Верховный Суд
Республики Беларусь

Интернет-портал судов общей юрисдикции Республики Беларусь

+375 (17) 308-25-01

+375 (17) 215-06-00

220020, г. Минск, ул. Орловская, 76

Расписание заседаний

Президиум Верховного Суда Республики Беларусь принял постановление о практике рассмотрения судами уголовных дел о преступлениях против информационной безопасности (глава 31 УК)

4 января 2020  4892

Противодействие преступлениям против информационной безопасности является одним из приоритетных направлений государственной политики обеспечения национальной безопасности в информационной сфере.

Правильное и единообразное применение судами законодательства при рассмотрении уголовных дел данной категории, постановление законных, обоснованных и справедливых приговоров призваны обеспечивать защиту прав, свобод и законных интересов физических и юридических лиц, а также защиту интересов общества и государства в информационной сфере, способствовать поддержанию правопорядка и предупреждению совершения преступлений.

18 декабря 2019 года состоялось заседание Президиума Верховного Суда Республики Беларусь, посвященное практике рассмотрения судами уголовных дел о преступлениях против информационной безопасности (глава 31 УК).

В заседании приняли участие представители Генеральной прокуратуры, Следственного комитета, Комитета государственной безопасности, Министерства внутренних дел Республики Беларусь.

В ходе заседания Президиума с докладом выступил судья Верховного Суда Республики Беларусь Дмитрий Анатольевич Улога.

Докладчик акцентировал внимание на том, что понятие киберпреступлений значительно шире, чем преступления против информационной безопасности. Преступления против информационной безопасности зачастую входят в совокупность с такими преступлениями, как распространение порнографии и оборот наркотических средств, различными видами кибермошенничества и нарушением авторских прав.

Судья-докладчик отметил, что за последние 6 лет обвинительные приговоры по рассматриваемой категории дел постановлены в отношении всего 114 лиц, что связано в том числе с очень высокой степенью латентности таких преступлений. Тем не менее происходящие в обществе процессы цифровой трансформации требуют построения эффективной системы мер, в том числе и по рассмотрению уголовных дел данной категории.

Дмитрий Улога обратил внимание, что обобщение судебной практики по данной категории дел позволило учесть в постановлении Президиума ряд важных позиций. Среди них, например, разъяснение понятия «нарушение системы защиты». Так, в постановлении Президиума оговорено, что к нарушению системы защиты могут быть отнесены действия по доступу к защищаемой информации, сопряженные с преодолением правовых, организационных и технических мер, направленных на обеспечение конфиденциальности, целостности, подлинности, доступности и сохранности информации, без ведома и согласия законного пользователя информации и (или) собственника (владельца) программно-технических средств, информационных ресурсов, информационных систем и информационных сетей.

Кроме того, в определении связано данное в Законе Республики Беларусь «Об информации, информатизации и защите информации» определение «защита информации» с таким юридическим критерием, как «без ведома и согласия законного пользователя информации». Это обусловлено тем, подчеркнул Дмитрий Улога, что ряд действий по проверке системы защиты, в том числе и путем преодоления названных в Законе мер, могут осуществляться уполномоченными, самим владельцем программно-технических средств, информационных ресурсов, информационных систем и информационных сетей, с целью, например, выявления возможных недостатков системы защиты. Такие действия не должны подпадать под уголовно-правовое регулирование. По мнению судьи, данное разъяснение позволит судам избежать ошибок по определению уголовно-правового понятия «нарушение системы защиты».

Обобщение судебной практики выявило ряд иных проблем, связанных в основном со сложностью терминологии. Дмитрий Улога обратил внимание на то, что при рассмотрении уголовных дел в ряде случаев суды ошибочно квалифицировали действия обвиняемых по ч.2 ст.351 УК, необоснованно расценивая действия по несанкционированному доступу к компьютерной информации как доступ к компьютерной системе или сети. При этом сложность представляет именно то, как сформулированы диспозиции статей 349 и 351 УК, а законодательство не содержит каких-либо разъяснений понятий компьютерной системы или сети и их отграничения от понятия компьютерной информации.

