Верховный Суд
Республики Беларусь

Интернет-портал судов общей юрисдикции Республики Беларусь

+375 (17) 308-25-01

+375 (17) 215-06-00

г. Минск, ул. Орловская, 76

Актуально

18 апреля 2019  270 16 апреля 2019  212 15 апреля 2019  137 15 апреля 2019  133 15 апреля 2019  373 12 апреля 2019  908

Определение судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Беларусь от 04.12.2018 по делу № 02ау - 152 / 2018

13 декабря 2018  568

Дело № 02ау - 152 / 2018

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ

О П Р Е Д Е Л Е Н И Е

4 декабря 2018 года судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Республики Беларусь рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционным жалобам обвиняемого и его защитника - адвоката на приговор Минского областного суда от 14 сентября 2018 года, которым

К. , не имеющий судимости,

осуждён по п.6 ч.2 ст.139 УК к 16 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии в условиях усиленного режима.

На основании ст.107 УК применено принудительное лечение от хронического алкоголизма.

Приговором также разрешена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда, мнение прокурора отдела Генеральной прокуратуры Республики Беларусь, полагавшего апелляционные жалобы оставить без удовлетворения, а приговор – без изменения, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

К. по приговору суда признан виновным в убийстве с особой жестокостью К., совершённом 31 января 2018 года в период времени с 14.00 до 23.00 в квартире по месту своего проживания в дер. Б. Б-го района.

Обвиняемый К. в апелляционной жалобе и дополнении к ней указал, что умысла на убийство отца у него не было. Утверждает о небольшом количестве нанесённых им отцу ударов, от которых смерть потерпевшего не могла наступить. Предполагает о возможном наличии у потерпевшего каких-либо телесных повреждений до произошедшего между ними конфликта. Полагает, что суд дал неправильную оценку противоречивым заключениям судебно-медицинских экспертов, необоснованно признав достоверным заключение комиссии, в состав которой входил эксперт с малым стажем работы по специальности, а также необоснованно признав, что потерпевший, находившийся в состоянии алкогольного опьянения, испытывал особую физическую боль, страдания и мучения. Считает, что предварительное и судебное следствие проведены неполно, поскольку не выяснен механизм образования на его одежде следов крови, произошедшей от погибшего, поверхностно изучены данные, характеризующие его личность, не допрошены по вопросу о его личности соседи и коллеги, с которыми он выполнял строительные работы на территории Российской Федерации и Беларуси. Полагает чрезмерно суровым назначенное наказание. Просит об изменении приговора, переквалификации его действий на ч.3 ст.147 УК и назначении наказания в пределах её санкции.

В апелляционной жалобе защитник обвиняемого - адвокат, не отрицая виновность К. в избиении потерпевшего, указала, что приведёнными в приговоре доказательствами не подтверждается наличие у обвиняемого умысла на убийство отца. Полагает, что судом не учтено возможное несоответствие количества ударов и количества контактов с травмирующими предметами, а также возможное травмирование потерпевшего, который с трудом передвигался и неоднократно падал ранее, именно при этих падениях, поэтому утверждает об отсутствии доказательств, опровергающих показания обвиняемого о меньшем количестве нанесённых им потерпевшему ударов. Поэтому просит об изменении приговора, переквалификации действий К. на ч.3 ст.147 УК и назначении более мягкого наказания с учётом личности обвиняемого, который раскаялся в содеянном, положительно характеризуется из ИУ "Тюрьма-8" г. Жодино, а также из ЛТП, где проходил лечение.

Рассмотрев дело, обсудив апелляционные жалобы, судебная коллегия находит виновность обвиняемого в совершённом преступлении доказанной.

Так, обвиняемый не отрицал в ходе досудебного производства и в судебном заседании то обстоятельство, что он вечером 31 января 2018 года по месту своего жительства во время возникшей ссоры избил потерпевшего, стянув его с кровати на пол и нанеся один удар рукой по лицу и несколько ударов ногами в область грудной клетки.

