Верховный Суд
Республики Беларусь

Интернет-портал судов общей юрисдикции Республики Беларусь

+375 (17) 308-25-01

+375 (17) 215-06-00

220020, г. Минск, ул. Орловская, 76

Расписание заседаний

Вопросы использования электронных доказательств обсудили в Верховном Суде

16 декабря 2019  1215

Семинар для судей в формате видео-конференц-связи по вопросам использования электронных доказательств прошел в Верховном Суде 13 декабря 2019 года.

Мероприятие состоялось в рамках проекта Европейского союза и Совета Европы «Партнерство для надлежащего управления».

В ходе семинара судьи и международные эксперты обсудили основные вопросы и сложности, с которыми сталкиваются участники процесса на этапах представления, исследования и оценки в качестве доказательств сведений, зафиксированных на технических носителях информации, включая вопросы их допустимости и достоверности.

Открывая работу семинара, первый заместитель Председателя Верховного Суда Республики Беларусь Валерий Леонидович Калинкович отметил, что тема использования электронных доказательств достаточно сложна и неоднозначна: «Уже сейчас понятно, что информатизация все дальше и дальше проникает в сферы нашей повседневной жизни и правосудие не исключение. Развитие информационных технологий, в том числе создание электронного дела, проблемы, которые приходится непосредственно решать при рассмотрении различных судебных дел и споров, кардинально меняют наши представления о том, как могут выглядеть электронные доказательства по делу, каков порядок их получения, исследования, использования для судебного разбирательства. В этой связи изучение опыта международных экспертов в этой области весьма ценен для белорусских судей. Значимость темы обусловлена в том числе разработкой в настоящее время единого процессуального кодекса для рассмотрения гражданских и экономических дел и споров».

О некоторых вопросах использования электронных доказательств в соответствии с ГПК и ХПК Республики Беларусь рассказал судья Верховного Суда Республики Беларусь Константин Николаевич Харитонюк.

Судья подчеркнул, что несмотря на то, что в процессуальных кодексах такое понятие, как электронные доказательства, еще не закреплено, оно уже встречается на практике и активно используется в современной литературе. Исследование судебной практики свидетельствует о росте количества дел, по которым стороны представляют в суд сведения о фактах, зафиксированных на технических носителях информации, а также распечатки такой информации. В общем все эти доказательства можно назвать электронными.

Константин Харитонюк напомнил, что в зависимости от содержания информации, зафиксированной на техническом носителе, электронные доказательства могут представляться и исследоваться в рамках ХПК по правилам, предусмотренным для письменных доказательств (ст.84 ХПК) или звуко- и видеозаписей (ст. 90 ХПК). В рамках ГПК в качестве письменных доказательств (ст. 192 ГПК) или в качестве звуко- и видеозаписей, кино- и видеофильмов и других носителей информации (ст.229 ГПК).

Докладчик обратил внимание слушателей, что на практике и в гражданском, и в экономическом судопроизводстве электронные доказательства чаще всего представляются и исследуются в качестве письменных доказательств, среди которых самыми распространенными являются общедоступная информация, размещенная в сети Интернет, переписка по электронной почте и в мессенджерах, выписки с расчетных счетов, информация из баз данных. В докладе судья озвучил некоторые позиции, связанные с допустимостью, порядком представления и оценки электронных доказательств в гражданском и экономическом судопроизводстве, а также проиллюстрировал их примерами из судебной практики.

Константин Харитонюк акцентировал внимание на том, что «допустимость электронных доказательств не должна ставиться под сомнение из-за способа их представления». Судам следует оценивать каждое доказательство, в том числе и электронное, с точки зрения относимости, допустимости и достоверности через взаимную связь со всеми представленными доказательствами по соответствующему делу в их совокупности. «Исходя из диспозитивных и состязательных начал цивилистического процесса стороны сами в каждом конкретном случае принимают решение, в каком виде они будут представлять электронные доказательства в подтверждение своих требований или возражений, а также несут риск того, что на момент рассмотрения дела в суде информация будет изменена и суд не признает установленными те факты, на которые они ссылаются», - подчеркнул судья.

В своем докладе судья также остановился на вопросе оценки электронных доказательств. Он отметил, что ключевыми вопросами здесь являются идентификация лица, от которого исходит сообщение (СМС), и установление его действительного содержания. Судья обратил внимание слушателей на то, что при возникновении спора по данным обстоятельствам, суды исходят из того, что сохраненное в памяти мобильного телефона СМС-сообщение, полученное от конкретного адресата, может быть идентифицировано через номер телефона отправителя, который автоматически определяется мобильным телефоном и сохраняется в памяти устройства вместе с текстом СМС-сообщения. Аналогичным образом в случае, если электронная переписка проводилась с использованием мессенджеров (Viber, WhatsApp и т.п.), и аккаунт адресата привязан к определенному номеру телефона, его можно связать с лицом, на чье имя зарегистрирована сим-карта на основании данных оператора мобильной связи, если по делу отсутствуют основания полагать, что соответствующей сим-картой воспользовалось иное лицо.

