Верховный Суд
Республики Беларусь

Интернет-портал судов общей юрисдикции Республики Беларусь

+375 (17) 308-25-01

+375 (17) 215-06-00

220020, г. Минск, ул. Орловская, 76

Определение судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Беларусь от 25.10.2019 по делу № 02ау–141/2019г.

29 ноября 2019  242

                                                                            Дело № 02ау–141/2019г.

А П Е Л Л Я Ц И О Н Н О Е      О П Р Е Д Е Л Е Н И Е

25 октября 2019 года судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Республики Беларусь рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционным жалобам обвиняемого С., его защитника – адвоката М. на приговор Гомельского областного суда от 22 августа 2019 года, которым С. осужден по п. 6 ч. 2 ст. 139 УК на 14 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии в условиях усиленного режима.

В соответствии с ч. 1 ст. 107 УК к нему применено принудительное лечение от хронического алкоголизма по месту отбывания наказания.

Вопрос о вещественных доказательствах, гражданском иске и процессуальных издержках по делу разрешен.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда, мнение прокурора отдела Генеральной прокуратуры Республики Беларусь, полагавшего апелляционные жалобы оставить без удовлетворения, а приговор – без изменения, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

по приговору обвиняемый С. признан виновным в убийстве, совершенном с особой жестокостью, потерпевшего Г.

В апелляционной жалобе и дополнении к ней обвиняемый С., полагая, что приговор является чрезмерно суровым, просит о смягчении назначенного ему наказания. Указывает, что его родители являются пенсионерами и ему необходимо заботиться о них. Указывает, что умысла на убийство у него не было, все произошло по недоразумению. Потерпевший не хотел уходить из его квартиры, вел себя в этой квартире как у себя дома и требовал деньги, а также ударил его первым, и на тот момент обвиняемый защищался от его действий. Эксперты не исключили возможность падения Г. с высоты собственного роста. Ссылается на то, что свидетели, которые слышали звуки избиения, не вызвали милицию. Он не был ознакомлен с материалами дела в полном объеме.

В апелляционной жалобе защитник обвиняемого – адвокат М. просит приговор изменить, переквалифицировать действия С. на ч. 1 ст. 139 УК и назначить минимальное наказание в соответствии с санкцией этой статьи. Считает, что количества телесных повреждений недостаточно для квалификации убийства как совершенного с особой жестокостью. Указывает, что С. и Г. дрались между собой, и поскольку потерпевший продолжал наносить удары обвиняемому и не хотел уходить из квартиры, обвиняемый стал интенсивнее его избивать. Не установлено, что действия виновного охватывались умыслом на причинение потерпевшему особых мучений и страданий.

Рассмотрев дело, обсудив апелляционные жалобы, судебная коллегия находит доказанной виновность обвиняемого С. в совершении преступления, за которое он осужден, и обоснованной правовую оценку совершенного им деяния.

Так, обвиняемый, согласно его собственным показаниям, по существу не отрицает того, что после употребления спиртного вместе с потерпевшим  по месту своего жительства в ответ на нежелание потерпевшего уходить и получения от него нескольких ударов в голову и грудь стал, нанося удары кулаками в голову, избивать его. При завершающем ударе Г. ударился головой о стену, сполз по ней на пол и не подавал признаков жизни.

При проверке показаний обвиняемый показал место, где наносил потерпевшему удары, демонстрируя свои действия и указывая при этом места приложения ударов.

Ряд обнаруженных при экспертизе трупа телесных повреждений мог образоваться при обстоятельствах, изложенных обвиняемым С. при проверке его показаний, о чем в заключении эксперта и приговоре подробно изложено.    

Так, не исключается возможность образования при обстоятельствах, указанных С., ряда телесных повреждений, как входящих в комплекс закрытой черепно-мозговой травмы, так и иных из числа полученных погибшим. В то же время в заключении эксперта отмечено, что обстоятельства, при которых могли образоваться другие телесные повреждения, в том числе и часть иных повреждений, входящих в комплекс закрытой черепно-мозговой травмы, С. указаны не были.  

В заключении эксперта и приговоре подробно описан весь комплекс причиненных погибшему повреждений.

Судебно-медицинским экспертом установлено, что смерть потерпевшего последовала от закрытой черепно-мозговой травмы в виде совокупности следующих телесных повреждений:

субарахноидального (под мягкие мозговые оболочки) кровоизлияния правой теменной доли, субдурального (под твердую мозговую оболочку) кровоизлияния правых лобной, височной и теменной долей, кровоизлияния в кожно-мышечный лоскут в правой лобно-теменно-височной области, в левой теменной области;

открытого перелома костей носа;

ушибленных ран на спинке носа, в лобной области, на верхнем веке правого глаза, в области левой ушной раковины, на слизистой оболочке нижней губы, на слизистой оболочке верхней губы, на слизистой оболочке правой щеки, на слизистой оболочке левой щеки;

ссадин в правой щечно-скуловой области, в правой скуловой области, в правой лобно-височной области, в лобной области, в подбородочной области, в подбородочной области с переходом на правую и левую подбородочные области и верхнюю треть правой боковой поверхности шеи, в подбородочной области с переходом на левую щечную область и верхнюю треть левой боковой поверхности шеи, на нижней поверхности мочки левой ушной раковины, в левой лобно-теменной области;

кровоподтеков в правой лобно-височной области, в левой лобно-теменной области; в лобной области с переходом на веки правого глаза и правую щечно-скуловую область, на спинке носа с переходом на его боковые скаты и крылья, в левой щечно-скуловой области;

кровоизлияний в области левой ушной раковины, в слизистую оболочку ротовой полости, осложнившихся сдавлением и отеком головного мозга, с последующим вклинением его стволового отдела в большое затылочное отверстие и развитием вторичных внутристволовых кровоизлияний, что и явилось непосредственной причиной смерти.