Установленный факт избиения обвиняемым потерпевшего в указанное время по месту жительства не оспаривается и в жалобах обвиняемого и его защитника.

Показания обвиняемого о месте и времени избиения им потерпевшего согласуются с данными осмотра места происшествия, зафиксированными в протоколе, заключениями экспертов о наличии на рукаве джемпера обвиняемого следов крови, произошедшей от потерпевшего, а также биологического материала потерпевшего на правом сланце обвиняемого.

Свидетель К. подтвердила факт конфликта, имевшего место между обвиняемым и потерпевшим вечером 31 января 2018 года после ухода Т., в ходе которого обвиняемый в комнате потерпевшего громко кричал на последнего, требовал деньги в сумме 10 рублей. Утром она обнаружила К. мёртвым.

Свидетель Т. подтвердил, что, уходя от обвиняемого, он оставил 10 рублей, чтобы тот вместе с отцом мог на следующий день опохмелиться. Также указал, что на теле потерпевшего видимых следов повреждений не имелось, за исключением старой ссадины.

Заключениями судебно-медицинских экспертов установлены количество, характер, локализация и механизм возникновения телесных повреждений у потерпевшего, причина его смерти, каковой явилась сочетанная травма головы, туловища и конечностей, сопровождавшаяся множественными двухсторонними переломами рёбер, переломом грудины, разрывами левого лёгкого и брыжейки тонкой кишки, кровоизлияниями под мягкую оболочку головного мозга, множественными ушибленными ранами, кровоподтёками, ссадинами и кровоизлияниями в мягкие ткани головы, туловища и конечностей, осложнившаяся травматическим шоком с кровопотерей.

Экспертами установлено, что выявленные на трупе телесные повреждения возникли не менее чем от 25 травмирующих воздействий. При этом значительное количество повреждений имелось в области головы.

Суд пришёл к обоснованному выводу о том, что все указанные телесные повреждения, обнаруженные на трупе К. и соответствующие по сроку возникновения установленному периоду времени совершения преступления, причинены только обвиняемым. Вывод суда основан на анализе всех обстоятельств дела, сопоставлении показаний обвиняемого и других доказательств.

Причастность других лиц к избиению потерпевшего исключается. Всё избиение и причинение телесных повреждений, состоящих в причинной связи со смертью, происходило в квартире, о чём свидетельствуют, в том числе, следы произошедшей от потерпевшего крови, обнаруженные на месте происшествия, и отсутствие таковых за пределами квартиры, что подтверждается данными осмотра места происшествия. Показаниями допрошенной в качестве свидетеля К. также подтверждено избиение потерпевшего только обвиняемым.

Материалами дела опровергнуты предположения обвиняемого о возможном образовании телесных повреждений у потерпевшего при его падениях, поскольку по делу не установлен сам факт падений потерпевшего. Свидетели Т. и К. не подтвердили факт падений потерпевшего во время употребления спиртного. Кроме того такой механизм образования множественных телесных повреждений, расположенных в разных анатомических областях тела потерпевшего, опровергается заключением судебно-медицинских экспертов и показаниями эксперта в судебном разбирательстве.

Заключения судебно-медицинских экспертов исследованы в судебном заседании, получили надлежащую оценку суда, выводы которого об отсутствии в них существенных противоречий относительно установления характера причинённых потерпевшему телесных повреждений и причины его смерти мотивированы.

Правильно, с учётом мотивированных выводов экспертов, установлено судом и количество нанесённых обвиняемым потерпевшему ударов. С выводами суда судебная коллегия соглашается, поскольку нет оснований сомневаться в их правильности.

Характер, количество и локализация телесных повреждений у потерпевшего, значительная часть из которых расположена в области головы и туловища, механизм их образования, выражающийся в нанесении множественных сильных, что подтверждается фактом образования перелома тела грудины, ударов руками и ногами по телу потерпевшего, свидетельствуют об умысле обвиняемого на лишение потерпевшего жизни.

