Верховный Суд
Республики Беларусь

Интернет-портал судов общей юрисдикции Республики Беларусь

+375 (17) 308-25-01

+375 (17) 215-06-00

220020, г. Минск, ул. Орловская, 76

Решение Верховного Суда Республики Беларусь по делу № 12-01/34-2019

16 ноября 2019  3427

дело № 12-01/34-2019

Р Е Ш Е Н И Е

Именем Республики Беларусь

6 ноября 2019 года Верховный Суд Республики Беларусь в составе         судьи ….,

при секретаре судебного заседания ….,

с участием представителей истца – закрытого акционерного общества «Г» – К., Н. и адвоката П.,

представителей ответчика – общества с ограниченной ответственностью «Э» – Б., К. и адвоката Л.,

рассмотрев в открытом судебном заседании в помещении Верховного Суда Республики Беларусь гражданское дело по иску закрытого акционерного общества «Г» к обществу с ограниченной ответственностью «Э» о соразмерном уменьшении установленной за работу цены и взыскании излишне уплаченных денежных средств, расходов по проведению экспертизы, процентов за пользование чужими денежными средствами,

установил:

в заявлении суду истец – закрытое акционерное общество «Г» (далее – ЗАО «Г») – указал, что 12 июля 2017 года между ним, как заказчиком, и ответчиком – обществом с ограниченной ответственностью «Э» (далее – ООО «Э»), как исполнителем, – был заключен договор №__, по условиям которого ООО «Э» на возмездной основе обязалось в соответствии со спецификацией, являющейся Приложением № 1 к договору, выполнить комплекс работ по вводу в эксплуатацию и внедрению программного обеспечения автоматизированной системы «1С: Предприятие 8» (далее – программное обеспечение), произвести его тестирование.

В соответствии с пп.1.4 договора объём и качество выполненных по договору работ должны соответствовать требованиям, установленным в утверждённом заказчиком концептуальном проекте на комплексную автоматизацию (далее – концептуальный проект).

Согласно дополнительному соглашению №_ от 11 июля 2018 года к договору общая сумма работ по указанному договору составила 85 922 белорусских рубля 40 копеек без НДС.

В процессе приёмки выполненных работ сторонами были подписаны соответствующие акты и истцом перечислена на расчётный счёт ответчика вышеуказанная сумма денежных средств.

В период эксплуатации программного обеспечения истцом были выявлены недостатки принятых работ, а также отступления от условий договора, что ухудшило качество работ.

Ответчик обязался в срок до 12 августа 2018 года устранить выявленные недостатки, однако свои обязательства в этой части не исполнил.

В связи с возникновением спора по поводу недостатков выполненных работ по требованию и за счёт истца на основании заключенного им с обществом с ограниченной ответственностью «П» (далее – ООО «П») 15 октября 2018 года договора последним была проведена компьютерно-техническая экспертиза, по результатам которой эксперт сделал предположение, что объём выполненных ответчиком работ по договору от 12 июля 2017 года с технической точки зрения составляет 30 %. За проведение данной экспертизы ЗАО «Г» уплатило 3 400 белорусских рублей.

По его, истца, мнению, остальная часть работ в объёме 70 % выполнена ответчиком с недостатками, которые ухудшили результат работы и делают программное обеспечение непригодным для предусмотренных в договоре целей использования. Поэтому цена договора должна быть уменьшена на 60 145 белорусских рублей 68 копеек (70 % от уплаченной истцом ответчику суммы по договору).

Размер процентов за пользование чужими денежными средствами за период с 5 по 27 декабря 2018 года составил 379 белорусских рублей.

Досудебную претензию истца ответчик оставил без удовлетворения.

Ссылаясь на указанные обстоятельства, истец – ЗАО «Г» – просил уменьшить установленную за работу цену по договору от 12 июля 2017 года №__ на 60 145 белорусских рублей 68 копеек, взыскать в его пользу с ответчика – ООО «Э» – излишне уплаченные по указанному договору 60 145 белорусских рублей 68 копеек, расходы по проведению компьютерно-технической экспертизы в размере 3 400 белорусских рублей, проценты за пользование чужими денежными средствами в размере 379 белорусских рублей, а также расходы по уплате государственной пошлины за подачу в суд искового заявления в размере 3 196 белорусских рублей 23 копеек.

В судебном заседании представители истца – ЗАО «Г» – К., Н. и адвокат П. поддержали заявленные требования в полном объёме. При этом пояснили, что по всем этапам календарного плана, за исключением – «обучение пользователей», которое, по их мнению, в данном случае является бесполезным, работы ответчиком по договору выполнены не были. Акты сдачи-приёмки работ со стороны заказчика были подписаны без проверки выполненных работ – на доверии. В остальной части суду дали объяснения, аналогичные доводам, изложенным в исковом заявлении.

