Верховный Суд
Республики Беларусь

Интернет-портал судов общей юрисдикции Республики Беларусь

+375 (17) 308-25-01

+375 (17) 215-06-00

220020, г. Минск, ул. Орловская, 76

Определение судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Беларусь от 10.09.2021 по делу № 127У21113/А

14 октября 2021  245

                                                                                          Дело №127У21113/А

                А П Е Л Л Я Ц И О Н Н О Е    О П Р Е Д Е Л Е Н И Е

10 сентября 2021 года судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Республики Беларусь рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционным жалобам обвиняемого М. на приговор судебной коллегии по уголовным делам областного суда от 16 июля 2021 года, по которому М. осужден по п.6 ч.2 ст.139 УК на 15 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии в условиях усиленного режима.

Постановлено: в соответствии с ч.1 ст.106 УК применить к М. принудительные меры безопасности и лечения;

взыскать с него в пользу М.М. в счет возмещения морального вреда - 20 000 рублей, а также в доход государства госпошлину - 87 рублей и процессуальные издержки - 708 рублей 27 копеек.

Разрешены вопросы о вещественных доказательствах по делу и об имуществе, на которое был наложен арест.

Заслушав доклад председательствующего - судьи, объяснение защитника-адвоката Ц., поддержавшего апелляционные жалобы, мнение старшего прокурора отдела Генеральной прокуратуры Республики Беларусь, полагавшего оставить апелляционные жалобы без удовлетворения, а приговор суда - без изменения, судебная коллегия

                                              у с т а н о в и л а:

по приговору суда обвиняемый М. признан виновным в убийстве с особой жестокостью потерпевшего С., совершенном в состоянии алкогольного опьянения 19 декабря 2020 года.

В апелляционных жалобах обвиняемый указывает, что умысла на убийство потерпевшего с особой жестокостью не имел. В ходе конфликта потерпевший взял нож, поэтому в целях защиты нанес ему около 7 ударов. Показания свидетелей-супругов Ф. считает ложными, так как они сами могли быть причастны к преступлению в отношении С. Часть телесных повреждений потерпевший мог получить в результате падений при перетаскивании его М.М. и Ш. В ходе расследования дела не были приняты меры к установлению других участников преступления, было нарушено его право на защиту, так как в силу заболевания он не мог самостоятельно защищать свои интересы. Считает, что взысканная с него денежная сумма в счет компенсации морального вреда является завышенной. Просит приговор изменить, переквалифицировать его действия на ч.3 ст.147 УК, снизить срок лишения свободы и размер компенсации морального вреда.

Рассмотрев дело, судебная коллегия находит доводы апелляционных жалоб обвиняемого М. необоснованными по следующим основаниям.

 Признавая в суде вину частично, М. отрицал нанесение С. большого количества ударов и умысел на его убийство. При этом показал, что в ночь на 19 декабря 2020 года при распитии спиртного по месту жительства С. возникла ссора из-за того, что последний стал обвинять его в разбитии окон в доме и воровстве. В ходе ссоры С. схватил нож и начал приближаться к нему, поэтому оттолкнул его, отчего тот упал. Поднявшись, С. вновь направился к нему. От его толчка С. снова упал на пол, при этом уронил нож. После этого он нанес лежащему на полу С. около 7 ударов руками в область лица и два удара ногами, обутыми в полусапоги, в грудь. Видя, что тот не может подняться, сел на диван и уснул. Утром его разбудил Ш. и подвез на мотоблоке домой.

В ходе досудебного производства обвиняемый указывал, что не боялся С., так как тот был значительно старше, слабее его и находился в сильной степени опьянения.  Избил С., разозлившись на него. Прекратил наносить удары, когда тот захрипел. Утром вначале слышал, как кто-то звал С., позже появился Ш.   

Суд, проанализировав показания обвиняемого и иные исследованные в судебном заседании доказательства, пришел к обоснованному выводу, что убийство С. совершил именно обвиняемый М., нанеся ему руками и ногами большое количество телесных повреждений.

Причастность иных лиц к совершению данного преступления, вопреки доводам жалобы обвиняемого, не установлена.

Первыми, кто заходил в дом С. после его избиения М., были свидетели-супруги Ф.

Согласно их показаниям, утром 19 декабря 2020 года они зашли в дом к С. Ф. стала звать С., но как только услышала его стоны и увидела следы крови на полу и на спортивных брюках М., лежавшего на диване, они сразу же ушли оттуда.

Уходя, видели, как к дому С. подъезжал на мотоблоке Ш.

Свидетель Ш. подтвердил, что действительно приехал к С. на мотоблоке. Зайдя в дом, обнаружил избитого С., который не мог разговаривать, на полу множественные следы крови и спящего на диване М. Разбудив последнего, отвез домой. После этого с братом С. – М.М. вернулись обратно, переодели потерпевшего, который был осмотрен врачом, а затем госпитализирован в больницу, где на следующий день умер.