Поэтому суд обоснованно признал, что форма вины обвиняемого по отношению к наступившей смерти потерпевшего характеризуется умыслом.

Доводы апелляционных жалоб защитника обвиняемого и его самого об отсутствии доказательств наличия умысла на лишение жизни потерпевшего и необходимости переквалификации его действий на ч.3 ст.147 УК несостоятельны.

обоснованно указал, что особая жестокость, с которой совершено убийство, выразилась в нанесении большого количества сильных ударов в область головы и туловища потерпевшего и причинении множественных телесных повреждений в процессе лишения его жизни, причинявших особые страдания. Ссылка обвиняемого на некие показания эксперта, якобы данные им в судебном разбирательстве, о том, что потерпевший, находившийся в состоянии алкогольного опьянения, не испытывал особой физической боли и страданий, является надуманной и не соответствующей фактическим обстоятельствам дела, установленным заключением комиссии судебно-медицинских экспертов, согласно которым причинённые потерпевшему повреждения повлекли развитие травматического шока. Количество и характер причинённых потерпевшему телесных повреждений безусловно свидетельствуют об испытанных им особых страданиях, что было очевидным и для обвиняемого.

Действия К. по п.6 ч.2 ст.139 УК квалифицированы правильно.

Психическое состояние обвиняемого исследовано судом с достаточной полнотой. Нет оснований сомневаться в правильности вывода стационарной комплексной судебной психолого-психиатрической экспертной комиссии о том, что обвиняемый мог сознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими, поскольку не страдал и не страдает каким-либо хроническим психическим заболеванием, не находился в состоянии временного расстройства психики или состоянии аффекта. Поэтому суд обоснованно признал К. вменяемым.

Комиссией экспертов установлено, что К. страдает синдромом зависимости от алкоголя, поэтому суд обоснованно принял решение о применении в отношении обвиняемого принудительного лечения от хронического алкоголизма.

Наказание К. назначено в пределах санкции закона и соответствует особой тяжести совершённого им преступления и данным, характеризующим его личность, которых в материалах дела имеется достаточно и они приведены в приговоре. Отягчающим ответственность обвиняемого обстоятельством суд обоснованно признал совершение преступления лицом, находящимся в состоянии алкогольного опьянения.

Смягчающих ответственность обвиняемого обстоятельств по делу не установлено.

Утверждение обвиняемого о неправильном поведении потерпевшего не нашло подтверждения в материалах дела. Более того, такое утверждение обвиняемого опровергается приведёнными в приговоре показаниями свидетелей. В то же время факты, негативно характеризующие личность обвиняемого, в том числе и факт совершения им ранее хулиганских действий в отношении погибшего, подтверждены бесспорно и учтены судом при назначении наказания.

Положительная характеристика обвиняемого из ЛТП, где он ранее проходил принудительное лечение от хронического алкоголизма, однако после лечения продолжил употреблять спиртное, а также из ИУ "Тюрьма-8" г. Жодино, также учтены судом, однако наличие таких характеристик не является основанием для смягчения наказания.

Нарушений требований УПК, влекущих отмену приговора, в ходе производства по уголовному делу не допущено.

Приговор постановлен в соответствии с требованиями закона, подписан составом суда. Утверждение обвиняемого об отсутствии подписей народных заседателей противоречит фактическим обстоятельствам. Учинение заседателями подписей на копии приговора, вручаемой обвиняемому, не предусмотрено законом.

На основании изложенного, руководствуясь ст.386 УПК, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

приговор Минского областного суда от 14 сентября 2018 года в отношении К. оставить без изменения, а апелляционные жалобы обвиняемого и его защитника - адвоката – без удовлетворения.

Председательствующий:

Судьи Верховного Суда:

В очередном выпуске

Мониторинг СМИ

Google переводчик