Судья отметил, что поскольку ошибки в понимании этих категорий носят не единичный характер, на уровне постановления Президиума Верховного Суда обращено внимание судов на необходимость отграничения такого квалифицирующего признака компьютерного саботажа, как несанкционированный доступ к компьютерной системе или сети, от несанкционированного доступа к компьютерной информации, т.е. признака статьи 349 УК.

В завершение Дмитрий Улога напомнил, что вопросы информационной безопасности, в том числе ответственности в данной сфере, стали предметом рассмотрения Межведомственной комиссии по безопасности в информационной сфере при Совете Безопасности Республики Беларусь. Согласно ряду программных и плановых документов предусмотрена подготовка предложений по совершенствованию уголовного законодательства о преступлениях против информационной безопасности. Судья подчеркнул, что уже сегодня необходимо совместными усилиями заинтересованных ведомств рассматривать вопрос дальнейшего совершенствования законодательства, а принятие соответствующего постановления Президиума будет способствовать законному и обоснованному разрешению дел указанной категории.

Заместитель Председателя Верховного Суда Республики Беларусь Руслан Геннадьевич Анискевич в своем выступлении также заострил внимание на некоторых акцентах, выявленных в ходе обобщения судебной практики по уголовным делам о преступлениях против информационной безопасности.

Руслан Анискевич отметил, что несмотря на небольшой объем уголовных дел данной категории, взгляд на проблему правоприменительной практики по ним должен быть максимально широким. Перспектива определяется самой логикой стремительного развития цифрового мира. Этот вызов нельзя игнорировать. На ключевое значение информационной сферы указано и в Концепции информационной безопасности Республики Беларусь: «<…> информационная сфера приобретает ключевое значение для современного человека, общества, государства и оказывает всеобъемлющее влияние на происходящие экономические, политические и социальные процессы в странах и регионах». Нельзя игнорировать и тот факт, что одновременно с цифровой трансформацией экономики увеличивается число посягательств со стороны криминального мира на эту сферу. Судебная система не должна отставать. Следует вовремя реагировать на происходящие изменения, включая и те, которые непосредственно касаются цифровизации правосудия. При переходе на цифровые носители неизменно встает вопрос о сохранности данных и обеспечении должного уровня их безопасности. В данном контексте особое значение приобретает вопрос доступа к информации, ее модификация и проверка достоверности информации.

Если проанализировать результаты обобщения судебной практики по данной категории дел, очевидной становится проблема терминологии. Понятийный аппарат достаточно сложный и требует наличия как элементарных, так и специальных знаний в области информационных технологий. Большинство ошибок, которые допускались судами при рассмотрении дел данной категории, обусловлено недостаточным уровнем технических знаний в сфере компьютерных технологий. Кроме того, понятийный аппарат, который сегодня есть в Уголовном кодексе, уже не всегда отражает суть изменившегося понятия. В то же время в УК отсутствуют дефиниции новых понятий в сфере информационных технологий. Выходом из ситуации может стать развитие специализации судей по данной категории дел, повышение уровня технических и технологических знаний, совершенствование законодательства в этой сфере. Следует также обратить внимание на научный потенциал междисциплинарной темы киберпреступлений. Научные разработки в этой области были бы крайне полезны судейскому сообществу в практической деятельности. Тем более, что тема киберпреступлений, несомненно, шире и охватывает не только преступления, предусмотренные главой 31 УК, но и экономические преступления, преступления, связанные с хищениями, с мошенничеством в сфере компьютерных технологий, с незаконным оборотом наркотиков, и ряд других.

Руслан Анискевич сделал акцент и на необходимости изменения подходов к оценке степени ответственности обвиняемых по ряду составов. Стоит подумать о том, что нельзя отождествлять негативные последствия таких действий, как, например, несанкционированный доступ на чужую страницу в социальной сети физического лица и несанкционированный доступ к интернет-ресурсу какого-нибудь банка, хотя в обоих случаях сегодня это состав преступления, предусмотренный статьей 349 УК. Излишней криминализации быть не должно.

В целом, системное противодействие киберпреступности можно обеспечить при комплексном решении задач, стоящих и перед судебной системой, и перед правоохранительными органами. При этом успех зависит от скоординированности действий всех заинтересованных.

С текстом постановления Президиума Верховного Суда Республики Беларусь можно ознакомиться по ссылке.

В очередном выпуске

Мониторинг СМИ

Google переводчик