный поверенный Л. указали, что ответчик с 11 марта 2019г. по 14 января 2020г.  использовал в названии, на вывеске,  визитках, подарочных сертификатах ногтевой студии «С» в г. Полоцке обозначения «.…@tut.by» и «С», сходные, по их мнению,  до степени смешения с товарным знаком №__, при оказании услуг маникюра, педикюра, наращивания ресниц, перманентного макияжа, моделирования, окрашивания бровей, шугаринга, парафинотерапии, макияжа, татуажа, а также в сети Интернет на сайтах ….by, ….by, в социальной сети Фейсбук при рекламе вышеназванных услуг.

Проверяя доводы истицы и ее представителя, судебная коллегия приходит к следующему.

В соответствии с ч.1 п.117 Положения о порядке регистрации товарного знака и знака обслуживания, утвержденного постановлением Совета Министров Республики Беларусь от 28 декабря 2009г. № 1719 (в редакции от  25 мая 2018г.) (далее – Положение), обозначение считается сходным до степени смешения с другим обозначением, если оно ассоциируется с ним в целом, несмотря на их отдельные отличия.

Согласно п.120 Положения словесные, буквенные и цифровые обозначения сравниваются: со словесными, буквенными и цифровыми обозначениями, выполненными кириллицей, латиницей либо арабскими цифрами без какого-либо особого шрифтового или графического исполнения; с комбинированными обозначениями, в комбинации которых входят слова, буквы и (или) цифры, выполненные как в особом, так и без какого-либо особого графического или шрифтового исполнения.

В силу п.121 Положения сходство словесных, буквенных и цифровых обозначений может быть звуковым (фонетическим), графическим (визуальным) и смысловым (семантическим); признаки, определяющие вышеуказанное сходство обозначений, содержатся в п.п. 122-124 Положения.

Согласно п.130 Положения при установлении однородности товаров определяется принципиальная возможность возникновения у потребителя представления о принадлежности этих товаров одному производителю.

Для установления однородности товаров могут приниматься во внимание род (вид) товаров, их потребительские свойства и функциональное назначение (объем и цель применения), вид материала, из которого они изготовлены, взаимодополняемость либо взаимозаменяемость товаров, условия их реализации (в том числе общее место продажи, продажа через розничную либо оптовую сеть), круг потребителей, традиционный или преимущественный уклад использования товаров и другое.

Вывод об однородности товаров, работ и услуг делается по результатам анализа по перечисленным критериям в их совокупности в том случае, если товары, работы или услуги по причине их природы или назначения могут быть отнесены потребителями к одному и тому же источнику происхождения.

Согласно выписке из Реестра товарных знаков в качестве товарного знака №__ зарегистрировано словесное обозначение «S», выполненное в латинице c заглавной буквы в стандартном шрифтовом исполнении. 

Обозначение «С», используемое в названии ногтевой студии при оказании услуг, выполнено в кириллице в особом графическом исполнении.

Сравнив обозначение, которое использует ответчик ИП Ш., и обозначение, зарегистрированное в качестве товарного знака, на предмет их сходства, судебная коллегия приходит к выводу, что используемое ответчиком слово «С» и слово «S», зарегистрированное в качестве товарного знака,  несмотря на отдельные отличия (выполнение их буквами различных алфавитов), являются тождественными по звуковому и семантическому критериям сходства, так как содержат одинаковое количество звуков, их составляющих; имеют одно и тоже семантическое значение. Поэтому сравниваемые обозначения, по мнению коллегии, ассоциируются друг с другом в целом, вследствие чего являются сходными до степени смешения.

Сходными до степени смешения, по мнению коллегии, являются также используемое ответчиком в адресе электронной почты слово «s» и слово «S», зарегистрированное в качестве товарного знака, поскольку содержат  элемент, тождественный по фонетике и семантике.

Наличие фонетического и семантического тождества противопоставленных обозначений представитель ответчика адвокат Г. в судебном заседании не оспаривала.

Проанализировав деятельность ответчика по оказанию услуг маникюра, педикюра, окраски и оформления бровей, наращивания ресниц, татуажа, макияжа и услуги 44 класса МКТУ: услуги в области гигиены и косметики для людей, для которых зарегистрирован товарный знак № __ и в отношении которых, по мнению истицы, ответчиком допущено нарушение исключительного права на указанное средство индивидуализации, судебная коллегия считает, что по своему назначению, условиям их предоставления и кругу потребителей, противопоставленные услуги являются однородными, что в ходе судебного разбирательства представитель ответчика адвокат                      Г. также не оспаривала.