Представители ответчика – ООО «Э» – Б., К. и адвокат Л. иск не признали и просили в его удовлетворении истцу отказать, указав, что ООО «Э», как исполнитель, надлежащим образом и в установленные договором сроки выполнило принятые на себя обязательства, что подтверждается подписанными сторонами актами выполненных работ на общую сумму 85 922 белорусских рубля 40 копеек и действиями истца по приёмке и оплате работ по договору. По их мнению, вышеназванное экспертное заключение не может быть положено в основу решения, поскольку экспертиза была проведена без участия представителей ответчика; при даче заключения экспертом оценивались работы, которые должны были быть выполнены и выполнялись ООО «Э» по иному (не относящемуся к предмету настоящего иска) договору – №__ от 2 марта 2018 года, заключенному между истцом и ответчиком; данное заключение носит предположительный характер. Просили взыскать с истца в пользу ответчика понесенные им расходы по оплате помощи адвоката Л. в размере  3 300 белорусских рублей.

Заслушав объяснения представителей сторон, проверив и исследовав письменные доказательства по делу, суд приходит к следующему.

В соответствии со ст.288 ГК Республики Беларусь  в силу обязательства одно лицо (должник) обязано совершить в пользу другого лица (кредитора) определенное действие, как-то: передать имущество, выполнить работу, уплатить деньги и т.п., либо воздержаться от определенного действия, а кредитор имеет право требовать от должника исполнения его обязанности.

Обязательства возникают из договора, вследствие причинения вреда, неосновательного обогащения и из иных оснований, указанных в настоящем Кодексе и других актах законодательства.

Согласно ст.290 ГК Республики Беларусь обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями законодательства, а при отсутствии таких условий и требований - в соответствии с обычно предъявляемыми требованиями.

В силу ч.1 и ч.2 п. 1 ст.366 ГК Республики Беларусь за пользование чужими денежными средствами вследствие их неправомерного удержания, уклонения от их возврата, иной просрочки в их уплате либо неосновательного получения или сбережения за счет другого лица подлежат уплате проценты на сумму этих средств. Размер процентов определяется ставкой рефинансирования Национального банка Республики Беларусь на день исполнения денежного обязательства или его соответствующей части, за исключением взыскания долга в судебном порядке, когда суд удовлетворяет требование кредитора исходя из ставки рефинансирования Национального банка на день вынесения решения.

Эти правила применяются, если иной размер процентов не установлен законодательством или договором.

В соответствии с п.1 ст.656 ГК Республики Беларусь по договору подряда одна сторона (подрядчик) обязуется выполнить по заданию другой стороны (заказчика) определенную работу и сдать ее результат заказчику в установленный срок, а заказчик обязуется принять результат работы и оплатить его (уплатить цену работы). Работа выполняется за риск подрядчика, если иное не предусмотрено законодательством или соглашением сторон.

Согласно п.1, п.2, п.3 и п.4  ст.673 ГК Республики Беларусь заказчик обязан в порядке и сроки, предусмотренные договором подряда, с участием подрядчика осмотреть и принять результат выполненной работы, а при обнаружении отступлений от договора, ухудшающих результат работы, или иных недостатков в работе немедленно заявить об этом подрядчику.

Заказчик, обнаруживший при приемке недостатки в результате выполненной работы, вправе ссылаться на них только в случае, если в акте либо в ином документе, удостоверяющем приемку, были оговорены эти недостатки либо возможность последующего предъявления требования об их устранении.

Если иное не предусмотрено договором подряда, заказчик, принявший результаты работы без проверки, лишается права ссылаться на недостатки работы, которые могли быть установлены при обычном способе ее приемки (явные недостатки).

Заказчик, обнаруживший после приемки результата работы отступления от договора подряда или иные недостатки, которые не могли быть установлены при обычном способе приемки (скрытые недостатки), в том числе умышленно скрытые подрядчиком, обязан известить об этом подрядчика по их обнаружении.

В силу п.1 ст.674 ГК Республики Беларусь качество выполненной подрядчиком работы должно соответствовать условиям договора подряда, а при их отсутствии или неполноте - требованиям, обычно предъявляемым к работам соответствующего рода. Если иное не предусмотрено законодательством или договором, результат выполненной работы должен в момент передачи заказчику обладать свойствами, указанными в договоре или определенными обычно предъявляемыми требованиями, и в пределах разумного срока быть пригодным для установленного договором использования, а если такое использование договором не предусмотрено, - для обычного использования результата работы такого рода.

В соответствии с пп.2 п.1 ст.676 ГК Республики Беларусь в случаях, когда работа выполнена подрядчиком с отступлениями от договора подряда, ухудшившими результат работы, или с иными недостатками, которые делают его непригодным для предусмотренного в договоре использования, либо при отсутствии в договоре соответствующего условия - непригодности для обычного использования, заказчик вправе, если иное не установлено законодательством или договором, по своему выбору потребовать от подрядчика соразмерного уменьшения установленной за работу цены.

