Верховный Суд
Республики Беларусь

Интернет-портал судов общей юрисдикции Республики Беларусь

+375 (17) 308-25-01

+375 (17) 215-06-00

220020, г. Минск, ул. Орловская, 76

Постановление судебной коллегии по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь от 05.12.2018 по делу № 231-24/2018/1207А/1534К

11 декабря 2018  533

ВЕРХОВНЫЙ СУД РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

05.12.2018

Дело № 231-24/2018/1207А/1534К

г. Минск

Судебная коллегия по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь, рассмотрев в открытом судебном заседании кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью «А» на решение экономического суда города Минска от 17.09.2018 и постановление апелляционной инстанции экономического суда города Минска от 24.10.2018 по делу № 231-24/2018 по иску общества с ограниченной ответственностью «А» к обществу с ограниченной ответственностью «З» о признании сделки недействительной, с участием представителей: истца – Л-о А.В. (доверенность от 23.07.2018), ответчика – С-на Е.В. (доверенность от 26.07.2018),

УСТАНОВИЛА:

Решением экономического суда города Минска от 17.09.2018, оставленным в силе постановлением апелляционной инстанции от 24.10.2018, обществу с ограниченной ответственностью «А» (далее – ООО «А», истец) отказано в удовлетворении исковых требований к обществу с ограниченной ответственностью «З» (далее – ООО «З», ответчик) о признании недействительной части сделки (часть договора аренды № 2 от 26.11.2012), а именно: пункта 3.2 новой редакции договора аренды № 2 от 12.07.2013 и дополнительного соглашения от 03.01.2014 к договору аренды № 2 (новая редакция) от 12.07.2013.

В кассационной жалобе истец, ссылаясь на необоснованность решения суда первой инстанции от 17.09.2018 и постановления апелляционной инстанции от 24.10.2018, просит их отменить и удовлетворить исковые требования. В обоснование неправомерности обжалуемых судебных постановлений в жалобе приводятся доводы о неполном выяснении судебными инстанциями фактических обстоятельств, касающихся заключения между сторонами вышеуказанного договора аренды в оспариваемой части, а также о неправильном применении норм Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее – ГК Республики Беларусь), регулирующих применение исковой давности.

В судебном заседании представитель истца поддержал жалобу по изложенным в ней основаниям.

Ответчик в отзыве и его представитель в судебном заседании просили оставить обжалуемые судебные постановления без изменения, ссылаясь на необоснованность кассационной жалобы по изложенным в отзыве основаниям.

Судебная коллегия по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь, заслушав пояснения представителей сторон, изучив материалы дела, проанализировав доводы кассационной жалобы, приходит к выводу об отсутствии оснований для ее удовлетворения, исходя из следующего.

Как следует из материалов дела, 26.11.2012 между истцом (арендатор) и ответчиком (арендодатель) был заключен договор аренды нежилого помещения № 2, в соответствии с которым ответчик предоставил, а истец принял за плату во временное возмездное пользование (аренду) изолированное помещение площадью 149,8 кв.м., расположенное по бульвару Тракторостроителей , 2-1 в г. Минске (пункты 1.1, 1.2).

В пункте 3.2 договора стороны предусмотрели ставку арендной платы за 1 квадратный метр в размере 26 евро; арендная плата за все арендованное помещение в месяц составляет 3 894,8 евро, в том числе НДС по ставке 20% – 649,13 евро; арендная плата перечисляется арендатором по курсу Нацбанка Республики Беларусь белорусского рубля к евро на день оплаты; оплата производится арендатором ежемесячно до 25 числа месяца, предшествующего оплачиваемому.

Впоследствии 12.07.2013 стороны заключили договор аренды нежилого помещения № 2 (новая редакция), в пункте 3.2 которого установили ставку арендной платы за 1 квадратный метр в размере 100 долларов США, за все арендуемое помещение с учетом НДС – 14 980 долларов США.

Дополнительным соглашением от 03.01.2014 к договору аренды ставка за 1 квадратный метр арендованной площади была установлена в размере 67 долларов США; общая сумма арендной платы – 10 000 долларов США. А дополнительным соглашением от 25.09.2014 был согласован срок аренды – 10 лет с даты подписания акта приемки-передачи помещения.