Также причинены множественные не состоящие в причинной связи с наступлением смерти ссадины и кровоподтеки на различных частях тела, описание и локализация которых в приговоре подробно приведены.

Обнаруженные у погибшего телесные повреждения могли образоваться: в области головы – в результате не менее 10-ти травматических воздействий; в области шеи, на грудной клетке, в поясничной области, на правой руке, на левой руке, на правой ноге – в результате не менее 6-ти травматических воздействий. 

Выводы суда, согласно которым обвиняемый умышленно нанес руками множественные, не менее 10-ти ударов в жизненно важный орган – голову, не менее 6-ти в область шеи, грудной клетки, поясничной области, верхних и нижних конечностей, тем самым находят свое фактическое подтверждение.

Показаниями свидетелей С-ко и Л., слышавших соответствующие реплики обвиняемого и потерпевшего, сопровождавшиеся глухими стуками из квартиры обвиняемого, опровергаются доводы, согласно которым убийство совершено в состоянии необходимой обороны либо при превышении ее пределов.

Аналогичный вывод следует также из показаний свидетелей – сотрудников правоохранительных органов П. и А. относительно признаний, сделанных им обвиняемым в момент задержания и непосредственно после него.

Доводы апелляционных жалоб в оспаривание умысла обвиняемого на лишение потерпевшего жизни не соответствуют характеру примененного им в отношении погибшего насилия, о чем в приговоре мотивированно изложено.

Признак особой жестокости убийства суд обоснованно усмотрел в прижизненном причинении погибшему указанных телесных повреждений, характере нанесенных ему травм, способе лишения жизни, чем в совокупности последнему в процессе лишения жизни причинялись особые страдания, и это обстоятельство охватывалось умыслом обвиняемого.

В частности, по выводам эксперта, непосредственной причиной смерти Г. явились кровоизлияния в области левой ушной раковины, в слизистую оболочку ротовой полости, осложнившиеся сдавлением и отеком головного мозга, с последующим вклинением его стволового отдела в большое затылочное отверстие, что наглядно свидетельствует о характере нанесенных погибшему травм.

Доводы обвиняемого относительно возможного совершения убийства в состоянии необходимой обороны опровергаются фактическими обстоятельствами дела, о чем суд сделал обоснованный вывод и его действия по п. 6 ч. 2 ст. 139 УК Республики Беларусь как убийство, совершённое с особой жестокостью, квалифицировал правильно, мотивировал свои выводы об этом.

Ссылки в апелляционной жалобе обвиняемого на то, что эксперты не исключили возможность возникновения у погибшего некоторых телесных повреждений при падении применительно к обстоятельствам настоящего дела, несущественны. Обвиняемый сам указывает, что в ходе избиения потерпевшего при завершающем ударе Г. ударился головой о стену и сполз по ней на пол, не подавая признаков жизни. Такого рода последствия от нанесенного удара не могут быть отнесены к совершенным по неосторожности, а соответствующие доводы не способны повлиять на юридическую оценку содеянного.

Основываясь на выводах, содержащихся в заключении экспертов, и анализе материалов дела в их совокупности, суд пришёл к обоснованному выводу о вменяемости С. в инкриминируемом преступлении, а также его нуждаемости в применении принудительных мер безопасности и лечения от алкоголизма, противопоказаний к которому у него не выявлено.

Существенных нарушений норм УПК, ставящих под сомнение допустимость полученных по делу доказательств, не имеется. Ссылки обвиняемого на то, что он не был в полном объеме ознакомлен с материалами дела, опровергаются протоколом, согласно которым он в присутствии своего защитника непосредственно своей подписью засвидетельствовал факт ознакомления с ними.

Наказание обвиняемому назначено в соответствии с законом, содеянным и данными, характеризующими его личность, с учетом обстоятельств дела. Его следует признать справедливым.

Суд обоснованно признал обстоятельством, отягчающим ответственность С., совершение им преступления в состоянии алкогольного опьянения. Данные, характеризующие его личность, при назначении наказания учтены, а также учтено частичное возмещение морального вреда как обстоятельство, смягчающее его ответственность.

Оснований к отмене либо изменению приговора и к удовлетворению апелляционных жалоб не установлено.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 386 УПК, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

приговор Гомельского областного суда от 22 августа 2019 года в отношении С. оставить без изменения, а апелляционные жалобы – без удовлетворения.

Председательствующий                                                       

 

Судьи Верховного Суда                                                               

                                                                                                         

В очередном выпуске

Мониторинг СМИ

Google переводчик