Судом в ходе судебного разбирательства установлено, что на основании заключенных между обществом с ограниченной ответственностью «С», Российская Федерация, и ООО «Э», договоров 1С:Франчайзинг по распространению и внедрению системы программы «1С:Предприятие» от 5 апреля 2016 года, 1 января 2019 года и приложений к ним, а также лицензионного договора от 5 апреля 2016 года ООО «Э» участвует в работе сети «1С:Франчайзинг» по предоставлению комплексных услуг по автоматизации учётных и управленческих задач на основе системы программ «1С:Предприятие», осуществляя помощь третьим лицам в выборе программного обеспечения, установку, настройку, внедрение, обслуживание, консультации, обучение пользователей программных продуктов, а также продажу программных продуктов системы «1С:Предприятие» в соответствии с лицензионным договором, по которому ООО «Э», как партнёру №__, на возмездной основе предоставлено неисключительное право на использование программ для ЭВМ и базы данных посредством распространения их экземпляров на территории всех стран мира, воспроизведения с целью предоставления этого права конечным пользователям для инсталляции и запуска программных продуктов. Наименования программных продуктов, права на использование которых передаются по договору, указываются в заявках, счетах на оплату и в актах о передачи прав (предмет договоров).

Согласно пп.3.1 вышеуказанного лицензионного договора ООО «Э» вправе передавать полученные в соответствии с пп.1.1 договора права на использование программ для ЭВМ и баз данных третьим лицам.

Далее по делу установлено, что 12 июля 2017 года между истцом – ЗАО «Г» – и ответчиком – ООО «Э» – был заключен договор   №__, по условиям которого ООО «Э», как исполнитель, обязалось в соответствии со спецификацией программного обеспечения, являющейся Приложением №_ к договору, выполнить комплекс работ по вводу в эксплуатацию и внедрению программного обеспечения автоматизированной системы «1С: Предприятие 8», произвести его тестирование, а ЗАО «Г», как заказчик, обязалось принять и оплатить работы в установленном договором порядке.

Согласно спецификации (Приложение № _ к договору) программное обеспечение включает в себя следующие программные продукты: «1С: Предприятие 8. Зарплата и Управление Персоналом для Беларуси» стоимостью 730 белорусских рублей 80 копеек; «1С: Предприятие 8.3. Лицензия на сервер  (х86-64)» стоимостью 3 628 белорусских рублей 80 копеек; «1С: Предприятие 8. Клиентская лицензия на 20 рабочих мест» стоимостью 3 276 белорусских рублей. Общая стоимость программного обеспечения составляет 7 635 белорусских рублей 60 копеек.

В соответствии с пп.1.2 и 2.1 договора работы по договору выполняются исполнителем поэтапно в объёме и сроки, установленные календарным планом-графиком выполнения работ (далее – календарный план), являющимся Приложением № _ к договору.

Объём и качество выполненных по договору работ должны соответствовать требованиям, установленным в утверждённом заказчиком концептуальном проекте (пп.1.4 договора).

Согласно пп.1.3, 1.5-1.7, 2.7 договора исполнитель обязался передать заказчику неисключительное право на использование поставляемого программного обеспечения, поставка которого должна быть осуществлена исполнителем за свой счёт в течение 15 рабочих дней с даты поступления 100% предоплаты. Факт передачи заказчику программного обеспечения и неисключительного права на его использование подтверждается подписанием представителем заказчика товаросопроводительных документов.

На основании пп.1.9-1.10 договора исполнитель также обязался передать заказчику в электронном виде эксплуатационную документацию по мере завершения этапов создания и ввода в эксплуатацию системы (отдельных подсистем).

Сдача-приёмка работ, выполненных исполнителем по каждому предусмотренному план-графиком этапу, осуществляется путём подписания сторонами актов сдачи-приёмки выполненных работ. Основанием для оформления исполнителем акта сдачи-приёмки выполненных работ по этапу является протокол заседания комиссии по рецензированию заказчика с решением о приёмке результатов работ по этапу (пп.2.4-2.5 договора).

Общая сумма по договору составляла 130 000 белорусских рублей. Заказчик обязался производить оплату по факту выполнения работ согласно Приложению № _ к договору в течение 5 банковских дней с момента получения акта-сдачи приёмки выполненных работ путём перечисления безналичных денежных средств на банковский счёт исполнителя (пп.3.3-3.4 договора).

В соответствии с пп.3.5 договора работы считаются выполненными и принятыми, если сторонами подписаны акты сдачи-приёмки выполненных работ и другие отчётные документы в соответствии с содержанием согласно Приложению № _ к договору.

Акты сдачи-приёмки выполненных работ оформляются исполнителем и направляются заказчику. Заказчик в течение 5 рабочих дней с момента получения акта сдачи-приёмки выполненных работ направляет исполнителю экземпляр подписанного акта или письменный мотивированный отказ. В случае мотивированного отказа от приёмки работ комиссией в протоколе заседания комиссии устанавливается перечень необходимых доработок и срок их выполнения. При этом сторонами составляется двусторонний акт с перечнем невыполненных работ, недостатков работ, сроков их выполнения (устранения). Устранение (исправление) замечаний и недостатков выполненных работ производится за счёт исполнителя. После устранения замечаний и недостатков исполнитель повторно представляет заказчику для рассмотрения акт сдачи-приёмки работ (пп.3.6-3.7 договора).

Условиями договора также предусмотрено гарантийное обслуживание доработанного программного обеспечения (пп.10.1-10.2 договора).