Согласно заключениям экспертов, смерть С. наступила от травматического шока, развившегося в результате сочетанной тупой травмы головы, грудной клетки и верхних конечностей с закрытой черепно-мозговой травмой со ссадинами и кровоподтеками лица, пропитываниями кожно-мышечного лоскута головы в лобной и левой височной области, кровоизлиянием под твердой мозговой оболочкой  левого полушария головного мозга, кровоподтеками грудной клетки, переломами ребер слева, в том числе и с повреждением пристеночной плевры, левосторонним гемопневмотораксом, кровоподтеками и ссадинами обеих рук.

Обнаруженные у С. телесные повреждения были причинены ему прижизненно и могли образоваться от не менее чем 82 травматических воздействий твердых тупых предметов.

В ходе экспертного исследования на одежде и обуви обвиняемого М. обнаружены следы крови потерпевшего С. Причем такие следы обнаружены и на его спортивных брюках, что согласуется с показаниями свидетеля Ф.

Совокупность этих и иных приведенных в приговоре доказательств позволила суду сделать обоснованный вывод, что обвиняемый М., избивая потерпевшего, действовал с умыслом на его убийство с особой жестокостью. Об этом свидетельствует нанесение им большого количества ударов, в том числе в жизненно-важные органы потерпевшего, множественность и характер причиненных ему телесных повреждений. Поэтому преступные действия обвиняемого М. по п.6 ч.2 ст.139 УК судом квалифицированы правильно, а доводы жалобы о необходимости переквалификации его действий на ч.3 ст.147 УК являются необоснованными.

Вопреки доводам жалобы свидетель Ш. и признанный потерпевшим по делу в связи с убийством брата М.М. не указывали о каких-либо падениях С., поэтому суд правильно признал, что все телесные повреждения, обнаруженные на трупе последнего, причинил обвиняемый.

В силу ст.34 УК необходимая оборона, как и превышение ее пределов возможны лишь при защите от общественно опасного посягательства.

Такого посягательства в отношении обвиняемого М. со стороны С. не установлено.

В ходе допросов при досудебном производстве с участием защитника обвиняемый указывал, что не боялся С. Стал избивать С., разозлившись на него, когда тот лежал на полу и не представлял для него никакой опасности.

Кроме того, из материалов дела усматривается, что никто из лиц, посетивших дом С. после его избиения М., не видел на полу никакого ножа. Не был обнаружен нож на полу и в ходе осмотра места происшествия, хотя, согласно показаниям М., он не убирал его.

При таких обстоятельствах суд обоснованно не усмотрел в действиях обвиняемого ни необходимой обороны, ни превышения ее пределов. Преступные действия, как следует из показаний самого обвиняемого М., он совершил, будучи в состоянии алкогольного опьянения, в ходе ссоры с С., который стал обвинять его (обвиняемого) в разбитии окон в доме и похищении продуктов.

Согласно заключению судебной психолого-психиатрической экспертной комиссии, обвиняемый М. мог сознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими, однако вследствие имеющегося у него психического расстройства (заболевания) в форме легкой умственной отсталости со значительными поведенческими нарушениями, требующими внимания и лечебных мер, не мог в полной мере сознавать значение своих действий и руководить ими. По своему психическому состоянию он нуждается в применении принудительных мер безопасности и лечения в соответствии со ст.106 УК.

С учетом выводов экспертной комиссии М. обоснованно признан лицом, находившимся во время совершения общественно опасного деяния в состоянии уменьшенной вменяемости, и к нему в соответствии с ч.1 ст.106 УК правильно применены принудительные меры безопасности и лечения.

Судебное разбирательство дела проведено достаточно полно и объективно. Существенных нарушений закона, в том числе права на защиту обвиняемого, не допущено. Из материалов уголовного дела усматривается, что он был обеспечен защитником как на предварительном следствии, так и в судебном заседании, поэтому его доводы о нарушении права на защиту являются необоснованными.   

Суд назначил обвиняемому М. справедливое наказание. Учел характер и повышенную степень общественной опасности преступления, данные о его личности, отягчающее ответственность обстоятельство.

Нарушений закона при разрешении гражданского иска потерпевшего М.М. судом также не допущено.

Определяя размер компенсации морального вреда в его пользу в сумме 20 000 рублей, суд в соответствии со ст.ст.152, 970 ГК учел обстоятельства причинения вреда, степень нравственных страданий потерпевшего, материальное положение обвиняемого, а также требования разумности и справедливости. При этом сам обвиняемый в судебном заседании также признавал исковые требования потерпевшего.  

При таких обстоятельствах оснований для удовлетворения апелляционных жалоб обвиняемого судебная коллегия не находит.

Руководствуясь ст.386 УПК, судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Республики Беларусь

                                           о п р е д е л и л а:

приговор судебной коллегии по уголовным делам областного суда от 16 июля 2021 года в отношении М. оставить без изменения, а апелляционные жалобы – без удовлетворения.

Председательствующий                                                         

Судьи                                                                                       

В очередном выпуске

Мониторинг массовой информации