Принимая во внимание, что обозначения «С» и «s», используемые ответчиком при оказании вышеназванных услуг, сходны до степени смешения с товарным знаком №__  и использованы в отношении однородных услуг 44 класса МКТУ: услуги в области гигиены и косметики для людей, судебная коллегия полагает, что существует вероятность возникновения у потребителей представления об оказании этих услуг одним лицом.

Учитывая, что ИП Ш. с 11 марта 2019г. использует обозначения, сходные до степени смешения с товарным знаком №__ в отношении однородных услуг, судебная коллегия считает, что исключительное право К. на указанное средство индивидуализации ответчиком было нарушено, в связи с чем заявленные истицей требования являются обоснованными.

 В этой связи судебная коллегия полагает, что имеются основания для пресечения нарушения исключительного права на товарный знак №__ путем запрета ответчику использовать обозначения «С» и «s», сходные до степени смешения с товарным знаком №__, в названии ногтевой студии «С», на ее вывеске, указателях, визитках, в адресе электронной почты «.…@tut.by», в сети Интернет на сайте ….by при оказании услуг 44 класса МКТУ: услуги в области гигиены и косметики для людей, а также для взыскания компенсации.

Вместе с тем, определяя размер подлежащей взысканию компенсации с учетом характера допущенного нарушения, степени вины нарушителя,  исходя из принципов разумности, справедливости и соразмерности размера компенсации последствиям нарушения, а также учитывая, что до даты приобретения истицей исключительного права на товарный знак ответчик при оказании названных услуг с февраля 2017г. использовал обозначения, сходные до степени смешения с указанным средством индивидуализации, судебная коллегия приходит к выводу, что заявленная к взысканию компенсация в размере 74 базовых величин подлежит уменьшению, и с ИП Ш. в пользу истицы следует взыскать компенсацию в размере 20 базовых величин, что исходя из размера базовой величины на день вынесения решения составляет 540 рублей (20 х 27,00 = 540), отказав в удовлетворении требования о взыскании компенсации в остальной части.

В связи с удовлетворением исковых требований в указанной части не подлежат возмещению судебные расходы ответчика по оплате помощи представителя адвоката  Г.

В этой связи в удовлетворении требования ИП Ш. о взыскании с К. расходов по оплате помощи представителя в размере 701 рубля 40 копеек следует отказать.

Довод представителя ИП Ш. адвоката Г. о том, что ее доверитель не нарушал исключительное право на товарный знак №__, так как используемые им при оказании услуг обозначения не сходны до степени смешения с указанным средством индивидуализации, опровергается вышеизложенным.

Довод этого же представителя о том, что действия истицы, связанные с приобретением и использованием исключительного права на товарный знак          №__, являются недобросовестными, судебная коллегия считает несостоятельным, поскольку в установленном законом порядке указанные действия актом недобросовестной конкуренции не признаны.

В обоснование требований к ИП К. о пресечении нарушения исключительного права на товарный знак и взыскании компенсации           истица и ее представитель патентный поверенный Л. указали, что ответчица с 11 марта 2019г. по 14 января 2020г. использовала в названии, на вывеске, в оформлении помещения школы красоты «S.S.», расположенной по адресу:___, обозначения «S.S.» и «С.С.», сходные до степени смешения с товарным знаком №__, при оказании услуг макияжа и причесок, а также в сети Интернет на сайтах  ….by и ….by при рекламе названных услуг.

Возражая против иска представитель ИП К. патентный поверенный Р. указал, что ответчица в заявленный в иске период использовала обозначение «S.S.» при оказании услуг по обучению  парикмахерскому искусству, визажу и проведению мастер-классов, которые, по его мнению, относятся к услугам 41 класса МКТУ и не являются однородными услугам 44 класса МКТУ, в отношении которых зарегистрирован товарный знак истицы. Услуги в области гигиены и косметики для людей, в том числе услуги макияжа и причесок, ответчица с использованием обозначения «S.S.» в заявленный истицей период не оказывала. По мнению данного представителя доказательств, свидетельствующих об обратном, истицей не представлено, несмотря на то, что она должна доказать наличие у нее права на средство индивидуализации, подлежащее защите, и допущенные ответчицей нарушения.

Проверив доводы юридически заинтересованных в исходе дела лиц,  судебная коллегия полагает, что в удовлетворении иска в данной части   следует отказать исходя из следующего.

   В соответствии с ч.1 ст. 179 ГПК Республики Беларусь каждая сторона доказывает факты, на которые ссылается как на основание своих требований или возражений.

Сопоставив обозначения «S.S.» и «С.С.», используемые, как установлено, ответчицей в заявленный период при оказании услуг, связанных с обучением, в названии школы красоты, при оформлении помещения, в котором оказываются услуги, на сайте ….by в сети Интернет, и обозначение «S», зарегистрированное в качестве товарного знака №__, судебная коллегия приходит к выводу, что противопоставленные обозначения, ввиду наличия в их составе фонетически и семантически тождественных элементов «S» и «С», являются сходными до степени смешения.