Договор вступает в силу с момента подписания его сторонами и действует до полного выполнения обязательств (пп.9.1 договора).

Изначально календарный план (Приложение №_) к договору                            №__ от 12 июля 2017 года содержал 6 этапов работ общей стоимостью 122 364 белорусских рубля 40 копеек, включая работы по проведению опытной эксплуатации по этапам 2-6, стоимость которых составила 31 620 белорусских рублей.

В последующем, как следует из объяснений представителей сторон, в целях получения истцом под данный проект специального гранта Европейского банка реконструкции и развития стороны пришли к соглашению о выделении части работ, указанных в Приложении № _ к договору №__ от 12 июля 2017 года, в том числе работы по проведению опытной эксплуатации, в отдельный (самостоятельный) договор.

В связи с указанным 2 марта 2018 года между ЗАО «Г» и ООО «Э» был заключен договор №__, по условиям которого ответчик, как исполнитель, принял на себя обязательства выполнить работы по вводу в эксплуатацию и внедрению программного обеспечения автоматизированной системы «1С:Предприятие 8» в соответствии с Приложениями №№ _,_ к договору, произвести его тестирование, а истец, как заказчик, обязался принять и оплатить работы. Стоимость данного договора с учётом дополнительного соглашения к нему от 11 июля 2018 года составила 36 442 белорусских рубля.

Также 11 июля 2018 года ЗАО «Г» и ООО «Э» заключили дополнительное соглашение № _ к договору №__ от 12 июля 2017 года, согласно которому в условия данного договора были внесены изменения, относящиеся к цене договора и гарантийным обязательствам. Кроме того, указанным дополнительным соглашением были изменены редакции Приложения № _ (календарный план) и Приложения № _ (протокол согласования договорной цены работ) к договору №__от 12 июля 2017 года.

Таким образом, в соответствии с внесенными изменениями в условия договора №__ от 12 июля 2017 года, о неисполнении обязательств по которому возник спор, общая цена договора составила 93 558 белорусских рублей без НДС, которая включает в себя стоимость программного обеспечения – 7 635 белорусских рублей 60 копеек, а также стоимость работ по договору – 85 922 белорусских рубля 40 копеек.

Согласно новой редакции календарного плана работ по внедрению комплексного проекта автоматизации на базе программного продукта «1С: Предприятие 8» ответчик – ООО «Э» – обязался по договору №__ от 12 июля 2017 года выполнить следующие работы:

по этапу № 1 – «Концептуальный проект по комплексной автоматизации»:

1.1 обследование бизнес-процессов предприятия в срок до 20 рабочих дней; стоимость работ составляет 4 000 белорусских рублей;

1.2 подготовку документа – концептуального проекта – в срок до 30 рабочих дней; стоимость работ составляет 8 252 белорусских рубля 40 копеек;

по этапу № 2 – подсистема «Зарплата и управление персоналом для Беларуси»:

2.1 установку программного обеспечения «1С», его настройку и модификацию согласно концептуальному проекту; разработку печатных форм и отчётов в срок до 40 рабочих дней; стоимость работ составляет 11 780 белорусских рублей;

2.2 перенос остатков из ранее используемых систем в срок до 20 рабочих дней; стоимость работ составляет 3 100 белорусских рублей;

2.3 обучение пользователей в срок до 20 рабочих дней; стоимость работ составляет 4 960 белорусских рублей;

по этапу № 3 – «Бухгалтерия»:

3.1 установку программного обеспечения «1С», его настройку и модификацию согласно концептуальному проекту; разработку печатных форм и отчётов в срок до 40 рабочих дней; стоимость работ составляет 11 780 белорусских рублей;

3.2 перенос остатков из ранее используемых систем в срок до 20 рабочих дней; стоимость работ составляет 3 100 белорусских рублей;

3.3 обучение пользователей в срок до 20 рабочих дней; стоимость работ составляет 4 960 белорусских рублей;

по этапу № 4 – «Подсистема ТОиР»:

4.1 установку программного обеспечения «1С», его настройку и модификацию согласно концептуальному проекту; разработку печатных форм и отчётов в срок до 40 рабочих дней; стоимость работ составляет 15 872 белорусских рубля;

4.2 обучение пользователей в срок до 20 рабочих дней; стоимость работ составляет 2 618 белорусских рублей;

по этапу № 5 – подсистема «Аренда и управление работами»:

5.1 установку программного обеспечения «1С», его настройку и модификацию согласно концептуальному проекту; разработку печатных форм и отчётов в срок до 20 рабочих дней; стоимость работ составляет 6 510 белорусских рублей;

по этапу № 6 – подсистема «Документооборот»:

6.1 установку программного обеспечения «1С», его настройку и модификацию согласно концептуальному проекту; разработку печатных форм и отчётов в срок до 20 рабочих дней; стоимость работ составляет 6 510 белорусских рублей;

6.2 обучение пользователей в срок до 10 рабочих дней; стоимость работ составляет 2 480 белорусских рублей.