В дальнейшем сторонами было подписано еще несколько дополнительных соглашений, которыми изменялся размер арендной платы:

дополнительным соглашением от 31.12.2014 ставка арендной платы на период с 01.01.2015 по 30.06.2015 была установлена в размере 115 000 000 белорусских рублей в месяц без НДС;

дополнительным соглашением от 30.06.2015 ставка арендной платы в таком же размере была установлена на период с 01.07.2015 по 31.12.2015;

дополнительным соглашением от 30.06.2016 ставка арендной платы установлена в размере 11 500 белорусских рублей на срок с 01.07.2016 по 31.12.2016;

дополнительным соглашением от 01.06.2017 была установлена ставка в размере 3 100 белорусских рублей в месяц без НДС на период с 01.06.2017 по 31.12.2017.

Из материалов дела также усматривается, что 04.12.2017 ответчиком (арендодателем) в адрес истца (арендатора) было направлено уведомление о расторжении договора в связи с неоднократным грубым нарушением его условий (просрочку оплаты арендной платы). Аналогичные уведомления также были направлены 03.01.2018, 01.02.2018.

Истец в письме от 12.01.2018 просил ответчика заключить договор на новый срок на тех же условиях. Письмом от 28.02.2018 истец просил ответчика продлить срок освобождения арендуемого помещения, а также обязался погасить задолженность по арендной плате и коммунальным услугам в срок до 25.03.2018.

По исполнительной надписи нотариуса от 30.01.2018 № 2-118 с истца в пользу ответчика взыскана задолженность по арендной плате за январь, февраль 2018 года.

В июле 2018 года истец обратился в суд с иском о признании части сделки – пункта 3.2 новой редакции договора аренды № 2 от 12.07.2013 и дополнительного соглашения от 03.01.2014 к договору аренды № 2 (новая редакция) от 12.07.2013 в части установления арендной платы в размере 100 долларов США и 67 долларов США недействительной на основании статьи 180 ГК Республики Беларусь, как заключенной со стороны истца на крайне невыгодных для него условиях вследствие стечения тяжелых обстоятельств (как кабальной сделки).

против удовлетворения заявленных истцом требований, ответчик указывал на недоказанность истцом факта кабальности договора аренды в оспариваемой части, а также ссылался на пропуск истцом срока исковой давности, заявив о его применении.

По результатам рассмотрения дела суд первой инстанции пришел к выводам о пропуске истцом срока исковой давности по заявленным требованиям, а также о недоказанности истцом кабальности заключенного между сторонами договора аренды в оспариваемой части, в связи с чем и отказал в иске по данным основаниям.

Суд апелляционной инстанции также пришел к выводу об отсутствии в данном случае оснований для признания вышеуказанного договора аренды в части установления арендной платы в июле 2013 года и январе 2014 года в размере 100 долларов США и 67 долларов США соответственно недействительным по заявленному истцом основанию – как кабальной сделки, оставив без удовлетворения апелляционную жалобу истца.

Обоснованность выводов судебных инстанций об отсутствии оснований для признания заключенного между сторонами договора аренды в оспариваемой части недействительным как кабальной сделки с достоверностью подтверждаются установленными по делу фактическими обстоятельствами и представленными доказательствами.

В соответствии с пунктом 1 статьи 180 ГК Республики Беларусь судом по иску любого заинтересованного лица может быть признана недействительной сделка, которую лицо было вынуждено совершить вследствие стечения тяжелых обстоятельств на крайне не выгодных для себя условиях, чем другая сторона воспользовалась (кабальная сделка).

В силу указанной нормы гражданского законодательства и в соответствии с частью второй статьи 100 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь в данном случае истец должен был представить доказательства, что заключение в июле 2013 года новой редакции ранее заключенного между сторонами договора аренды от 26.11.2012, а также заключение в январе 2014 года дополнения к новой редакции договора аренды с изменением в сторону увеличения ставки арендной платы было обусловлено наличием у истца в этот момент стечения тяжелых обстоятельств, в силу которых он был вынужден это сделать.