Вместе с тем, судебная коллегия считает, что услуги, оказываемые ответчицей, не являются однородными услугам 44 класса МКТУ: услуги в области гигиены и косметики для людей, в отношении которых зарегистрирован товарный знак №__, так как отличаются по своему назначению, поскольку предназначены для развития способностей людей (обучение), а названные услуги 44 класса МКТУ предназначены для улучшения внешнего вида и здоровья людей (область гигиены и косметики для людей).

Судебная коллегия считает, что истицей не представлено достоверных доказательств оказания ИП К. с марта 2019г. по январь 2020г. услуг, однородных услугам 44 класса МКТУ: услуги в области гигиены и косметики для людей, для которых зарегистрирован товарный знак № __.

Представленные истицей доказательства, а именно: скриншоты страниц интернет-ресурсов, не свидетельствуют об оказании ответчицей услуг, однородных услугам 44 класса МКТУ.

Не свидетельствует об оказании ответчицей указанных услуг и фотографическое изображение зеркала, установленного, по утверждению истицы, в помещении школы красоты «S.S.», и на поверхности которого содержится указанное обозначение, поскольку данная фотография не позволяет идентифицировать период и услуги, которые оказывала ответчица.

Также не свидетельствует об оказании ответчицей вышеуказанных услуг письмо ООО «А» от 14 февраля 2020г., которое содержит только указание на период использования ответчицей обозначения «S.S.» без связи с какими-либо услугами.

Не свидетельствуют о нарушении права на товарный знак №__  отзывы потребителей, оставленные в июне 2019г. в книге замечаний и предложений ООО «Р», учредителем которого является истица, поскольку они также не содержат указания на услуги, которые оказывала ответчица в заявленный период с использованием обозначений «S.S.»  и «С.С.».

Иных доказательств о нарушении ответчицей исключительного права на товарный знак №__  в период с марта 2019г. по январь 2020г. в материалы дела истицей не представлено.

В силу изложенного судебная коллегия считает, что в удовлетворении иска К. к ИП К. о пресечении нарушения исключительного права на товарный знак «S» по свидетельству №__ и взыскании компенсации в связи с нарушением исключительного права на указанное средство индивидуализации следует отказать.

   В соответствии с ч.1 ст.135 ГПК Республики Беларусь стороне, в пользу которой состоялось решение, суд присуждает за счет другой стороны возмещение всех понесенных ею судебных расходов по делу, хотя бы эта сторона и была освобождена от уплаты их в доход государства. Если иск удовлетворен частично, то указанные в настоящей статье суммы присуждаются истцу пропорционально размеру удовлетворенных судом исковых требований, а ответчику - пропорционально той части исковых требований, в которой истцу отказано.

  Из содержания искового заявления следует, что истицей заявлены два требования неимущественного характера о пресечении нарушения                            ИП Ш. и ИП К. исключительного права на товарный знак и два требования имущественного характера о взыскании с ответчиков компенсации.

В связи с чем истице при подаче иска следовало уплатить государственную пошлину в общем размере 1 280 рублей (2х20х27,00=1080 + 2х2000х5%=200).

Согласно кассовому чеку №_ от 14 января 2020г. истицей при подаче иска в суд была уплачена государственная пошлина в размере 740 рублей. 

          В связи с частичным удовлетворением требований к ответчику ИП Ш. в возврат уплаченной истицей государственной пошлины с данного ответчика следует взыскать 567 рублей (20х27,00=540  + 540х5%=27), отказав в удовлетворении данного требования в остальной части.

   Поскольку в удовлетворении иска к ответчице ИП К. отказано и в связи с недоплатой истицей при подаче иска государственной пошлины в размере 540 рублей, названная сумма подлежит довзысканию с истицы в доход государства.

   В силу ст.114, п.6 и п.8. ст.116 ГПК Республики Беларусь расходы по оплате помощи представителя и другие расходы, признанные судом необходимыми, относятся к издержкам, связанным с рассмотрением дела, и являются судебными расходами.

   Согласно ч. 1 ст. 124 ГПК Республики Беларусь стороне, в пользу которой состоялось решение, суд присуждает возмещение понесенных расходов по оплате помощи представителя за счёт другой стороны исходя из сложности дела и времени, затраченного на его рассмотрение.