Согласно календарному плану по всем вышеназванным этапам работ отчётными материалами являются акты сдачи-приёмки выполненных работ; по этапу № 1 дополнительно – устав проекта, план-график выполнения работ; по этапам 2.3, 3.3, 4.2, 6.2 дополнительно – инструкция пользователя.

Общий срок проекта комплексной автоматизации составляет 12 месяцев с момента подписания договора обеими сторонами. 

Относительно исполнения сторонами договора №__ от 12 июля 2017 года судом установлено, что в соответствии с пп.1.5 договора ЗАО «Г» платёжным поручением №__ от 21 июля 2017 года перечислило на расчётный счёт ООО «Э» по указанному договору за поставку программного обеспечения 7 635 белорусских рублей 60 копеек.

2 августа 2017 года ответчик – ООО «Э» – поставил истцу – ЗАО «Г» – указанное в спецификации (Приложение №_ к договору) программное обеспечение на общую сумму 7 635 белорусских рублей 60 копеек. К программному обеспечению прилагалась регистрационная карточка программного продукта с его индивидуальным регистрационным номером. В карточке также содержались сведения о порядке регистрации программного продукта и его использования (условия лицензионного соглашения), что не оспаривалось в судебном заседании представителями сторон и подтверждается товарной накладной №__ от 2 августа 2017 года, регистрационной карточкой программного продукта.

Далее по делу установлено, что по первому этапу работ 16 августа 2017 года и 13 сентября 2017 года состоялись заседания комиссии с участием представителей сторон (со стороны истца 16.08.2017 присутствовало 10 представителей; 13.09.2017 – 4; со стороны ответчика – 3 представителя), по результатам которых было принято коллегиальное решение: о принятии и утверждении изготовленных ответчиком при участии истца концептуальных проектов по подсистемам «Монтажи, техническое обслуживание и ремонты оборудования», «Бухгалтерский учёт», «Зарплата и управление персоналом», «Бюджетирование»; о допуске исполнителя (ООО «Э») к выполнению всех последующих этапов проекта в соответствии с утверждёнными концептуальными проектами и план-графиком (уставом проекта комплексной автоматизации). Также комиссией было принято решение о том, что все дополнения к программному обеспечению, не вошедшие в утверждённые концептуальные проекты, оформлять отдельными протоколами и выполнять в процессе проведения этапов опытной эксплуатации.

Концептуальные проекты под вышеуказанными названиями и устав проекта комплексной автоматизации ЗАО «Г» были утверждены представителями сторон (со стороны истца: генеральным директором ЗАО «Г» - К. и его заместителями – М. и В.; со стороны ответчика – директором ООО «Э» К.

На основании указанных протоколов 14 сентября 2017 года был составлен и подписан полномочными представителями сторон акт №__ сдачи-приёмки выполненных ответчиком работ по договору №__ от 12 июля 2017 года по этапу № 1.

Из указанного акта усматривается, что работы в этой части выполнены полностью и в срок. Заказчик (истец – ЗАО «Г») претензий по объёму, качеству и срокам оказания услуг не имеет; обязался уплатить ответчику по указанному договору 12 252 белорусских рубля 40 копеек (стоимость работ по первому этапу: 4 000 + 8 252,40 = 12 252,40).

20 сентября 2017 года истец платёжным поручением перечислил на расчётный счёт ответчика за выполнение работ по договору в указанной части 12 252 белорусских рубля 40 копеек.

Далее судом установлено, что работы по договору по последующим этапам выполнялись параллельно в зависимости от их вида.

Так, 10 октября 2017 года, 17 октября 2017 года, 24 октября 2017 года, 31 октября 2017 года и 15 ноября 2017 года состоялись очередные заседания комиссии по проекту комплексной автоматизации, на которых были обсуждены вопросы по текущим этапам проекта, связанным, в том числе с переносом данных из действующей в ЗАО «Г» системы «Г» в базу данных «1С», обучением специалистов ЗАО «Г», подготовкой и предоставлением заказчику инструкций по работе в соответствующих конфигурациях, выполнением доработок в определённых конфигурациях, определены конкретные сроки выполнения работ, что подтверждается протоколами заседаний комиссии №№ 3-7 от вышеуказанных дат соответственно.

Согласно протоколам переноса данных от 31 октября 2017 года подсистем «Бухгалтерия» и «Зарплата и управление персоналом для Беларуси» автоматизированный перенос данных из действующей системы «Г» в базу данных 1С «Управление лифтовым хозяйством» и «Зарплата и управление персоналом для Беларуси» выполнен полностью, в срок и соответствует данным действующей системы «Г». Заказчик к автоматизированному переносу данных претензий не имеет. Ввод данных, не подлежащих автоматизированному переносу, выполнен совместно специалистами заказчика и исполнителя полностью и в срок.