Как следует из содержания искового заявления, в обоснование наличия таких обстоятельств истец ссылался на то, что 04.07.2013 он получил лицензию на осуществление игорной деятельности. При этом обязательным лицензионным требованием в этом случае является указание в лицензии места осуществления такой деятельности. До получения лицензии истец осуществил соответствующие приготовления для осуществления игорной деятельности в арендуемом вышеуказанном помещении (произвел ремонт, закупил оборудование), то есть, произвел существенные денежные вложения. Поэтому в случае отказа от аренды в такой момент для истца наступают огромные убытки, связанные с вложениями в новый ремонт, перевозкой оборудования и невозможностью осуществлять лицензируемый вид деятельности, а также невозможностью получать доходы.

Не принимая во внимание указанные доводы истца, судебные инстанции обоснованно исходили из того, что в данном случае заключение договора на достигнутых условиях, в том числе и по размеру арендной платы, со стороны истца произведено добровольно, в порядке и пределах, предусмотренных законодательством (то есть, с соблюдением закрепленного в статье 391 ГК Республики Беларусь принципа свободы договора).

В этой связи, поскольку договор аренды, в том числе и в оспариваемой части, заключен истцом в рамках осуществления им предпринимательской деятельности, которая носит самостоятельный инициативный характер и осуществляется на свой риск, поэтому его просчеты в коммерческой деятельности (в том числе и явные), допущение им производственно-хозяйственного риска, конъюнктура рынка сами по себе не могут являться условиями кабальности совершенных им сделок.

При этом следует учесть, что в первоначально заключенном договоре аренды от 26.11.2012 (пункт 5.1) сторонами был согласован 3-годичный срок его действия с момента подписания акта приема-передачи помещения. А в пункте 5.3 данной редакции договора было закреплено преимущественное право истца на продление договора на новый срок.

Соответственно, как на момент заключения новой редакции договора аренды от 12.07.2013, так и на момент заключения дополнительного соглашения от 03.01.2014 к новой редакции договора аренды истец был вправе пользоваться арендуемым помещением на условиях договора аренды от 26.11.2012 в его первоначальной редакции с ранее установленной ставкой арендной платы (26 евро за 1 квадратный метр). Доказательств невозможности существования между сторонами договорных отношений на первоначально согласованных условиях истцом не представлено.

Все вышеизложенные обстоятельства в совокупности свидетельствуют о недоказанности истцом наличия для него стечения тяжелых обстоятельств, в силу которых он был вынужден заключить новую редакцию договора аренды от 12.07.2013 и дополнительное соглашение к нему от 03.01.2014, что, как обоснованно указали судебные инстанции, свидетельствует об отсутствии оснований для признания договора аренды в оспариваемой части недействительным как кабальной сделки.

Также суд первой инстанции правомерно пришел к выводу о пропуске истцом срока исковой давности, что является самостоятельным основанием для отказа в иске, так как настоящий иск подан истцом по истечении трехлетнего срока с момента заключения новой редакции договора аренды от 12.07.2013 и дополнительного соглашения к нему от 03.01.2014.

Доводы истца в этой части о перерыве срока исковой давности, со ссылкой на последующее подписание сторонами иных дополнительных соглашений с уменьшением ставки арендной платы, не основаны на нормах действующего законодательства (с учетом заявленного истцом основания иска), так как из подписанных последующих дополнительных соглашений не усматривается, что их подписание было обусловлено сторонами кабальностью ранее согласованных условий по размерам арендной платы.

При этом суд кассационной инстсанции отмечает некорректность выводов суда апелляционной инстанции об отсутствии основания для применения срока исковой давности. Вместе с тем данные выводы не повлияли на правомерность постановления суда апелляционной инстанции в целом по существу спора.

При таких обстоятельствах обжалуемые судебные постановления подлежат оставлению без изменения, а кассационная жалоба истца – без удовлетворения.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 293, 294, 296, 298 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь, судебная коллегия по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь

ПОСТАНОВИЛА:

Решение экономического суда города Минска от 17.09.2018 и постановление апелляционной инстанции этого суда от 24.10.2018 по делу № 231-24/2018 оставить без изменения, а кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью «А» – без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу с момента его принятия и может быть обжаловано в порядке надзора в соответствии со статьями 300-304 Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь.

Председательствующий, судья

Судьи

В очередном выпуске

Мониторинг СМИ

Google переводчик