Верховный Суд
Республики Беларусь

Интернет-портал судов общей юрисдикции Республики Беларусь

+375 (17) 308-25-01

+375 (17) 215-06-00

220020, г. Минск, ул. Орловская, 76

Расписание заседаний

Вопросы разработки концепции законопроекта «О доступе к информации о деятельности судов» обсудили в ходе экспертной встречи в Страсбурге

9 марта 2020  1767

4 марта 2020 года в Страсбурге по приглашению Совета Европы состоялась экспертная встреча в рамках проводимых мероприятий, посвященных подготовке концепции законопроекта «О доступе к информации о деятельности судов», предусмотренного Планом подготовки законопроектов на 2020 год.

 

 

Участниками диалога стали представители Верховного Суда, Национального центра законодательства и правовых исследований, Национального Центра правовой информации Республики Беларусь, а также эксперты Совета Европы.

На фото слева направо участники встречи - члены рабочей группы по подготовке концепции законопроекта: заведующий сектором информации и связей со СМИ - пресс-секретарь Верховного Суда Ю.А. Ляскова, начальник управления законодательства Верховного Суда Т.К. Козел, начальник управления тематических и локальных банков данных НЦПИ И.В. Кебикова, заместитель начальника управления конституционного и международного права – начальник отдела конституционного права НЦЗПИ Н.А. Саванович, главный специалист отдела конституционного права управления конституционного и международного права НЦЗПИ Д.Г. Полещук, заместитель начальника главного управления – начальник управления организации деятельности судов и работы с обращениями граждан и юридических лиц Верховного Суда Е.И. Дорошевич

Как отметил представитель Республики Беларусь при Совете Европы Никита Беленченко, в ходе подготовки концепции национального законопроекта крайне важно изучить передовой международный опыт и стандарты Совета Европы по обеспечению доступа к информации о деятельности судов.

Такой обмен мнениями носит взаимовыгодный интерес и дает возможность повысить уровень экспертных оценок.

В ходе встречи эксперты обсудили ряд проблемных вопросов, среди которых одним из ключевых стал вопрос регламентации взаимодействия судов и СМИ в контексте поиска баланса интересов гласности правосудия и защиты персональных данных лиц – участников судебных процессов. Как определить верную пропорцию между приватностью и общественным интересом. Возможны ли единые стандарты и формулы, четко определяющие критерии такой сбалансированности.

На фото: в центре Лилит Данегиан, руководитель отдела реформ в сфере юстиции, Паоло Кавальере, д-р наук, специалист по вопросам электронных медиа и IT законодательства, Эдинбургский университет, Александра Сытник, консультант по правовым вопросам отдела правового сотрудничества

Обсуждение показало, что этот вопрос актуален и для стран-членов Совета Европы. Как отметил в своем выступлении эксперт Совета Европы Паоло Кавальере, д-р наук, специалист по вопросам электронных медиа и IT законодательства (Эдинбургский университет), Европейская конвенция по правам человека говорит о принципах, которые закреплены в конституциях европейских государств. Каким при этом должно быть регулирование транспарентности судебной системы? Как уравновесить положения статей 6 (Право на справедливое судебное разбирательство), 8 (Право на уважение частной и семейной жизни) и 10 (Свобода выражения мнения) Европейской конвенции по правам человека?

Так, статья 10 признает, что свобода выражения не может быть абсолютной, но любые ограничения должны соответствовать закону и быть обоснованы в демократическом обществе. Основной аргумент состоит в том, что поскольку свобода выражения является такой фундаментальной демократической ценностью, ограничения государств не могут быть произвольными.

Эксперт также рассказал о принципах взаимодействия со СМИ судов в Великобритании. Так, журналисты в судах не имеют права делать любые фото- и видеоматериалы, производить зарисовки, нельзя снимать на мобильные телефоны. Нарушение этих правил расценивается как неуважение, презрение к суду. Нарушившие запрет медиа лишаются права посещать судебные заседания.

Места для прессы всегда расположены отдельно и воспользоваться ими могут лишь журналисты, получившие судебную аккредитацию на конкретное судебное разбирательство. В то же время на открытые процессы могут свободно прийти все желающие и вести с места записи –только на бумаге и вручную.

Судья может потребовать от журналиста не распространять записи опроса свидетелей и любые другие данные, полученные журналистом в ходе судебного заседания. Однако такое требование судьи должно быть обоснованно.

Паоло Кавальере сообщил о росте количества исков со стороны правительства к журналистам и блогерам. Зачастую такие претензии связаны с фотоизображениями. Суд определяет, каков был общественный интерес при публикации фото и перевесил ли он требование приватности. В целом, запрещено публиковать информацию, позволяющую идентифицировать личность (нарушение влечет запрет на деятельность журналиста), также информацию о друзьях и родственниках преступника (разрешено лишь при условии наличия общественного интереса). Эксперт обратил внимание, что судья может предписать, что именно можно, а что нельзя публиковать. Запреты на опубликование судебной информации в этих случаях связаны, как правило, с наличием угрозы жизни человека, ущерба правосудию, угрозы искажения исхода дела, опасений свидетелей и их дальнейшего отказа от дачи показаний.