Из представленных в материалы дела актов сдачи-приёмки выполненных работ следует, что ООО «Э» по договору №__ от 12 июля 2017 года были выполнены и приняты ЗАО «Г», как заказчиком, следующие работы:

- по акту № __ от 31 октября 2017 года: по переносу остатков из ранее используемых систем подсистемы «Бухгалтерия» и  «Зарплата и управление персоналом для Беларуси», предусмотренные пунктом 2.2 этапа № 2 и пунктом 3.2 этапа № 3 календарного плана, общей стоимостью 6 200 белорусских рублей (3 100 + 3 100 = 6 200);

- по акту №__ от 29 ноября 2017 года: по установке программного обеспечения «1С», его настройке и модификации согласно концептуальному проекту; обучению пользователей, предусмотренные пунктами 2.1, 2.3 этапа      № 2 и пунктами 3.1, 3.3 этапа № 3 календарного плана, общей стоимостью 33 480 белорусских рублей (11 780 + 4 960 + 11 780 + 4 960 = 33 480);

- по акту №__ от 21 декабря 2017 года по установке программного обеспечения «1С» (модуль «Бюджетирование»), его настройке и модификации согласно концептуальному проекту; обучению пользователей, предусмотренные пунктами 6.1, 6.2 этапа № 6 календарного плана, общей стоимостью 8 990 белорусских рублей (6 510 + 2 480 = 8 990).

Согласно вышеуказанным актам работы выполнены исполнителем полностью и в срок. Заказчик (истец – ЗАО «Г») претензий по объёму, качеству и срокам их выполнения не имеет.

В связи с принятием работ по договору в указанной части истец – ЗАО «Г» – перечислил на расчётный счёт ответчика платёжными поручениями: №__ от 10 ноября 2017 года по акту №__ – 6 200 белорусских рублей; №__от 11 декабря 2017 года по акту №__ – 33 480 белорусских рублей; №__ от 9 января 2018 года по акту №__ – 8 990 белорусских рублей.

По делу также установлено, что 19 февраля 2018 года комиссией в составе представителей сторон был составлен протокол приёмочных испытаний программного обеспечения для передачи его в опытную эксплуатацию, в котором изложены предложения по выполнению сторонами определённых видов работ по договору в указанные в протоколе сроки. Также в протоколе содержатся указания: исполнителю – провести обучение специалистов заказчика в срок до 28 февраля 2018 года; заказчику – по результатам приёмки принять программное обеспечение в опытную эксплуатацию, оформить и подписать соответствующий протокол и акт приёмки программного обеспечения в опытную эксплуатацию.

Из протокола передачи программного обеспечения в опытную эксплуатацию от 28 февраля 2018 года следует, что комиссия, в составе которой со стороны заказчика присутствовали, в том числе, генеральный директор ЗАО «Г» К. и его заместители – М., В., приняла решение: исполнителю передать, а заказчику принять программное обеспечение подсистемы (конфигурации) «1С:Предприятие 8. Управление лифтовым хозяйством» и «1С:Предприятие 8. Зарплата и управление персоналом для Беларуси» в опытную эксплуатацию в соответствии с вышеназванным протоколом от 19 февраля 2018 года; исполнителю и заказчику подписать соответствующий акт передачи программного обеспечения в опытную эксплуатацию.

Согласно акту передачи программного обеспечения в опытную эксплуатацию от 28 февраля 2018 года вышеназванные конфигурации были приняты ЗАО «Г» в опытную эксплуатацию. Также 28 февраля 2018 года по акту №__ истцом были приняты без замечаний работы по договору №__ от 12 июля 2017 года по установке программного обеспечения «1С» (модуль «Монтажи, АВР, ТО, аренда и управление договорами»), его настройке и модификации согласно концептуальному проекту; обучению пользователей, предусмотренные пунктами 4.1, 4.2 этапа № 4 и пунктом 5.1 этапа № 5 календарного плана, общей стоимостью 25 000 белорусских рублей (15 872 + 6 510 + 2 618 = 25 000). Из указанного акта также усматривается, что работы по договору выполнены полностью и в срок. Заказчик претензий по объёму, качеству и срокам их выполнения не имеет.

Платёжным поручением №__ от 5 марта 2018 года истец по акту №__ от 28 февраля 2018 года уплатил ответчику 25 000 белорусских рублей.

Принимая во внимание вышеуказанные доказательства, суд пришёл к выводу о том, что ЗАО «Г», как заказчик, и ООО «Э», как исполнитель, с учётом внесенных ими изменений в договор и его приложения полностью исполнили принятые на себя обязательства по заключенному между ними договору №__от 12 июля 2017 года.

Довод представителей истца о том, что договор №__ от 12 июля 2017 года не был исполнен ответчиком по всем этапам календарного плана, суд признаёт несостоятельным, поскольку он опровергается вышеуказанными доказательствами, в том числе, актами сдачи-приёмки работ, согласно которым ЗАО «Г», как заказчик, приняло работы по договору в полном объёме и претензий по их объёму, качеству и срокам выполнения не имело.