   В качестве доказательств, подтверждающих фактически понесенные истицей расходы по оплате помощи представителя патентного поверенного Л. и оказании юридических услуг адвокатом П., в материалы дела представлены: договор-счет №__ от 2 марта 2020г. на представление интересов в суде и оказание юридической помощи, заключенный между К. и патентным поверенным Л.,  акт от 12 марта 2020г. к этому договору на сумму 750 рублей и кассовые чеки по оплате истицей услуг по названному договору:  №_  и №_ от 06 марта 2020г. на сумму соответственно 255 рублей и 1 рубль 50 копеек, №_ от 12 марта 2020г. на сумму 510 рублей; договор на оказание юридической помощи, заключенный 2 марта 2020г. между К. и адвокатом П., акт от 11 марта 2020г. к названному договору на сумму 250 рублей и кассовый чек №_ от 06 марта 2020г. на сумму 250 рублей, а всего на сумму -  1 016 рублей 50 копеек.

   Учитывая степень сложности дела и время, затраченное на его рассмотрение, объем оказанных истице юридических услуг, а также  частичное удовлетворение заявленных требований, судебная коллегия приходит к выводу, что заявленные истицей к взысканию судебные расходы по оплате помощи представителя и оказанию юридических услуг в размере 1 016 рублей 50 копеек  являются завышенными и подлежат снижению до 250 рублей, которые следует взыскать с ответчика ИП Ш, отказав истице в удовлетворении данных требований в остальной части.

Поскольку в удовлетворении требований к ИП К. отказано полностью, представителем ответчицы патентным поверенным  Р. в качестве доказательств, подтверждающих фактически понесенные его доверителем расходы по оплате его помощи, в материалы дела представлены: договор-счета №__ от 20 февраля 2020г. и №__ от 10 марта 2020г. на участие данного представителя в судебных заседаниях, заключенные между ним и ИП К., акты  оказанных услуг от 24 февраля и 12 марта 2020г. к названным договорам на сумму 450 рублей каждый, кассовые чеки №_ от 21 февраля 2020г.  и №_ от 11 марта 2020 г. об оплате ответчицей услуг данного представителя в указанных размерах.

С учетом степени сложности дела и времени, затраченного на его рассмотрение, а также принимая во внимание объем оказанных представителем ответчице  услуг, судебная  коллегия приходит к выводу, что заявленная к взысканию сумма судебных расходов по оплате помощи представителя Р. в размере 900 рублей является завышенной и подлежит снижению до 250 рублей, которые следует взыскать с истицы в пользу ИП К., отказав ей в удовлетворении данного требования в остальной части.

Руководствуясь ст.ст. 302-306, ст. 310 ГПК Республики Беларусь, судебная коллегия

Р Е Ш И Л А:

частично удовлетворить исковые требования К. и запретить индивидуальному предпринимателю Ш. использовать обозначения «С» и «s», сходные до степени смешения с товарным знаком «S» по свидетельству Республики Беларусь №__, в названии ногтевой студии «С», на ее вывеске, указателях, визитках, в адресе электронной почты «s…@tut.by», в сети Интернет на сайте ….by при оказании услуг 44 класса МКТУ: услуги в области гигиены и косметики для людей.

Взыскать с индивидуального предпринимателя Ш. в пользу К. компенсацию в размере 540 рублей, судебные расходы по уплате государственной пошлины в размере 567 рублей, оплате помощи представителя и оказанию юридических услуг в размере 250 рублей, а всего – 1 357 (одна тысяча триста пятьдесят семь) рублей, отказав в удовлетворении заявленных требований в остальной части.

В удовлетворении требования индивидуального предпринимателя Ш. к К. о возмещении судебных расходов по оплате помощи представителя в размере 701 (семьсот один) рубля 40 копеек отказать.

К. в иске к индивидуальному предпринимателю К. о пресечении нарушения исключительного права на товарный знак «S» по свидетельству Республики Беларусь №__,  взыскании компенсации в размере 1 998 рублей в связи с нарушением исключительного права на товарный знак «S» по свидетельству  Республики Беларусь №__, судебных расходов по уплате государственной пошлины в размере 370 рублей, оплате помощи представителя и оказанию юридических услуг в размере 500 рублей, а всего в размере – 2 868 (две тысячи восемьсот шестьдесят восемь) рублей, отказать.

Взыскать с К. в пользу индивидуального предпринимателя К. 250 (двести пятьдесят) рублей в возмещение расходов по оплате помощи представителя, отказав в удовлетворении данного требования в остальной части.

Довзыскать с К. в доход государства государственную пошлину в размере 540 (пятьсот сорок) рублей.

Решение вступает в законную силу немедленно после его провозглашения, обжалованию и опротестованию в апелляционном порядке не подлежит.

Председательствующий

судья                                                                                    

судьи:                                                                                                                                                       

                                                                                                                                                                                         

                                                                                            

В очередном выпуске

Мониторинг СМИ

Google переводчик