Например, в случаях с перепиской по электронной почте, идентификация отправителя или получателя сообщения может быть осуществлена если адрес электронной почты систематически используется отправителем или в деле имеются сообщения, авторство которых не оспаривается, а также с использованием содержания самого сообщения. Однако не во всех случаях идентификация отправителя или получателя сообщения может быть осуществлена даже в случаях неоднократного использования электронного ящика во взаимоотношениях сторон, поскольку необходимо учитывать наличие полномочий у лица на совершение определенных действий.

В завершение Константин Харитонюк отметил высокий потенциал использования электронных доказательств в совокупности с другими средствами доказывания.

Международные эксперты остановились на общих вопросах, связанных с понятием электронных доказательствах, на примерах некоторых европейских стран.

В частности, о законодательстве и практике, касающихся электронных доказательств во Франции, а также о руководящих принципах Комитета Министров Совета Европы в отношении электронных доказательств в гражданском и административном процессе рассказал адвокат, эксперт Совета Европы Александр Овчинников.

Александр Овчинников как эксперт Совета Европы и как практикующий адвокат отметил возрастающую актуальность темы электронных доказательств, обусловленную в том числе необходимостью изучения сложных технологических понятий и явлений. Очевидно, что современный юрист должен не только детально разбираться в вопросах права, но и быть сведущим в современных компьютерных технологиях.

Эксперт рассказал, что ситуация во Франции с применением электронных доказательств стала выравниваться после принятия соответствующего закона. 13 марта 2000 года во Франции был принят Закон, которым внесен ряд изменений в Гражданский кодекс. Эти изменения направлены на адаптацию общих правил, позволяющих уравнять юридическую силу электронных документов и подписей с собственноручной формой во всех сферах правоотношений. Докладчик отметил, что подход сейчас очень «либерален». В качестве доказательств признаются буквы, цифры или любой другой знак или символ, значение которого может быть легко уяснено, вне зависимости от способа создания и передачи. Условием допустимости доказательств в электронной форме является возможность с достаточной долей уверенности определить лицо, от которого исходят данные, и способ их создания должен гарантировать целостность. В случае возникновения расхождений между электронной и бумажной копией, суд определяет, какая из них имеет большую доказательственную силу, основываясь на тщательном изучении всех обстоятельств и на непредвзятом отношении к используемому носителю.

Эксперт рассказал также о действующем во Франции Декрете об электронной подписи (2001 год), в котором содержатся подробные требования к электронной подписи как средству идентификации. Таким образом, степень безопасности и надежности поднята до уровня, который соответствует технологии цифровой подписи. Однако, как было упомянуто докладчиком, иные технологии и средства обработки документов не исключаются.

В завершение своего доклада Александр Овчинников рассказал о принятых около года назад Комитетом министров Совета Европы руководящих принципах в отношении электронных доказательств в гражданском и административном процессе. Руководящие принципы являются первым международным инструментом в этой сфере. Их основная задача – помочь 47 государствам-членам Совета Европы адаптировать функционирование их судебных и иных механизмов урегулирования споров в целях решения вопросов, связанных с использованием электронных доказательств в гражданском и административном судопроизводстве.

О законодательстве и практике, касающихся электронных доказательств в Литве, рассказал адвокат, эксперт Совета Европы Римантас Симаитис.

Эксперт напомнил о том, что в Литве создана единая информационная система судов (LITEKO), которая предоставляет возможность подачи всех процессуальных документов в суд в электронном виде. Это своего рода единая безопасная платформа, которая позволяет проводить идентификацию участников, подключенных к системе, на которой производится кодирование данных и обмен данными в цифровом формате.

Внедрена система электронного (цифрового) дела. Более 70 процентов гражданских дел рассматривается судьями в цифровом формате. Как рассказал Римантас Симаитис, электронное дело – это своего рода набор документов, подписанных кодированными электронными подписями или подписанных и кодированных самой судебной системой. В электронном деле содержатся все процессуальные документы, все материалы. Пользователю предоставлена возможность формировать тома дела, просматривать и распечатывать любой материал по делу.

Эксперт отметил, что в год в суды Литвы поступает около 500 000 электронных процессуальных документов с электронными доказательствами. Документы прикрепляются к электронному делу для направления в суд.

Римантас Симаитис рассказал также о литовском опыте отказа от ведения письменных протоколов судебного заседания и полного перехода на цифровую аудиофиксацию с полуавтоматичеким составлением справки к такому протоколу. Отсутствие аудиопротокола является поводом к отмене судебного решения на стадии обжалования.

Римантас Симаитис ознакомил участников семинара с отдельными нормами законодательства Литвы, регулирующими вопросы электронных доказательств. В частности, рассказал о нормах Закона об электронной идентификации и обеспечении услуг надежности электронных трансакций Литовской Республики. Он обратил внимание, что статья 5 упомянутого Закона предусматривает презумпцию юридической силы, которая применятеся даже к тем электронным подписям, электронным печатям и электронным отметкам времени, которые не соответствуют требованиям, установленным eIDAS Регламентом, при условии, что это согласовано сторонами в письменной форме заранее, что возможно сохранить такое соглашение на долговременном носителе.