Судом установлено, что в соответствии с пп.3.6 договора истец мотивированный отказ от подписания актов сдачи-приёмки работ в адрес ответчика не направлял; принял указанные в актах работы без замечаний и оплатил их в установленный договором срок. Впоследствии – 1 октября 2018 года (спустя значительное время после принятия работ) ЗАО «Г» заключило с ООО «Э» договор №__ по техническому сопровождению программного обеспечения на программной платформе «1С:Предприятие 8. Бухгалтерия для Республики Беларусь» и «1С: Предприятие 8. Зарплата и управление персоналом для Беларуси», находящейся на стадии опытной эксплуатации, что также свидетельствует о том, что работы по данному договору были выполнены и приняты заказчиком.

Замечания и предложения, изложенные в вышеназванном протоколе от 19 февраля 2018 года: в п.1 – были устранены исполнителем в срок до 28 февраля 2018 года, что подтверждается актами сдачи-принятия работ от 28 февраля 2018 года; в п.2 – подлежали устранению в рамках проведения опытной эксплуатации программного обеспечения, о чём прямо указано в п.2 протокола. По делу установлено и не оспаривалось в судебном заседании представителями сторон, что этапы работ по проведению опытной эксплуатации программного обеспечения посредством заключения сторонами вышеуказанного дополнительного соглашения № _ к договору №__ от 12 июля 2017 года были выделены сторонами в отдельный договор  №__ от 2 марта 2018 года. Поэтому указанные в п.2 протокола от 19 февраля 2018 года работы согласно волеизъявлению сторон подлежали выполнению в рамках договора №__ от 2 марта 2018 года, по которому исковые требования в рамках настоящего гражданского дела ЗАО «Г» не заявлялись.

Также является несостоятельным довод представителей истца со ссылкой на заключение эксперта по результатам экспертизы, проведенной по договору между ЗАО «Г» и ООО «П», о том, что работы ответчиком выполнены с отступлениями от договора №__ от 12 июля 2017 года и результаты работ являются непригодными для использования, в том числе и в связи с отсутствием технического задания по договору, исходя из следующего.

Как следует из объяснений представителей сторон, в отличие от договора      №__ от 2 марта 2018 года, по договору №__ от 12 июля 2017 года техническое задание не составлялось, поскольку ЗАО «Г», как заказчик, на момент заключения договора не смог определить полный объём задач, которые, по его мнению, должны были быть реализованы при эксплуатации ЗАО «Г» программного обеспечения «1С: Предприятие 8» с учётом его, истца, деятельности, в связи с чем стороны пришли к соглашению о том, что объём и качество работ по договору №__ должны соответствовать требованиям, установленным в утверждённом заказчиком концептуальном проекте (пп.1.4 договора). Концептуальный проект в составе вышеназванных 4 частей, устав проекта комплексной автоматизации и календарный план, содержащие объём и виды работ по договору, а также сроки их выполнения были подготовлены с участием представителей сторон и надлежащим образом утверждены ЗАО «Г».

Относительно дополнений к программному обеспечению, не вошедших в утверждённые концептуальные проекты, комиссией было принято решение оформлять их отдельными протоколами и выполнять в процессе проведения этапов опытной эксплуатации программного обеспечения, которые дополнительным соглашением № _ были исключены из Приложения _ к договору №__ и согласно объяснениям представителей сторон выделены в отдельный договор – №__ от 2 марта 2018 года, что следует из протокола № 2 от 13 сентября 2017 года.

Договор №__ от 12 июля 2017 года недействительным признан не был, исполнен сторонами в полном объёме, что подтверждается вышеуказанными доказательствами.

Приложенное истцом к исковому заявлению заключение эксперта ООО «П» от 30 ноября 2018 года №__, согласно которому эксперт установил 170 недостатков работ, выполненных ООО «Э» по договорам №__ от 12 июля 2017 года, №__ от 2 марта 2018 года и предположил, что объём выполненных работ по договору №__ от 12 июля 2017 года с технической точки зрения составляет ориентировочно 30%; при этом данное значение может сильно меняться (до ± 20%) в зависимости от технических требований технического задания, суд не может положить в основу решения, поскольку данное заключение является необоснованным, не содержит указаний относительно самостоятельно проведенных экспертом исследований в области программирования, составлено на основе представленного истцом эксперту списка замечаний по выполненным работам в целом по двум вышеназванным договорам (без деления работ, подлежащих выполнению по договору №__ от 12 июля 2017 года и договору №__ от 2 марта 2018 года, который не является предметом спора по настоящему делу), носит предположительный характер. Кроме того, данное заключение было составлено без участия представителей ответчика, по просьбе истца на основании заключенного с ним договора, поставленные перед экспертом вопросы в части толкования условий двух договоров носят правовой характер.

Факт принятия работ по договору без проверки, на что ссылался в своих объяснениях в судебном заседании представитель истца – ЗАО «Г» – К., не является правовым основанием для уменьшения установленной за работу цены, поскольку в силу положений п.3 ст.673 ГК Республики Беларусь заказчик, принявший результаты работы без проверки, лишается права ссылаться на недостатки работы, которые могли быть установлены при обычном способе ее приемки (явные недостатки).

На наличие скрытых недостатков работ по договору №__ от 12 июля 2017 года, истец в обоснование исковых требований не ссылался.