Важно, что ограничение на опубликование сведений должно быть либо законодательно закрепленным, то есть автоматическим (например, по делам о преступлениях несовершеннолетних или с их участием), либо ограничение устанавливает судья по своему усмотрению, исходя из степени воздействия публикации на суд. При этом, принимая решение по ограничению, судья выслушивает аргументацию журналиста и от убедительности его доводов зависит решение судьи по этому вопросу. Главное требование к журналисту – беспристрастность при подаче информации о ходе рассмотрения дела и достоверность.

Паоло Кавальере также ознакомил слушателей с опытом организации взаимодействия судов и СМИ в Германии и Испании.

Например, по словам эксперта, в Германии существует разный уровень доступа к информации о судебных заседаниях. Слушания открытые, но нет права доступа третьих лиц к судебным протоколам, заявления и показания также не доступны журналистам. Личные данные из текстов судебных решений полностью вымарываются, но их обезличенные копии предоставляются на платной основе любому желающему.

В Испании, по мнению эксперта, система более уравновешена. Гражданское и уголовное судопроизводство открытое (за исключением прямо предусмотренных законом случаев, например, по делам с участием несовершеннолетних и при наличии угрозы госбезопасности). Прямого закона о доступе к информации о деятельности судов в Испании нет. Однако есть масса рекомендаций, ориентирующих журналистов на то, как именно следует подавать информацию о судебной деятельности. Например, ограничивается распространение информации о детях, о лицах, имеющих инвалидность, запрещено любое раскрытие жертвы преступления, запрещено размещать фото- и видеокамеры близко от человека, которого снимают. Запрещены ближние планы съемки. Важно, что саму съемку можно производить только при наличии согласия объекта съемки и, если такое согласие отсутствует, съемку прекращают.

Весьма интересную информацию представил участникам экспертной встречи Егор Бойченко, член Ассоциации адвокатов Страсбурга. Взаимодействие судов и СМИ во Франции, отметил эксперт, не урегулировано специальным законом, однако есть некие общие договоренности между журналистами и судами. Большинство информации, по словам адвоката Бойченко, предоставляется французским СМИ по письменному запросу в суды. Причем обязанности отвечать на такие запросы у суда нет. При этом, действует запрет на использование любой техники после начала судебного заседания. Все записи можно делать лишь вручную. Запрещено фотографировать обвиняемых, руководствуясь прежде всего тем, что таким образом можно идентифицировать жертву преступления. Во Франции нет общих сайтов судов, списки дел вывешиваются в день слушания в суде, но никак не в открытом доступе в сети Интернет. Расписание суда присяжных при этом вывешивается на сайте адвокатуры за неделю до слушаний. Расписание также публикуется в местной газете без указания имен фигурантов дела, но с указанием имен судей и адвокатов.

Фото- и видеосъемка сюжетов о судебном заседании может производиться лишь за пределами зала судебного заседания. Как правило, это коридор суда. Право на фото- и видеозапись журналисты получают по письменному запросу заранее.

Эксперт подчеркнул, что СМИ, которые нарушают требования взаимодействия с судом, теряют право посещать судебные заседания.

Нино Бакакури, судья Верховного Суда Грузии, подробно рассказала о действующем для стран-участников Совета Европы руководстве по коммуникации со СМИ (носит рекомендательный характер). Как отметила эксперт, диалог с общественностью, как прямой, так и осуществляемый через СМИ, имеет очень большое значение для повышения осведомленности граждан о законе и укрепления их доверия к судебной власти. Очень важно, чтобы диалог между тремя ветвями власти в государстве и между судебной властью и общественностью, а также любые инспекции и расследования проходили в обстановке взаимного уважения. Эксперт отметила, что гид по коммуникации состоит из 9 глав и описывает формы, методы, стороны и средства взаимодействия, регламент действий в кризисной ситуации, иные аспекты коммуникации, включая этические нормы.

Также в ходе встречи эксперты обсудили вопрос порядка анонимизации (обезличивания) персональных данных из текстов судебных актов, использование данных третьими лицами, рассмотрели ряд примеров судебной практики Европейского Суда по правам человека.

Александра Сытник, консультант по правовым вопросам отдела правового сотрудничества Совета Европы, отметила, что больше всего жалоб поступает на нарушения положений статей 8 и 10 Европейской конвенции по правам человека. То есть конфликт права на приватность и права на свободу выражения мнения возникает тогда, когда баланс нарушается. И суду важно изучить все обстоятельства при вынесении того или иного решения, исходя из трех аспектов: в чем был общественный интерес, если есть вмешательство в частную жизнь, был ли нарушен закон и какую цель преследовал журналист, нарушая приватность.

В завершение встречи белорусские эксперты и эксперты Совета Европы сошлись во мнении о том, что обеспечение сбалансированного освещения судебных процессов, в целях, прежде всего, объективности такого освещения зависит от уровня общей правовой культуры общества, степени доверия между судами и журналистами, а также от четкости и прозрачности информационной политики судебной системы.

Несомненно, что опыт, полученный в ходе визита в Страсбург, будет использован при подготовке концепции законопроекта «О доступе к информации о деятельности судов».

В очередном выпуске

Мониторинг СМИ

Google переводчик