Интерес у слушателей вызвало приведенное спикером определение документа. Согласно Закону о документах и архивах Литовской Республики (в ред. от 2012 года) под документом понимается информация, зафиксированная в ходе деятельности юридического лица, другой организации или их подразделения, учрежденного в Литовской Республике или иностранном государстве, или физического лица, независимо от способа ее представления, формы и носителя.

Эксперт также привел ряд случаев из судебной практики Литвы, иллюстрирующих использование электронных доказательств.

В ходе семинара были рассмотрены и отдельные вопросы использования электронных доказательств в уголовном процессе.

Менеджер проекта CyberEast офиса программ по киберпреступности, эксперт Совета Европы Георгий Джохадзе рассказал о стандартах Совета Европы в области использования электронных доказательств в уголовном процессе. Георгий Джохадзе рассказал, как суды оценивают конкретные электронные доказательства и что они при этом принимают во внимание, как проходит оценка (проверка) таких доказательств в случае заявления об их подложности, как проводится экспертиза.

 

Судья Верховного Суда Республики Беларусь Дмитрий Анатольевич Улога ознакомил коллег с некоторыми вопросами использования электронных доказательств в уголовном процессе Республики Беларусь.

Судья отметил, что доказательства представляют собой средства, при помощи которых в ходе судебного разбирательства устанавливаются факты, касающиеся виновности или невиновности лица. Электронные доказательства – это все средства такого рода, существующие в электронной или цифровой форме. Электронные записи, электронная почта, файлы обработки информации, файлы с изображениями все чаще становятся важными доказательствами по уголовным делам. Кроме того, электронные свидетельства включают записи, хранящиеся сетевыми или интернет-провайдерами. Преступления все чаще совершаются в отношении компьютерной информации и с использованием компьютерной информации. Но, обсуждая электронные доказательства, необходимо учитывать, что они являются важнейшим элементом уголовного судопроизводства не только по различным видам киберпреступлений, но и по другим категориям преступлений. Среди наиболее распространенных -преступления, связанные с оборотом наркотических средств, порнографии, различные виды хищений.

Дмитрий Улога обратил внимание, что в соответствии с национальным законодательством материалы фото- и киносъемки, звуко- и видеозаписи и иные носители информации, полученные, истребованные или представленные в порядке, предусмотренном УПК, относятся к другим носителям информации (ч. 2 ст. 100 УПК). «Дело в том, что взаимодействие пользователей с компьютерными устройствами порождает обилие машинно-генерируемых цифровых следов (иногда их называют цифровыми артефактами). При этом компьютерные артефакты можно легко модифицировать, переписать или удалить, что создает трудности в случаях, когда необходима аутентификация или проверка источников цифровой информации», - подчеркнул докладчик.

Эксперт особо подчеркнул, чтобы электронная информация обрела статус доказательства в уголовном процессе, она, во-первых, должна быть получена надлежащим субъектом (следователем), во-вторых, ее получение должно осуществляться надлежащим способом, в-третьих, она должна быть получена из надлежащего источника доказательств.

Дмитрий Улога отметил, что материализация виртуальных следов и их трансформация в допустимые, надлежащие доказательства, представляет сложность как с технической стороны, так и со стороны соблюдения норм уголовного процесса. При этом важным вопросом, затрагивающим проблему электронных доказательств, является соотношение соблюдения прав человека на пользование личными данными и уголовно-правовых методов получения доказательств. Очевидно, что соблюдение законности при расследовании дел является необходимой гарантией соблюдения прав и законных интересов граждан.

В качестве эксперта перед участниками семинара также выступил заместитель начальника республиканского удостоверяющего центра Дмитрий Владимирович Москалев. Он ознакомил коллег с особенностями государственной системы управления открытыми ключами проверки электронной цифровой подписи в Республике Беларусь. Докладчик отметил возрастающую роль электронного документа в нашей стране и рост доверия пользователей различного уровня к системе электронного документооборота. Этот высокий уровень доверия обеспечен надежной системой криптографической защиты – электронной цифровой подписью. По словам эксперта, система межведомственного электронного документооборота (СМДО) доказала свою эффективность. А надежность белорусской криптографической системы такова, что на сегодня отсутствуют данные о ее взломе. По словам Дмитрия Москалева следует повышать уровень цифровой зрелости пользователей и расширять систему применения ЭЦП.

В завершение работы семинара заместитель Председателя Верховного Суда Республики Беларусь Андрей Александрович Забара отметил, что проблемы, связанные с использованием электронных доказательств и обсуждаемые в ходе семинара, схожи у белорусских и зарубежных экспертов. Кроме того, очень близки направления развития этой темы. Общей является аналогия с письменными доказательствами. Основные проблемы группируются вокруг сбора, фиксации, формы обращения и вокруг оценки доказательств. То есть вокруг установления авторства происхождения и создания препятствий для возможности фальсификации этих доказательств. Андрей Забара выразил уверенность в том, что итоги работы семинара будут полезны для использования в работе, в том числе при подготовке единого процессуального кодекса.

В очередном выпуске

Мониторинг СМИ

Google переводчик