Согласно объяснениям представителей ответчика часть указанных в протоколе от 19 февраля 2018 года и вышеназванном заключении эксперта замечаний относятся к работам по договору №__ от 2 марта 2018 года, которые, по их мнению, были устранены ООО «Э», оставшаяся часть является дополнительными пожеланиями истца (не относящимися к объёму работ по указанному договору), возникшими у истца в процессе работы с программным обеспечением, которые могут быть реализованы при заключении между сторонами дополнительных соглашений. 

Судом также установлено, что 20 ноября 2018 года между истцом – ЗАО «Г» – и обществом с ограниченной ответственностью «Б» заключен договор №__ на доработку информационной системы, которой согласно предмету договора является установленное и используемое (в опытной эксплуатации) ЗАО «Г» программное обеспечение «1С: Предприятие 8. Зарплата и управление персоналом для Беларуси».

В соответствии со ст.273 ГПК Республики Беларусь суд рассматривает дело лишь в пределах заявленного искового требования.

Иных исковых требований по настоящему делу сторонами заявлено не было.

В связи с изложенным, суд считает необходимым истцу – ЗАО «Г» – в удовлетворении иска к ответчику – ООО «Э» – о соразмерном уменьшении установленной за работу цены и взыскании излишне уплаченных денежных средств в размере 60 145 белорусских рублей 68 копеек, расходов по проведению экспертизы в размере 3 400 белорусских рублей, процентов за пользование чужими денежными средствами за период с 5 по 27 декабря 2018 года в размере 379 белорусских рублей отказать.

В соответствии со ст.135 ГПК Республики Беларусь стороне, в пользу которой состоялось решение, суд присуждает за счет другой стороны возмещение всех понесенных ею судебных расходов по делу, хотя бы эта сторона и была освобождена от уплаты их в доход государства. Если иск удовлетворен частично, то указанные в настоящей статье суммы присуждаются истцу пропорционально размеру удовлетворенных судом исковых требований, а ответчику - пропорционально той части исковых требований, в которой истцу отказано.

Поскольку истцу в удовлетворении иска отказано в полном объёме, его требование о взыскании с ответчика в свою пользу судебных расходов по уплате государственной пошлины за подачу в суд искового заявления также не подлежит удовлетворению.

Согласно ч.1 ст.124 ГПК Республики Беларусь стороне, в пользу которой состоялось решение, суд присуждает возмещение понесенных расходов по оплате помощи представителя за счёт другой стороны исходя из сложности дела и времени, затраченного на его рассмотрение.

Судом установлено, что ответчик – ООО «Э» – понёс расходы по оплате помощи его представителя – адвоката Л. – в размере 3 300 белорусских рублей, выразившейся в составлении ею ответа на досудебную претензию истца по указанному иску, письменных возражений против иска и объяснений по делу, её участии в подготовке дела к судебному разбирательству (в состоявшихся по делу беседах и в предварительном судебном заседании) и в судебном разбирательстве в течение 3 дней, что подтверждается материалами дела, договорами на оказание юридической помощи №__ от 21 декабря 2018 года и № __ от 25 февраля 2019 года, заключенными между ООО «Э» и адвокатом Л., осуществляющей адвокатскую деятельность индивидуально, актами сдачи-приёмки оказанной юридической помощи к договорам, платёжными поручениями: №__ от 28 декабря 2018 года, №__ от 25 марта 2019 года, №__ от 25 апреля 2019 года, №__ от 14 мая 2019 года, №__ от 10 июня 2019 года, №__ от 10 июня 2019 года, №__ от 27 июня 2019 года, №__ от 28 октября 2019 года, №__ от 30 октября 2019 года, №___ от 31 октября 2019 года, а также объяснениями представителей ответчика.

Принимая во внимание уровень сложности дела, а также объём времени, затраченного на его рассмотрение, в связи с отказом истцу в удовлетворении иска суд считает необходимым взыскать с ЗАО «Г» в пользу ООО «Э» 3 300 белорусских рублей в возмещение понесенных им расходов по оплате помощи представителя.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст.302-306 ГПК Республики Беларусь, суд

решил:

закрытому акционерному обществу «Г» в иске к обществу с ограниченной ответственностью «Э» о соразмерном уменьшении установленной за работу цены по заключенному между сторонами 12 июля 2017 года договору №__ и взыскании излишне уплаченных денежных средств в размере 60 145 белорусских рублей 68 копеек, расходов по проведению экспертизы в размере 3 400 белорусских рублей, процентов за пользование чужими денежными средствами за период с 5 по 27 декабря 2018 года в размере 379 белорусских рублей, а также в требовании о возмещении судебных расходов по уплате государственной пошлины за подачу в суд искового заявления в размере 3 196 белорусских рублей 23 копеек отказать.

Взыскать с закрытого акционерного общества «Г» в пользу общества с ограниченной ответственностью «Э» в возмещение понесенных им расходов по оплате помощи представителя 3 300 (три тысячи триста) белорусских рублей.

Решение вступает в законную силу немедленно после его оглашения, обжалованию и опротестованию в апелляционном порядке не подлежит.

Судья                                                                                                       

В очередном выпуске

Мониторинг массовой информации